ФУТБОЛ. ЛИГА ЧЕМПИОНОВ. ГРУППА Н
ДО МАТЧА «РЕАЛ» (ИСПАНИЯ) – «ЗЕНИТ» – ДВА ДНЯ

Штурман «Зенита» не так часто дает большие, обстоятельные интервью. Но если уж Дик Адвокат соглашается на беседу, то шанс упускать нельзя. В этот раз вашему корреспонденту пришлось проделать немаленький путь из Мадрида, где в среду «Зенит» сыграет заключительный матч группового этапа Лиги чемпионов с «Реалом», в крохотное курортное местечко Эстепона, что под Марбельей, – там питерцы готовятся к поединку с испанским грандом.

«РАЗОЧАРОВАН РАЗВИТИЕМ КЛУБНОЙ ИНФРАСТРУКТУРЫ»

– Дик, было уже немало желающих подвести итог сезону в исполнении «Зенита». А вот на «плохое» и «хорошее» его еще никто не делил. Сделаете?

– Хорошее – очевидно. Мы завоевали три кубка (Суперкубок России, Кубок УЕФА и Суперкубок УЕФА. – Прим. ред.), два из которых особенно ценны, и своей игрой заставили весь футбольный мир говорить о «Зените». Минусы, давайте называть это так, спрятаны за блеском победных трофеев. Добившись успеха в еврокубках и на чемпионате континента, несколько игроков привлекли к себе внимание других клубов. С этого момента они уже не могли на все сто процентов концентрироваться на своей работе в «Зените». Были и другие негативные моменты – по окончании Евро нам предстояло сыграть за месяц восемь-девять матчей, а многие игроки уже не были такими свежими. Но даже если ты чувствуешь себя отлично, невозможно сыграть девять матчей за 30 дней, не потеряв очков. Невозможно! И еще один минус – нас преследовали травмы. Почти весь сезон лечился Ломбертс, которого я считаю, пожалуй, лучшим защитником премьер-лиги. Три месяца отсутствовал Погребняк. Похоже на оправдание, не правда ли?

– Возможно.

– Так все тренеры делают, – улыбается Адвокат. – Вот вам еще одно: весной мы сыграли потрясающий матч в Леверкузене, на прекрасном зеленом газоне обыграв при заполненном до отказа стадионе местный «Байер». Уже через три дня «Зенит» играл в Ярославле – подмерзшая травка, совершенно другая атмосфера. Казалось бы, мелочь, но на футболистах такой перепад «окружающей среды» серьезно сказывается – на поле-то выходят живые люди, а не машины. При этом мы ведь обыграли на выезде «Локомотив», сыграли вничью с ЦСКА, впервые при мне победили «Спартак»… Свои чемпионские очки мы проиграли клубам из низов турнирной таблицы. Одни только «Шинник» с Нальчиком отобрали у нас целых десять очков! Прибавьте их нам в турнирной таблице, и что получится? Поэтому главный наш минус по итогам сезона – неумение сохранить концентрацию после еврокубков во внутреннем первенстве.

– А если смотреть шире, брать успехи и неудачи «Зенита» не только на футбольном поле?

– Я очень разочарован тем, как развивается клубная инфраструктура. Когда я два с половиной года назад пришел в «Зенит», мне сказали, что у клуба будет новый стадион и новая база. Но мы до сих пор тренируемся там, где тренируемся, а играем на стареньком «Петровском», который уже не подходит не только клубу, но и болельщикам. Ничего в этом направлении не делается! За те же два с половиной года так и не определился со своей ролью в клубе Константин Сарсания. Клубу нужен технический директор, и я, конечно, хотел бы, чтобы это был Костя с его опытом общения с игроками. Но технический директор «Зенита» должен жить в Санкт-Петербурге. Если Костя не хочет переезжать – о’кей, клуб должен найти другого человека на эту должность.

