ЛИЧНОСТЬ

АНТОН ХАЗОВ. Напоследок «Шинник» все-таки хлопнул дверью, обыграв в заключительном туре чемпионата России московских армейцев. Только кто обратил внимание на этот жест? Какая, по большому счету, разница, пятнадцатое место клуб занял в итоговой таблице или шестнадцатое? В любом случае премьер-лиге пришлось сказать «чао-какао» и отчаливать в низший дивизион, проведя в высшем лишь сезон. Антон Хазов, перебравшийся в Ярославль в 2003 году, единственный игрок «Шинника», который вместе с командой летал в последние сезоны на качелях между лигами, то поднимаясь, то падая вновь. Говорят, за одного битого двух небитых дают. А за дважды битого? Опыт, надо полагать, у Антона бесценный…

РУССКИЕ ГОРКИ, ЯРОСЛАВСКАЯ ВЕРСИЯ

– Хочу сразу сказать, пока не задали первый вопрос: по моему убеждению, мы вылетели из премьер-лиги, поскольку хуже других играли в футбол. Грустно признаваться, но так и есть. Это чистая правда.

– Заявление принято, Антон. Теперь рассказывайте про аттракцион под названием «Крутые русские горки, ярославская версия». Вверх – вниз, вверх – вниз...

– Начинать надо с 2006 года, когда мы в первый раз в новейшей истории распрощались с высшим футбольным светом. Предсезонка прошла неплохо, ничто не предвещало проблем. В стартовом туре сыграли в Лужниках вничью 1:1 с «Динамо». Правда, потом футбольная Россия узнала Жо, который сделал за матч покер, заколотив нам четыре мяча. При итоговых 1:5. И все равно очко, взятое на выезде против московских команд, мы рассматривали как не самый скверный результат. Дурные предчувствия закрались в душу, когда в пятом туре дома не смогли обыграть «Амкар». Минут за пять до финального свистка арбитр Веселовский не засчитал чистейший гол. Мы подавали угловой, я в прыжке поборолся с защитником, а Саша Ширко на ближней штанге замкнул передачу. Судья свистнул лишь, когда увидел мяч в сетке. Клуб потом подал официальную апелляцию, экспертная комиссия признала, что Веселовский ошибся, зафиксировав нарушение правил с моей стороны, но три очка нам ведь никто не вернул.

Именно тот матч я определил для себя как отправную точку, начало нашего конца. С «Амкара» и пошло-поехало.

– Жизнь учит, что дыма без огня не бывает. Наверняка имелась объективная причина, по которой «Шинник» стал сдуваться.

– Внешне все шло вроде бы нормально, команда выглядела прилично укомплектованной, тогдашний губернатор области Анатолий Лисицын уделял много внимания клубу, тем не менее сезон оказался провален напрочь. Единственную победу «Шинник» одержал в седьмом туре над «Крыльями», а потом летел, летел, летел… В нынешнем году мы продолжали рыпаться практически до финиша, сохраняя теоретические шансы зацепиться за «вышку», а тогда, в 2006-м, все закончилось гораздо раньше. Я наблюдал за происходящим со стороны, поскольку в октябре на 14-й минуте матча со «Спартаком» из Нальчика получил тяжелую травму.

– Что случилось?

– Споткнулся на ровном месте. Хотя, в общем-то, не на таком уж и ровном. Это сейчас там поле отличное – жесткое, ровное, травинка к травинке, а два года назад колдобины в Нальчике были, как после бомбежки. Вот я и оступился, вес тела ушел на левую ногу, бедро закрутилось вокруг оси, а голень осталась на месте… В итоге разрыв передней крестообразной связки. Словом, одна напасть за другой, не заладился конец года. Я с трибуны смотрел, как команда билась в агонии, пытаясь догнать вчерашний день. Но мы же все взрослые люди, себя не обманешь. В какой-то момент лучше перестать подсчитывать шансы и начать настраиваться на каждый отдельно взятый матч. Решил локальную задачу, перешел к следующей. Но это теория, на практике все выглядело иначе. Мозги ведь не выключишь. Даже на тренировках ловил себя на мысли, что не могу выполнить элементарное упражнение, мяч в буквальном смысле валился из ног. Уверенность пропала. А выходить без нее на поле – дохлый номер.

