ПРЕМЬЕР-ЛИГА

Наш фотокорреспондент Любовь Сысоева попрощалась со стадионом с высоты осветительной мачты.

Когда задираешь голову, чтобы посмотреть, где у мачты площадка – дух захватывает. Высоко! Я, конечно, трусила.

Три дня следила за прогнозом погоды. Потом ходила, выбирала мачту. Выбрала ту, что у Южной трибуны: с нее табло хорошо видно. Коллеги пугали и шутили… Вспоминали про памперсы, но обещали, что будут переживать за меня... Я все учла и оделась поскромнее, потеплее и никаких шпилек.

Но как только пришел час «Х», и я увидела зажженные огни на мачте, страх пропал. Началась какая-то эйфория. Спасибо работнику стадиона Михаилу Дмитриевичу Шамаеву: он и страховал меня, и учил, что к чему.

Делая первый шаг, замечаю болельщиков, заходящих на свой сектор. Думала, они завидуют. В ответ услышала, что они жалеют меня.

Жалеть уже поздно. Лезу. Потихоньку. Осторожно. Очень, очень волнительно. Цепляюсь руками за что можно. Первый раз пожалела, что их у меня только две. Все стараюсь делать синхронно, перебирать конечностями, как надо: правая нога – левая рука, левая нога – правая рука. И вот, наконец, первая открытая площадка – и ветер. Нет – ветрище! Привыкаю. И так отдыхаю на каждой площадке (всего их – 16). На самой верхотуре (примерно 100 метров!) волнуюсь, как бы ничего не выпало из рук. Не то упадет кому-нибудь на голову. Одно дело – варежка, совсем другое – объектив. А люди внизу совсем маленькие-маленькие.

Зафиксировала все возможные ракурсы. Задание выполнено (см. фото на обложке. – Прим.ред.). Страха нет и в помине.

Что мне теперь все небоскребы мира! Правда, коленки в синяках.