– Может быть, вам чаще стоит говорить о проблемах «Зенита» в интервью? В России многие процессы приходится подталкивать, вынося их на общественный суд…

Проблема этого клуба заключается в том, что совершенно неважно, какой у него сейчас президент. Он может видеть насущные проблемы команды, может четко понимать, что именно необходимо клубу сейчас, но в России многое зачастую происходит не по необходимости, а по дружбе. Когда президентом «Зенита» был Фурсенко, он тоже приводил в клуб друзей. Но так уж полагается в вашей стране, и я не хочу ее менять. Просто если мы хотим построить в Санкт-Петербурге клуб европейского уровня, то и действовать мы должны по-европейски – брать только то, что нужно клубу.

– Может быть, тогда Сарсания был бы идеальным президентом – он умеет решать многие вопросы по дружбе?

– Тогда Костя приведет в клуб своих друзей, – улыбается Адвокат. – Шутка!

– Если Сарсания уйдет в «Химки»…

– Жизнь продолжится. Я искренне хочу, чтобы «Химки» нашли деньги и выжили.

– А премьер-лига получит супердуэль на тренерском мостике…

– Если вы намекаете на то, что он знает все мои секреты, то это неправда.

«ЗЕНИТУ» НЕ ПОМЕШАЕТ КОНСАЛТИНГ

– Думаю, для многих болельщиков «Зенита» положительным в уходящем году стало появление в штабе таких именитых людей, как Берт ван Линген и Арно Пайперс. Согласны?

– Для меня практическое значение имеет только приход ван Лингена, потому что он будет помогать мне в первой команде.

– А как же Пайперс?

– Его я позвал в «Зенит», чтобы он организовал работу молодежного департамента, потому что и тут, как оказалось, у клуба было много «друзей». Если у Арно все сложится хорошо, плоды его работы «Зенит» почувствует в будущем.

– Но почему тот же Пайперс появился в клубе лишь сейчас, а не два года назад?

– О чем вы говорите?! Два года назад у нас даже первой команды не было. Была абсолютно мертвецкая атмосфера, никто не верил в свои силы, команда была перенасыщена ненужными игроками – нам пришлось с головой погрузиться в проблемы первой команды, чтобы дать хоть какой-то результат. Никто тогда и думать не думал о молодежной команде, потому что отвечать-то приходилось за результаты основного состава. Максимум на что у меня тогда хватало времени – ходить на дубль. Подумать о «молодежке» должны были другие люди, но никому до этого не было дела. В этом смысле очень правильно, как мне кажется, в конце прошлого года поступили в «Динамо» – клуб нанял консалтинговую фирму из Голландии, которая провела ревизию всей клубной инфраструктуры. Это, безусловно, стоило им денег, но по итогам на столе у руководства «Динамо» лежал детальный отчет с указанием, где, что и как можно улучшить.

– А почему «Зенит» не обратился в консалтинговую фирму?

– Потому что такие консультации обойдутся в копеечку.

– Но позвольте, Дик, о какой копеечке идет речь, если «Зенит» покупает у того же «Динамо» игрока ценою в 30 миллионов евро? И разве оно того не стоит, если потом «Динамо» столь успешно выступает в чемпионате?

– Разве третье место – успех? Не поймите меня неправильно. Я с большим уважением отношусь к тому, чего добился тренер «Динамо» с таким составом, но успехом можно считать лишь первое или второе место. А за Данни мы заплатили такие деньги потому, что были уверены в уходе Аршавина, за которого клуб тоже планировал выручить неплохие деньги.

– Вам не кажется странной ситуация, в которой летом оказался клуб? Тренер уверен, что игрок А уйдет, руководство покупает ему взамен игрока Б, тратя при этом круглую сумму, но игрок А остается, потому что его не отпустил Совет директоров клуба...

– Это всего лишь к вопросу о недостатке коммуникации между Советом директоров и тренерским штабом. Хочу подчеркнуть, что я очень счастлив тем, что «Газпром» занимается клубом – не было бы нашего спонсора, не было бы сейчас и команды с ее трофеями. Но ведь это они наняли меня, Сарсанию и других, чтобы мы тренировали и консультировали «Зенит». И если уже даже не один, а два или три человека говорят, что игрока надо отпустить, мне кажется, к этому стоит прислушаться. Так что я согласен – летняя ситуация с трансферами выглядела несколько странно. Мне так до сих пор и неизвестна причина, по которой клуб не отпустил Аршавина летом. Возможно, следует пересмотреть систему принятия таких решений.