– Когда почувствовали: все, приплыли?

– В 2006 году, как и в нынешнем, летом был полуторамесячный перерыв. В этот раз из-за Евро, а тогда по случаю чемпионата мира в Германии. Перед паузой мы дома принимали Нальчик. Игра во многом оказалась ключевой, определяющей. Нам нужна была победа, а «Спартак» резко рванул на старте и тоже сбавлять темп не собирался. «Шинник» давил, имел несколько верных моментов, обколотил штанги чужих ворот, а потом нарвался на контратаку и пропустил гол. После этого Нальчик ушел в глухую защиту, а что такое вскрыть оборону Красножана, все прекрасно знают. Так мы проиграли 0:1 и уехали на летний сбор не в лучшем настроении.

– А ощущение, что команду топят, возникало?

– Знаете, как говорят? Первый раз – это случайность, второй – совпадение, третий – закономерность. Если бы результативная ошибка Михаила Веселовского в матче с «Амкаром» осталась единственной за сезон, я бы помалкивал, рта не раскрывал бы. Но потом у нас отняли чистейший мяч, забитый в Петербурге «Зениту». Это 14-й тур, август. Встречу, если память не изменяет, судил Юрий Баскаков. В итоге мы уступили 0:1. А «Шинник» в Питере традиционно неплохо играет. Об этом и статистика предыдущих лет свидетельствует, и результат матча во втором круге нынешнего первенства. Даже слышал шутку, дескать, «Зенит» в прошлом сезоне стал чемпионом лишь благодаря тому, что Ярославль в премьере не играл. Это, конечно, юмор, но в 2006-м нам было не до смеха.

Приехали в Пермь к «Амкару», и когда, как говорит неожиданно ставший знаменитым тренер Владимир Косогов, который поднял на новую высоту тему договорняков, кто-то чихнул на трибуне, Евгений Савин рухнул в нашей штрафной, словно автоматной очередью скошенный. Арбитр тут же без колебаний указал на точку. Ставить подобный пенальти на 89-й минуте матча – это круто! При условии, что «Амкар» в тот момент был нашим прямым конкурентом в борьбе за выживание. Как и московское «Торпедо». Пермяки выиграли и у нас, и у автозаводцев именно из-за весьма сомнительных одиннадцатиметровых. У «Торпедо» якобы Кормильцев сфолил.

ПРОТИВ ЛОМА НЕТ ПРИЕМА?

– Вы опять подавали протест?

– А смысл? Еще раз повторю: мы не вчера на свет родились, понимаем, что к чему. После Перми «Шинник» дома проиграл 1:6 «Ростову». Конечно, такой счет не к лицу профессионалам, но, поверьте, трудно заставить себя играть, если понимаешь: все бесполезно. Против лома нет приема. Не хочу сейчас особенно углубляться в прошлое, но в сезоне-2006 у нас отняли мячей шесть верных, если не больше. А мы всего-то в тридцати матчах сумели забить семнадцать голов. Вот и считайте…

– Значит, судьи всему виной?

– Я ведь в самом начале разговора сказал вам, что главное – умение играть в футбол. В этом мы уступали соперникам. Видимо, окружающие почувствовали нашу слабину и навалились стаей, принялись добивать. Тут арбитры свои пять копеек и вставили. Много ли надо, чтобы упасть, тому, кто сам еле на ногах держится?

Конечно, если не засчитали один твой гол, забей второй. Но ведь психологическая обстановка в команде после неудач лучше не становится, каждая новая осечка только добавляет негатива. Удача любит тех, кто верит в себя, а у ребят глаза потухли. При этом в середине поля «Шинник» играл на равных практически с любым соперником, но у штрафных – своей и чужой – мы неожиданно проседали. А что толку в перепасовке мяча в районе центрального круга, если результат делается у ворот?

– Олег Долматов, тренировавший тогда «Шинник», вроде бы искушен в вопросах футбольной тактики.

