Третий тайм мы опять проиграли

МИКСТ-ЗОНА. После матча, прошедшего, как говорится, на высоком профессиональном уровне, наш корреспондент пытался оценить другую сторону профессионализма футболистов – умение общаться, рассказывать людям о своей работе.
13 октября 2008 13:34
автор: Александр Левит

ЧМ-2010
Германия – Россия 2:1

МИКСТ-ЗОНА. После матча, прошедшего, как говорится, на высоком профессиональном уровне, наш корреспондент пытался оценить другую сторону профессионализма футболистов – умение общаться, рассказывать людям о своей работе.

Шок? Нет, никакого шока. Шок был раньше. Шок – это когда на первых минутах Погребняк залепил с трех метров в небеса. Когда Подольски, накрутив Васю Березуцкого, уложил мячик в нашу сетку в притирку со штангой. Когда Баллак забил второй гол – это тоже был шок, да еще какой! И когда Алан Дзагоев попал в штангу...

А вот после финального свистка пробиваюсь сквозь толпу ликующих немецких фанатов по направлению к микст-зоне, никакого шока уже не испытываю. Только обида и опустошение. Только расстройство – ведь не должны, не должны были, сыграв ТАК, уступать!

Такие же чувства испытывает, похоже, и большинство из тех, кто у командных автобусов сборных России и Германии, припаркованных прямо под Восточной трибуной «Сигнал Идуна Парка», ждет после игры футболистов. Не только представители российских СМИ, но и немцы – знакомые коллеги подходят, утешают, даже поздравляют: «Алекс, у вас суперкоманда, нам очень повезло, что удержали победу!».

Спасибо, коллеги, за утешения – но что толку! Ну да, у нас суперкоманда – если судить только по второму тайму. Но первый-то мы с треском проиграли! Проигрывают наши ребята и «третий тайм» – общение с прессой. Проигрывают если и не с «сухим», то практически с разгромным счетом.

Желающих получить комментарий матча «из первых уст» – целая толпа, и толпа нешуточная. Организаторы предусмотрительно вместо тесноватой даже для бундеслиги стационарной дортмундской микс-зоны приготовили просторную импровизированную, в которой места вдоль выгороженного пластиковыми лентами «коридора» хватает всем. Но что толку: наши футболисты «верны традициям» – под удивленными взглядами немецких журналистов и привычно ироничными нашими проскакивают в автобус, не слишком заморачиваясь даже такими отмазками, как прижатый к уху мобильник.

Не все, грешить не буду. Но как их немного, тех, кто умеет быть до конца профессионалом не только в радости, но в печали!

Как всегда «принимает удар на себя» капитан сборной Сергей Семак: «Нельзя сетовать на невезение. Мы показали два разных тайма. В первом Германия смотрелась намного лучше, во втором доминировали уже мы – создали несколько неплохих моментов. Но, как обычно бывает в таких случаях, нас подвела реализация».

Дорогого стоит – и здорово радует при мысли о будущем – готовность к разговору дебютанта сборной Дзагоева. Алан, похоже, расстроен поражением больше всех – во всяком случае, его глаза подозрительно влажны, обида на случившееся явно мешает ему говорить: «Я мог забить гол в концовке, но сделать этого не удалось. Значит, назвать мою первую игру за сборную удачной нельзя. Если команда проиграла, значит, дебют не получился. Всегда нужно требовать от себя большего».

Не позволяет чувствам взять верх над профессиональными обязанностями Игорь Акинфеев: «Германия наказала нас за то, что в первые минуты мы действовали как-то пугливо. Видимо, у нас существует некий синдром выездных матчей. Очень часто именно в первые 15 минут мы в гостях пропускаем мячи. Но после перерыва нам удалось отодвинуть игру от своих ворот и заставить немцев обороняться, мы показали неплохой футбол, показали, что у нас есть потенциал для дальнейшей борьбы за победу в группе».

Останавливается у протянутых диктофонов Константин Зырянов: «У нас была задача показать красивый футбол и взять очки. Первое получилось – во втором тайме. Со вторым, увы, ничего не вышло. Жаль, конечно, что в конце не использовали столько моментов...».

Увы, это, пожалуй, и все.

– Расстроились ваши ребята из-за поражения, – сочувственно говорит корреспондент влиятельной «Зюйд-Дойче Цайтунг» Йоханнес Аумюллер (Йоханнес стажировался в Москве, отлично владеет русским и очень хотел пообщаться после игры с нашими футболистами. Увы, не получилось). – Я понимаю, после поражений наших тоже не всегда легко разговорить.

Эх, Йоханнес! Ваших «не всегда легко», а наших «нелегко всегда» – и после побед тоже. На фоне появляющихся, наконец, из раздевалки немецких футболистов, останавливающихся на недлинной дороге к автобусу столько раз, сколько этого хотят журналисты, это особенно грустно.

Дортмунд