«Я НЕ МОГ ОТКАЗАТЬ КОРНЕЕВУ»

Рассматривали ли вы других кандидатов себе в помощники, кроме Ван Лингена?

– Нет. Это решение было очевидным. Ван Линген появился бы в клубе раньше, но два с половиной года назад у него были проблемы с бедром. Берту потребовалась операция, и он остался в Голландии.

– А вариант с Игорем Корнеевым был?

– Только в самом начале, когда я пришел в «Зенит». Мы сделали предложение Игорю, но он принял решение стать помощником Хиддинка в сборной. И честно говоря, я его понимаю – работать ассистентом в сборной куда престижнее.

Почему тогда, весной, Корнеев частенько приезжал тренироваться в Удельную?

– Ну не тренироваться, а учиться. Игорю, который сейчас учится, необходима подобная практика, чтобы защитить диплом и получить лицензию тренера. Он отличный парень, и я не мог ему отказать.

– Корнеев – не единственный тренер, приезжающий к вам на стажировку. На базе «Зенита» был замечен и Михаэль Райцигер…

– Еще ко мне недавно приезжал экс-защитник ПСВ Эрнест Фабер, были еще тренеры. Райцигера с Фабером я знаю по совместной работе в клубе и в сборной – оба играли у меня. Сейчас учатся на тренеров. Для того чтобы защитить диплом в голландской федерации футбола, необходимо пройти практику за рубежом, и они едут ко мне. Обычно это происходит так – они звонят Корнелиусу (Поту. – Прим. ред.), а он спрашивает меня, можно ли им приехать.

– Должно быть, такое массовое паломничество молодых специалистов в «Зенит» способствует репутации клуба в Европе?

– Поверьте, лучше, чем она есть сейчас, репутация клуба уже вряд ли может стать. Посмотрите – весь континент наперебой обсуждает успехи «Зенита».

– Довольно странно со стороны выглядела ситуация с Горшковым и Радимовым. Перед матчем с БАТЭ в Минске вы объявили, что оба заканчивают карьеру и им будет предложена работа в клубе. Но до сих пор ни тот, ни другой не дают комментариев – как будто это решение было принято без их ведома…

– Послушайте – для обоих футбольная карьера так или иначе уже заканчивается. Влад уже давно сообщил мне, что в конце этого сезона собирается повесить бутсы на гвоздь, и тогда я сказал ему, что у клуба есть для него неплохая работа в качестве начальника команды. А что касается Горшкова, то я считаю, что он очень большой профессионал. Он пригодился бы «Зениту» в роли тренера. Но для этого уже сейчас надо начинать учиться.

– Останется ли в клубе Владимир Боровичка?

– Да. Он продолжит заниматься скаутингом.

«УБЕДИЛ ОСТАТЬСЯ РАЗГОВОР С ПУТИНЫМ»

– Дик, каждый год история подписания вашего нового контракта с клубом превращается в некое шоу. Сначала вы колеблетесь, склоняясь в сторону того, чтобы не продлевать соглашения, но потом передумываете…

– Поверьте, меньше всего я хочу, чтобы это напоминало, как вы говорите, шоу. Я такой, какой я есть, – говорю, что думаю, и вовсе не ломаю комедий, чтобы выбить себе побольше денег. Мой контракт не стал больше ни на пенни. Просто у меня были сомнения, оставаться в Питере или уезжать

– Почему вы колебались?

– Я уже говорил, что для меня важно продолжать работу в следующем году с тем же составом, что собрался в «Зените» сейчас. Это во-первых. Во-вторых, мне нужно было обсудить все с женой. У меня были и предложения из других клубов Европы. Но я объяснил супруге, что если уеду сейчас, посреди европейского сезона, мне придется строить там клуб заново. А это в свою очередь отнимает очень много сил. Я уже не в том возрасте, чтобы с легкостью размениваться на такие предложения. В итоге она согласилась, чтобы я остался в Санкт-Петербурге еще на год.