– Олег Васильевич – опытный наставник и человек замечательный. Но ведь на поле выходил не он, а мы… О Долматове могу сказать только хорошее. Наверное, поставил бы его на первое место в моем личном рейтинге. Конечно, хорошо бы собрать пазл, добавив туда лучшее от каждого из тренеров, с которыми довелось работать. Один, допустим, классный психолог, другой – спец по физической подготовке, третий – дока в тактике, у четвертого с чувством юмора все в порядке.

В последнем компоненте трудно найти конкурента покойному Виктору Прокопенко. Прирожденный весельчак и острослов. Одессит – ни прибавить, ни убавить! Расскажу характерный эпизод. Я тогда за московское «Динамо» играл. Поехали мы в Нальчик на кубковый матч с местным «Спартаком», который еще выступал в первой лиге. У Виктора Евгеньевича возникли какие-то семейные проблемы, кто-то из близких приболел, словом. Прокопенко не полетел с командой. За старшего был Борис Стукалов. И мы продули 0:2. Вообще без шансов! Рома Узденов бросил два мяча на контратаках, потом красножановские ребята насмерть встали у своей штрафной и нас близко к воротам не подпустили. Возвращаемся в Москву. Главный тренер строит команду в шеренгу и принимается расхаживать перед нами. Минуту молчит, другую... Ну, думаем, сейчас грянет буря. Действительно, Прокопенко начинает нагнетать атмосферу: «Да-а-а, парни, московское «Динамо» проиграло «Спартаку» из Нальчика… Всухую… 0:2… Вылетело из Кубка России… Я много думал об этой игре, пытался понять, как же такое могло случиться. И вот что скажу вам, ребята». Мы замерли, дышать перестали. А Виктор Евгеньевич, выдержав паузу, вдруг произнес: «На хрена нам этот Кубок? Пошли тренироваться!».

– Купил!

– Не то слово! И как после подобных эпизодов не проникнуться симпатией к тренеру?

Если вспоминать, у каждого есть своя изюминка. Мастер предматчевых установок – Валерий Газзаев. На ровном месте мог так завести команду, что все вприпрыжку бежали на поле, не в силах дождаться стартового свистка. А, скажем, предсезонку прекрасно проводит Александр Побегалов – разнообразно, интересно, живо.

– Многогранный пазл у вас получается, Антон!

– Еще не всю картину сложил, рассчитываю в ближайшие годы добавить свежих красок. Это кажется, будто у меня футбольная биография такая уж длинная. Девять лет назад я еще во второй лиге бегал. Разве это много?

– Старт в московском «Динамо» у вас получился впечатляющим: десять голов за сезон, четыре мяча в одном матче, лучший бомбардир команды… Потом, правда, все под горку покатилось…

– Почему? Я и второй год начал неплохо, но Виктору Прокопенко больше приглянулся Дима Булыкин. Сидеть на лавке не захотелось, и я перебрался в «Шинник». Сначала обижался на динамовского тренера и лишь со временем понял, какой глыбой был Виктор Евгеньевич. Человечище!

ВВЕРХ ПО ЛЕСТНИЦЕ, ВЕДУЩЕЙ ВНИЗ

– В Ярославль, наверное, ехали на пересидку-пересадку?

– Ошибаетесь, настраивался на серьезный лад. Во-первых, Александр Михайлович Побегалов настойчиво звал, во-вторых, я не сторонник частой перемены мест, не летун. Плюс в ту пору «Шинник», как правило, стоял выше «Динамо» в турнирной таблице: в 2003 году мы финишировали четвертыми, в 2004-м – шестыми, а москвичи балансировали на грани вылета из премьеры.

– А в деньгах вы выиграли?

– И это обстоятельство, не скрою, имело немаловажное значение. Когда уходил из второго дивизиона в «Динамо», подписал с клубом долгосрочный контракт. Опыта, сами понимаете, не было никакого, поэтому согласился на весьма экстравагантные материальные условия. По крайней мере, для топ-клуба.

– То есть?

– Моя первоначальная зарплата составляла полторы тысячи долларов.

– Что-то маловато по отечественным футбольным меркам.

