СВОБОДНЫЙ УДАР

Более чем странная история приключилась в Подмосковье – причем чуть ли не каждый день менялся ее жанр. Сперва она выглядела обычным бизнес-сюжетом про слияние капиталов. Потом обернулась «жестоким романсом» из времен домостроя – отцы области, образно говоря, насильно выдали «Химки» замуж за «Сатурн». Дальше прорезался практически триллер – получалось, что «Химки» попросту ликвидировали. А завершилась история, можно сказать, счастливо: несчастному клубу все же сохранили жизнь, пусть бедную, и свободу.

Из бородатого житья-бытья царской России добралось до нашего бурного времени присловье «положение хуже губернаторского». Вот только применение оно теперь находит не часто. Как-то не жалуются нынешние губернаторы на тяготы своего статуса. Но перед нами – тот самый случай. Руководство области, директивным порядком повелевшее жителям Химок переключить симпатии с родного клуба на раменский, должно бы теперь испытывать от затеянной акции крайнюю неловкость. «Не нужно нам такого «добра», мы с «Сатурном» враждовать приучены, - возразил маленький по масштабам премьер-лиги, но гордый слой химкинских болельщиков. – И не ждите от нас понимания. И будет вам в области от вашего преобразования только линия напряжения».

Одним словом, получилось так, что власть, охотно заезжавшая на футбол и в Раменское, и в Химки, нравов и настроений своего народа вроде как и не знает. И только запустив привычным административным макаром пробный футбольный шар, вошла в курс дела. После чего вынужденно пошла на попятную…

Я думаю, у всех нас появился повод отметить маленькую победу болельщиков. Группа поддержки «Химок» напомнила, что футбол – не полигон для маневров финансовых потоков, журчащих, куда кому захочется, а живое дело для живых людей. Химки преподали полезный и своевременный урок всем начальникам, упаковавшим футбол в один флакон с властью: не забывайте, господа, - вы ответственны перед теми, кого к футболу приучили.

Среди главных действующих лиц минувшего сезона я бы назвал болельщика. Он завоевал себе право голоса (исключаю, понятно, голоса дурные) и все активнее им пользуется. Посмотрите, какая прослеживается тенденция: солидные инвесторы потянулись в клубы, у которых есть широкая, взыскательная и, желательно, исторически сложившаяся аудитория, - в «Зенит», в «Крылья Советов». И уже они, инвесторы, передают, в свою очередь, импульс команде. Для меня ключевая фраза футбольного года прозвучала как раз из штаба «Крыльев»: «Наша команда своей игрой должна собирать полные трибуны».

Именно жесткий прессинг красно-белой аудитории натолкнул, наконец, «главного спартаковца» Федуна на давно назревшую инициативу перестроить в «Спартаке» всю работу сверху донизу. А с другой стороны, именно отсутствие четкой ориентировки на болельщицкую аудиторию снова превратило «Москву» в команду без опознавательных знаков.

В не столь далекие годы дикого капитализма «носители» российского футбола принимали болельщика за того тщедушного болезного мужичка из «Кавказской пленницы», которому, помните, дали подержать кружку пива, да и отняли. Тогда как просвещенный футбольный мир давно усвоил: зритель заслуживает первейшего внимания, зритель – самый ценный и самый надежный партнер в футбольном деле. И мне кажется, что у нас все-таки пробиваются, пусть трудно и по чуть-чуть, первые ростки такого понимания.