– Вы уже говорили, что у вас было предложение из английского клуба. Можете его назвать?

– Не стану, потому что я не из тех людей, кто использует подобные вещи в личных целях.

– В СМИ фигурировало только одно название – «Сандерленд». Это тот клуб?

– Нет. В «Сандерленде» на тот момент еще работал Рой Кин.

– Какую роль в вашем решении остаться сыграл визит к премьер-министру Путину?

– Не скрою, визит к господину Путину несколько изменил мои чувства. Я очень уважаю этого человека, и то была большая честь поговорить с глазу на глаз с одним из мировых лидеров. У нас был очень интересный, содержательный разговор, который дал мне большой моральный толчок.

– То есть до встречи с премьер-министром вы были полны решимости покинуть «Зенит»?

– Господин Путин спросил меня, каковы мои ближайшие планы. Я ответил, что мне очень жаль это делать, но, по всей видимости, я покину клуб. Объяснил, что на то есть воля моей семьи. Потом разговор поменял тему, но в конце премьер-министр сказал: «Какое бы решение вы ни приняли, знайте, что я его уважаю». И тогда во мне что-то щелкнуло – если человек такого калибра говорит вам подобные вещи, это что-то да значит!

«ВСЕ ИДЕТ К УХОДУ ТИМОЩУКА»

– Разрешилась ли ситуация с контрактом, который вы подписали прошлой осенью со сборной Австралии?

– Нет. Единственная новость относительно той истории – ФИФА заявила, что не будет расследовать это дело. Оно остается на усмотрение австралийской федерации и клуба.

– Правда ли, что если дело выиграют австралийцы, то клуб заплатит за вас штраф в размере двух миллионов долларов?

– Без комментариев.

– В вашем контракте с «Зенитом» много пунктов?

– Нет. Он не меняется из года в год. Я уверен в своем контракте, и потому, когда дело доходит до подписи, я его даже почти не просматриваю.

– Неужели там даже нет пункта относительно количества дней, которые вы можете проводить на родине?

– Нет. Мне этот пункт не нужен. У меня достаточно опыта в вопросе подписания контрактов, чтобы я мог не уделять внимания подобным мелочам.

– Вы не считаете, что в этом смысле несколько несерьезно повел себя Аршавин, когда подписывал новый контракт с «Зенитом»? Андрей ведь мог настоять, чтобы в соглашении была прописана четкая сумма отступных.

– Я согласен, что это упущение с его стороны. Тимощук в этом плане оказался большим профессионалом, чем Аршавин. Мне очень досадно, что Андрей до этого не додумался. Сейчас бы не было всей этой истории с его отъездом – и сам Аршавин бы не мучился, и нам было бы проще. Я ни в коем случае не хочу сказать, что Андрей мне не нужен. Боже упаси! Тренеру Адвокату такой игрок архиважен – он же шестой среди лучших футболистов мира по версии «France Football». Но по-человечески мне его очень жаль.

– Аршавин уедет этой зимой?

– Откуда я могу знать? Ведь дело не только в «Зените», но и в потенциальных покупателях. Но, по-моему, уже очевидно, что Аршавин должен уехать. Андрей уже не может демонстрировать в Санкт-Петербурге тот футбол, на который способен, потому что мыслями давно в Европе. Я уверен, как только он окажется в европейском топ-клубе, он выйдет на новый уровень и будет играть даже еще лучше. Помяните мои слова.

– Кто еще из лидеров покинет «Зенит»?

– Все идет к тому, что Тимощук тоже переедет играть в Европу. Когда это случится, зимой или следующим летом, я вам сказать не могу. Надо подождать и посмотреть, что будет дальше.

– Вы разбирали с Тимощуком «мюнхенскую ситуацию»?