– Вот и мне так показалось. Через год, правда, жалованье подняли до пяти тысяч в месяц, пообещали квартиру в Москве, но я уже решил не продлевать контракт и поискать счастья на стороне. Так и оказался в Ярославле. Юрис Лайзанс, выступавший тогда за ЦСКА, рассказывал, что команды, отправлявшиеся в гости к «Шиннику», считали за удачу, если привозили обратно хотя бы очко. В 2003 году, например, мы не проиграли дома ни одного матча, одержав семь побед при таком же количестве ничьих. Единственный, кто регулярно брал здесь верх, это московский «Спартак». Так уж исторически сложилось. Неудобный соперник, как «Шинник» для «Зенита»…

– После 2006-го у вас были варианты смены прописки?

– Во-первых, у меня продолжал действовать контракт, во-вторых, я еще не оправился от травмы, восстанавливался после операции в Германии. Обычно реабилитация занимает около полугода. И лечение весьма дорогостоящее. Клуб оплатил значительную часть расходов, но бывший гендиректор «Шинника» Владимир Шепель, находящийся сейчас под арестом по обвинению в хищении бюджетных средств, умудрился удержать с меня подоходный налог. Я пришел разбираться в ситуации, а мне говорят: «Антон, мы записали чеки из немецкой больницы в твой доход». Нормально, да?

– Сколько?

– Около трех тысяч евро. Но дело не в сумме, это принципиальный вопрос. Как можно высчитывать с профессионального футболиста деньги за его лечение? Я не поленился, купил в книжном магазине налоговый кодекс, чтобы убедиться в том, в чем и прежде не сомневался. Конечно, с меня не должны были ничего удерживать. Я ведь не на дискотеке отплясывал, а получил производственную травму при исполнении записанных в трудовом контракте служебных обязанностей. В тот момент я понял, что с таким гендиректором разговаривать мне совершенно не о чем. Даже мысль мелькнула: этот господин плохо кончит. И все к тому идет…

– Когда вы снова вышли на поле?

– Только в конце мая прошлого года. Мы играли с ивановским «Текстильщиком» и победили 3:0. Я отдал голевой пас Сонину.

– Той весной «Шинник» всех рвал в клочья.

– В одиннадцати стартовых турах мы одержали десять побед с общей разницей забитых и пропущенных 21-5. Особенно меня впечатлил выезд в гости к московскому «Торпедо», считавшемуся одним из главных наших конкурентов, и в Калининград к «Балтике», где выиграть всегда сложно. Я следил за матчами по интернету, и когда узнал, что обоих соперников мы победили со счетом 2:1, понял: в этом году можно ждать приятных сюрпризов.

– Сергей Юран, с которым мы беседовали перед началом сезона-2007, открытым текстом говорил, что не позволит сделать из «Шинника» козла отпущения. Мол, знаю, как добиться нужного результата на поле и вне его. Видимо, какие-то нюансы все же ускользнули из поля зрения экс-наставника ярославцев, за что его бывшая команда и поплатилась в этом сезоне.

– Все об этом говорят, даже пишут на страницах интернета, но…

– Продолжайте, Антон, не останавливайтесь на полуфразе.

– А что тут скажешь? Долг, как известно, платежом красен… Не ждите от меня скандальных подробностей. Я могу отвечать лишь за то, в чем сам принимал непосредственное участие. Команда в прошлом году в Ярославле в самом деле была неплохая. Видели бы вы наши зарубы на тренировках в укороченных двухсторонках! Бились по-настоящему, искры летели.

– Молодцы. И все же?

– Конечно, первая лига – турнир специфический, это все понимают…

– Но не говорят вслух.

– Позвольте и мне не выделяться из общей массы.

– Жаль.

– Будто сами не знаете, сколько там «странных матчей», каков их процент? Пока лечился в Германии, я посмотрел много поединков второй бундес-лиги. Качество игры отличается от первой, а накал борьбы – ни на грамм. Команды из так называемого «болота», середнячки, вроде бы ничем и наверняка никем не мотивированные, запросто могут дать концерт и дернуть фаворита, которому очки нужны, как воздух. У нас подобное возможно? По непредсказуемости результатов нам до немцев, как до Китая на корточках. Вот и ответ на ваш вопрос…

СУДЕЙСКАЯ НЕКРОФИЛИЯ

– Пока это только намек, Антон.