– Да. Анатолий сказал, что он не вел никаких переговоров. И я ему верю.

– Погребняк хочет перейти в другой клуб?

– Им интересуются в Европе, и Павлу такой интерес льстит. Но предложение, с одной стороны, должно устраивать руководство «Зенита», с другой – должно быть адекватно статусу игрока. Я, если честно, все же надеюсь, что мы сможем удержать его в «Зените».

«ПОЯВЛЕНИЕ СЕМШОВА ЛОГИЧНО»

– «Зенит» будет основательно усиливаться этой зимой?

– Для полноценной работы мне необходимо 22 футболиста. Зимой клуб могут покинуть Ли Хо, Горшков, Радимов и молодой левый защитник Хохлов. Если остальные останутся в «Зените», много игроков покупать зимой не будем. В случае ухода Погребняка или Текке купим на их место другого форварда.

– Ваши умеренные аппетиты как-то связаны с мировым финансовым кризисом?

– Нет. Президент Дюков заявил, что сделает все, чтобы удержать бюджет клуба на будущий год в рамках прошлогоднего. Насколько я знаю, и система премиальных пересмотрена не будет.

– Покупка Семшова с вами согласовывалась?

– Игорь пока что не перешел в «Зенит». К нему по-прежнему проявляет интерес и ряд других клубов. Но его появление в команде весьма логично. Как я уже сказал, из команды могут уйти три центральных полузащитника (Ли Хо, Радимов, Горшков), поэтому он нам просто необходим. Семшов – отличный игрок, провел блестящий сезон в «Динамо», здорово выглядел на Евро. На его счет у меня нет никаких сомнений.

– Ветеран «Зенита» и легенда Санкт-Петербурга Герман Зонин в интервью «Советскому спорту» здорово приложил вас за то, что вы не ротировали состав по ходу сезона. Зонин считает, что вы недотянули год, перегрузив игроков. Ответите?

– Я слышал о критике со стороны Зонина, мне перевели его интервью. Я вам больше скажу – я люблю критику, если она здоровая и по существу. По поводу претензий Зонина отвечу следующее: я как тренер не люблю ротацию. Моя команда должна играть каждую неделю в оптимальном составе.

– Еще одна претензия Зонина к вам – вы ни разу за два с половиной года не встретились с ветеранами. Почему?

– При всем уважении к ветеранам, что нам обсуждать? Мы живем и работаем в разное время. Я люблю встречаться и общаться с болельщиками, но с ветеранами… Давайте так, если у них есть, что мне сказать, если есть ко мне вопросы, то нет проблем – пусть свяжутся со мной, и мы встретимся.

– О ситуации с Крижанацем. Вся страна видела, как вы повздорили с хорватом после матча с «Динамо». И как я понимаю, это не первая подобная «история». Что происходит с Крижанацем?

– Иво – очень темпераментный человек. В той ситуации он просто не хотел уходить с поля, не понимал, почему его меняют. Но я не должен отчитываться перед каждым игроком в ситуации, когда до конца матча совсем немного времени и нужно выпустить еще одного форварда, чтобы добиться положительного результата.

– А что случилось после матча с ЦСКА (1:4) в раздевалке между тем же Крижанацем и Малафеевым?

– Схожая ситуация. Игроки вспылили после обиднейшего поражения. Это эмоции, и это замечательно, что происходящее на поле моим футболистам небезразлично. Главное, что Крижанац потом извинился перед командой.

– Почему вы приняли сторону Малафеева, отстранив Крижанаца на несколько игр?

– Я не принимал ничью сторону. Просто рассудил здраво, выявил неправого в той ситуации и наказал.

«Я – НЕ ПАРАНОИК»

– В последние годы много разговоров ходит о том, что в премьер-лиге существует система разменов между клубами – сначала ты по необходимости «забираешь» игру у соперника, а потом, в следующем круге или в следующем году, отдаешь. Многие видят в этом причину столь неудачных результатов «Зенита» в матчах с аутсайдерами.