– Не мною сказано: дьявол кроется в деталях. Многое ведь зависит от того, как, например, арбитры будут трактовать футбольные правила. Любой матч состоит из тысячи нюансов, а один и тот же момент можно оценивать совершенно по-разному. Свистнул не в ту сторону, поставил опасный штрафной, где его не было, и игра сделана… Я видел, как судили «Шинник» в 2006-м и годом позже. Небо и земля! Не скажу, будто к нам вдруг стали благоволить, но предвзятость пропала. А большего и не требовалось, команде самой было по силам решить поставленную руководством области задачу и вернуться в премьер-лигу в год пятидесятилетия клуба.

– Недолго музыка играла…

– На самом деле, все началось в декабре прошлого года, когда неожиданно для многих убрали губернатора Лисицына. «Шинник» в одночасье лишился самого влиятельного болельщика. Я сразу понял: это чревато для нас проблемами. Клуб ведь сильно зависит от денег из областного бюджета. Хотя, в общем-то, перебои с выплатами пошли еще при Лисицыне. В прошлом сезоне практически весь второй круг мы играли без премиальных за победные матчи. Команда лидировала с большим отрывом, намного опережала в турнирной таблице преследователей, а игрокам не отдавали положенное по контрактам. Сумма копилась, копилась… В итоге долги набежали приличные, новый гендиректор Александр Рожнов, сменивший Владимира Шепеля, даже написал нам гарантийные письма, что все обещанное вернут. Без этих бумаг клуб не прошел бы лицензирование, его не допустили бы к соревнованиям.

– Рассчитались с вами в итоге?

– Да, хотя бонус за выход в премьер-лигу выплатили лишь в апреле нынешнего года.

– С новым губернатором когда познакомились?

– Сергей Вахруков приезжал на базу перед началом сезона, говорил, что все будет хорошо…

– Поверили?

– Всегда надеешься на лучшее. Особенно, когда слышишь правильные слова из уст власть имущих.

– А потом начался чемпионат…

– В первом матче сыграли с ЦСКА в Лужниках 1:1. Говорят, Валерий Георгиевич рвал и метал. Во втором туре дома проиграли «Локо» 1:2, привезли «баранку» из Владивостока, но затем спасли дома матч с «Зенитом», хотя уступали после первого тайма 0:2. Бояра сравнял счет на добавленной минуте… Словом, ничего не предвещало плачевного финала.

– Уход Сергея Юрана усугубил ситуацию?

– Это была прогнозируемо-неожиданная отставка, так бы ее определил. Все видели, что у главного тренера не складываются отношения с новым гендиректором. По логике, кто-то должен был уйти, но мы думали, что все случится после окончания сезона. Тем не менее накануне матча с «Динамо» нам объявили, что Юран уволен. Сергей Николаевич перед отъездом с базы еще шашлыки с командой поел и отбыл восвояси. А мы через пару дней вышли на поле и выиграли у москвичей 2:0.

– На радостях?

– Или с перепугу... Следующая наша победа случилась лишь через десять туров. «Шинник» взял верх в Питере над «Зенитом» 3:1. Команду к тому матчу уже готовил Сергей Павлов, сменивший исполнявшего обязанности главного Ивана Ляха.

– Получается, чтобы «Шинник» побеждал, надо всякий раз выгонять тренера?

– Не напасешься специалистов-то…

– Еще раз хочу, Антон, вернуться к теме якобы непогашенных прошлогодних долгов перед арбитрами, за что в этом сезоне и наказали команду.

– Мне трудно что-либо новое добавить к сказанному. Да, ходили такие разговоры. Вроде бы судейский корпоратив постановил взыскать с нас по полной программе. Как говорится, стоит только захотеть…

– Самые вопиющие случаи неприкрытого «желания» вспомните?

– Скажем, матч с ФК «Москва». При счете 0:1 Бузя забивает чистый мяч. Лайнсмен определяет офсайд, и Безбородов отменяет взятие ворот. Все только за голову схватились. Но это цветочки по сравнению с тем, что вытворял Дорошенко на игре со «Спартаком». Ведем 1:0, владеем инициативой, по крайней мере ни в чем не уступаем хозяевам, и тут начинается клоунада: сперва арбитр убивает «Шинник», а потом принимается жестоко глумиться над трупом. Я назвал этот акт некрофилией по-судейски.

– Смешно!

– Грустно! Сначала Дорошенко назначил в наши ворота пенальти, которого не было, затем удалил за второй «горчичник» центрального защитника Джорджевича, а на десерт выгнал Кудряшова. Мы еще сопротивлялись, даже счет сравняли вдесятером. Вдевятером уже не смогли…

– Наверное, возвращались в Ярославль в гробовой тишине?

– А что толку бегать по потолку и слать проклятья в адрес арбитра? Интереснее другое. Думаю, он топил нас не по злому умыслу или из корысти. Все дело в низкой квалификации. Нужно ведь уметь не только свистеть и карточками размахивать. Мне, кстати, рассказывали, что Дорошенко на предсезонных сборах где-нибудь в Турции показывает «горчичники» окрестным пальмам. Технику шлифует.

– Еще смешнее!

– Меня уверяли, будто это чистая правда…

– Рискнете составить собственный рейтинг арбитров? С позиций профессионализма.

– По аналогии с тренерским? Боюсь, полноценный пазл не получится. Деталей не хватит… На первое место поставлю Валентина Иванова. Жаль, не судит, хотя мог бы по возрасту. Второй номер – Игорь Егоров. Для него судейство – способ остаться в игре. Из-за травмы он рано закончил с футболом, а жить без него не может. Побольше бы таких по-настоящему увлеченных людей!

После Иванова и Егорова долго-долго никого. Пустота…

– А что скажете о скандале с Игорем Захаровым, которого пытались освидетельствовать после матча в Ярославле?

– Иногда надо доверять мнению эксперта. Захарова визуально осмотрела врач-нарколог с многолетним стажем, которую потом в прессе называли и кухаркой, и буфетчицей, и уборщицей… Эта женщина сделала однозначный вывод.

Впрочем, что теперь вспоминать? Проехали. Сезон завершен.

НАША ПЕСНЯ ХОРОША, НАЧИНАЙ СНАЧАЛА

– Как народ в Ярославле отреагировал на последние «успехи» «Шинника»?

– Кому такие качели понравятся? Только вышли в премьеру и сразу же вылетели. Но болельщики тоже разные бывают. У меня в этом сезоне персональный «поклонник» завелся. Караулил при выходе с поля и орал: «Хазов, уйди, не мучай». Сперва я молчал, а потом послал крикуна по известному любому русскому человеку адресу. Болельщик меня туда же отправил. Вот и поговорили…

– До следующего сезона с преданным фанатом простились или навсегда?

– У меня действующий контракт еще на год, но многое будет зависеть от результатов встречи Сергея Павлова с губернатором, которая намечена на начало декабря. Если клубу пообещают финансирование, поставят цель за год вернуться в футбольную элиту и укрепят ради этого состав, останусь.

– Не многовато ли условий, Антон? По-вашему, они выполнимы?

– Как бы не укатали сивку крутые горки... Предчувствия не самые радужные, но стараюсь оставаться оптимистом. А куда деваться-то?

Ярославль – Москва

Антон ХАЗОВ

Родился 28 апреля 1979 года.

Клуб: «Шинник» Ярославль.

Амплуа: нападающий.

Рост 185 см, вес 80 кг.

Карьера: выступал за нижегородское «Торпедо-Виктория» (1998-2000), московское «Динамо» (2001-2003), с июля 2003 года играет за ярославский «Шинник». В чемпионатах России сыграл 160 матчей (в 2008 – 24 игры), забил 33 мяча (в 2008 – 2).

Достижения: победитель первого дивизиона (2007), рекордсмен «Шинника» по сыгранным матчам в премьер-лиге – 103 игры и забитым голам – 18 мячей (вместе с Алексеем Бычковым).