– Вы вправду в это верите? Я вот не параноик. Но я знаю, что в конце сезона нечто похожее происходит. Когда тому или иному клубу нужны очки в последних двух-трех турах, он ищет возможности договориться. Я в этом уверен! Но никак не на протяжении всего чемпионата – я вас уверяю!

– А «Рубин», на ваш взгляд, настоящий чемпион?

– Настоящий. Возможно, казанцы демонстрируют не столь зрелищный футбол, но зато очень эффективный. Эта команда очень хорошо готова физически, умеет работать на поле. Я не могу назвать тренера «Рубина» своим другом, но он вызывает у меня уважение.

– Дик, пролейте наконец свет на то, какие у вас отношения с Гусом Хиддинком. Почему никто из вас не звонил друг другу, чтобы поздравить с успехами в Кубке УЕФА и на Евро?

– Ну насчет Евро – это неправда. Впрочем, я не хочу раздувать из этого историю. Слушайте, я с большим уважением отношусь к Гусу и надеюсь, он тоже. Я говорил и говорю, что сборной России повезло, что у нее такой тренер. Я знаю, что футболисты с радостью всякий раз уезжают на сборы национальной команды. Я знаю Гуса тысячу лет, еще со времен, когда мы оба были футболистами. Но на этом все. По некоторым причинам мы с ним не так часто общаемся – он не хочет контактировать, да и я не стремлюсь быть навязчивым. Больше мне на сей счет сказать нечего.

Тем не менее у вас с Хиддинком назревает конфликт интересов – в интервью нашему еженедельнику «ССФ» вы сказали, что сделаете все, чтобы не отпускать своих игроков на сбор в Турцию. Почему?

– Объясню. Когда был тот разговор в РФС о февральском сборе, речь шла о датах в самом начале февраля (с 1-го по 6-е число. – Прим. ред.). Под этот календарь мы и сверстали свой план предсезонной подготовки. Но потом вдруг сроки передвинулись на неделю – на 8—12 февраля. Я понимаю его как тренера сборной, но не понимаю как клубный тренер. И что вы нам прикажете теперь делать? К тому моменту, когда сборники должны слететься в Турцию, «Зенит» будет на стадии четвертой подготовительной недели, а уже через десять дней нам играть в Кубке УЕФА! Поэтому я не хочу ломать график и отпускать своих игроков. Но я должен, потому что это – официальные даты ФИФА для товарищеских матчей.

– Несмотря на всю несуразность ситуации, Хиддинк говорит о джентльменском соглашении.

– Для начала я бы очень хотел узнать, кто принимал участие в этом джентльменском соглашении со стороны «Зенита»? И я хотел бы по всей строгости спросить с того, кто давал это согласие без моего ведома! При всем уважении решения, касающиеся тренировочного процесса первой команды «Зенита», должен принимать я, а не кто-то другой.

КСТАТИ

«ЗЕНИТУ» ОБЕЩАЛИ СТАДИОН В 2011 ГОДУ

В Петербурге состоялся открытый аукцион на право продолжения строительства футбольного стадиона на Крестовском острове.

В августе проект стадиона прошел Главгосэкспертизу. Оказалось, что прежний генеральный подрядчик готов построить стадион за сумму, в 3,5 раза превышающую первоначальный бюджет, – 23,5 миллиарда рублей. Поэтому правительство города решило разорвать контракт и найти нового генподрядчика.

Заявку на продолжение стройки подали семь компаний, которые и приняли участие в аукционе. Начиная с суммы в 18,6 миллиарда рублей, компании играли на понижении цены. Победителем стала компания Олега Дерипаски «Инжтрансстрой», которая согласилась достроить стадион за минимальную сумму – 13 миллиардов рублей.

По контракту арена должна быть сдана в эксплуатацию в начале 2011 года. Принципиальных изменений в проекте не ожидается. Раздвижная крыша и выдвижное поле, являющиеся наиболее дорогими элементами стадиона, несмотря на финансовый кризис, из проекта удалены не будут, сообщает корреспондент «Советского спорта» Тимофей ФЕДОТОВ.

Связанные материалы: