ФУТБОЛ
МЕЖСЕЗОНЬЕ

Как известно, главное испытание для героев – вовсе не огонь и не вода, а медные трубы. «Советский спорт» решил выяснить: как изменили золотые медали чемпионов России игроков «Рубина», тренирующихся сейчас на турецком сборе.

АНКЕТА «СОВЕТСКОГО СПОРТА»

1 Каким отдыхом вы наградили себя за чемпионство?

2 Курбан Бердыев после сезона совершил хадж. Что символическое сделали вы?

3 Где храните свою медаль?

4 Сколько лишних килограммов вы привезли из отпуска?

5 Успех нередко меняет людей. Что делаете вы, чтобы не почивать на лаврах?

6 Вы сейчас – на гребне волны. Вспомните друга или просто человека, который не столь удачлив, как вы, который заслуживал большего, чем получил от жизни.

Сергей РЫЖИКОВ, вратарь «Рубина»:

1. С женой побывали на Мальдивах. Затем заехал к бабушке в Орел. А Новый год встретил в родном Шебекино Белгородской области. Сначала посидели с родителями жены, потом переместились к моим родителям. Они минутах в десяти живут.

2. На крышу базы, как когда-то в «Локомотиве» Лекхето, я залезть не обещал. Обошелся без рискованных поступков. Но, если говорить о Боге, то он, считаю, преподал мне урок после завоевания золотых медалей. Девять мячей в трех последних проигранных матчах – та еще заноза. Понимал, что надо настраиваться, хотя задача уже выполнена, но, наверное, где-то недоработал. Зарубка на будущее.

3. Медаль лежит у родителей. В шкафчике. Почему не на видном месте? Так они и так знают, что я чемпионат России выиграл. Не глядя на медаль. А показать, кто попросит, так покажут.

4. Килограмм лишний был. Дня за четыре скинул. Если бы форсировал подготовку, мог бы и за день избавиться.

5. Я как-то не зацикливался на том, что стал чемпионом. Жизнь-то продолжается. Да и люди, мнение которых я ценю, постоянно напоминали об этом: отец с мамой, тренеры.

6. Не поверите – со всеми людьми, общение с которыми в разное время для меня много значило, вижусь до сих пор. Если бы чувствовал, что кого-то потерял на жизненной дороге, зашел бы на сайт «Одноклассники», нашел бы того человека. Но нет такой необходимости – и у меня даже странички на «Одноклассниках» не имеется. А вспомнил бы я своих первых тренеров – Юрия Николаевича Кривченко и Сергея Ивановича Абаньшина, хотя мы с ними видимся периодически. А также Евгения Геннадьевича Смертина, старшего брата Алексея Смертина. Он меня в дубль «Сатурна» взял. Набор тогда был игроков 1983 года рождения, а я – 1980-го. Тем не менее Смертин в меня поверил, выписал путевку в большой футбол.

Роман ШАРОНОВ, защитник «Рубина»:

1. Отдохнул я просто замечательно! Сначала был на Сейшелах – спокойный семейный отдых, без дискотек и магазинов. Только на экскурсию выбрались – посмотреть гигантских черепах. Таких гигантских, что дочка побоялась на них сесть, когда ей предложили.

А Новый год встретил в Финляндии с семьей Сергея Семака. Самый запоминающийся момент – за полчаса до курантов начинается метель, и у нас вырубает Первый канал. Хорошо, Семак дозвонился до Сереги Козко, и поздравление Президента мы слушали через громкую связь мобильника.

2. Бердыев – глубоко верующий человек. А я к религии отношусь проще. Хотя порой мне кажется, что Бог меня бережет. В 2003 году возвращался из Казани с беременной женой. Дорогу занесло снегом, а я не успел резину на зимнюю поменять. Решил сделать обгон. Машина пошла в занос, задела ограждение. Я интуитивно сделал правильное движение рулем, хотя сейчас даже не смогу сказать, какое именно, и выровнял ее. Натерпелся за эти несколько секунд страху – не передать. И за себя, и за беременную жену. До Москвы больше ни одной машины не обогнал.

3. Дома есть специальная полочка для медалей. Там медали за победы во всех дивизионах. В 1998-м вышел в первый дивизион вместе с «Металлургом» из Красноярска, в 2002-м пошел на повышение в премьер-лигу с «Рубином», а теперь вот золото…

4. У меня обратная проблема – когда не тренируюсь, я худею. В этот раз, правда, занимался в тренажерном зале – и на Сейшелах, и в Финляндии, поэтому приехал на сборы уже в боевой форме.

5. Если честно, я до сих пор так и не осознал, что это такое – быть чемпионом. Но зато прекрасно понимаю: стоит даже ненадолго поймать «звездную болезнь», и карьера может пойти на спад. Я не могу себе такого позволить, поэтому на лаврах не почиваю. К тому же Курбан Бердыев всегда подскажет, если я начну неправильно к тренировкам относиться. Как это случилось в 2004 году, когда я попал в сборную.

6. Почему-то сейчас вспомнил Сашу Павленко. Не того, который в «Спартаке» сейчас, а другого. Мы с ним даже не дружили, просто в детско-юношеской школе вместе играли. Очень талантливым считался, в дубль «Спартака» попал, под основой ходил. Но – не сложилось. Два года назад вроде бы он в «Орле» выступал – и уже заканчивал.

Но если благодарить кого-то из детства за то, что мне выпал шанс стать чемпионом России, так это тренера Анатолия Ильина. Тоже, кстати, не того, который в 1956 году олимпийским чемпионом стал, а однофамильца. Я играл за команду 1976 года рождения. Пришел Вадик Евсеев – на то же место центрального хава, что и я. Я перестал попадать в состав, начал несерьезно к футболу относиться. Анатолий Николаевич меня перевел в свою группу – на год младше. Благодаря ему я и состоялся, как футболист.

Андрей КОБЕНКО, полузащитник «Рубина»:

1. Самый большой подарок за чемпионство сделала мне жена. Вернее, скоро сделает. В середине января я должен во второй раз стать отцом. В этой связи почти весь отпуск провел в Казани – жене нельзя даже поездом ездить, не то что самолетом. Выспался, наобщался с Машей – это моя старшая дочка, ей не так давно четыре года исполнилось. Новый год впервые встретил не в шумной компании, а исключительно в кругу семьи.

2. Я человек верующий. После сезона зашел в церковь, поставил свечку, поблагодарил Бога за прошедший сезон, попросил, чтобы у жены роды прошли удачно.

3. Во взрослом футболе у меня две медали – с «Амкаром» вышел в премьер-лигу, а с «Рубином» стал чемпионом. Они хранятся у тещи вместе с детскими трофеями, моими фотографиями под стеклом, золотой тюбетейкой… Захожу в гости, как в музей собственного имени. Правда, регалий там не так уж и много.

4. Килограмм, наверное, привез. Максимально разрешенный перевес. За больший уже грозили штрафами. Но для меня лишний вес никогда не был проблемой. Я вообще самый легкий в команде – 68 кг. После отпуска было 69. За два дня привел себя в норму.

5. Помню совершенно потрясающие эмоции в день решающей победы над «Сатурном». Когда Саво Милошевич забил золотой гол, его, мне кажется, чуть не раздавили – помните, как Торбинского на чемпионате Европы, когда он отличился в дополнительное время матча с Голландией? Или когда в раздевалке Леша Попов давал интервью, его спросили: «Как будете отмечать?». А проходящий мимо Кабзе в этот самый момент вылил ему на голову целую бутылку шампанского. «Вот так и будем!» — развел руками Леша.

Потом нас встречали в казанском аэропорту, а уже на следующий день я проснулся с чувством облегчения и опустошения. Думаю, нечто похожее испытывали и остальные ребята. Настроиться на оставшиеся матчи было уже почти невозможно. Сейчас опустошение прошло.

6. Когда я учился в родной майкопской СДЮШОР, был у меня закадычный друг — Александр Полупанов, капитан нашей команды. Мы с ним прекрасно понимали друг друга – и на поле, и в жизни. Иногда даже на свидания вместе ходили, чтобы веселее было. Потом я уехал в Ростов, а он подался в Москву, в одну из команд, выступавших, кажется, на первенство города. Что-то там не срослось, он вернулся в Майкоп, но и дома карьера не заладилась. Хотя удар был приличный с обеих ног, видение поля, характер лидерский… Сейчас мы общаемся, правда, не очень часто. Он живет в Москве, работает в нефтяной компании, но, мне кажется, немного сожалеет о том, что так и не стал футболистом.

Сергей РЕБРОВ, нападающий «Рубина»:

1. После чемпионата поехал с семьей в Лондон, где у меня дом еще со времен выступлений за «Тоттенхэм». Потом две недели провели на Багамах. Впечатления – самые замечательные. Во-первых, давно мечтал там побывать, во-вторых, провел время с семьей. Так я целый год в Казани прожил, жену и сына практически не видел. На островах с нами еще Андрей Воробей из «Днепра» отдыхал, мы с ним иногда в паб выбирались. Вы только не подумайте чего, мы английский футбол посмотреть ходили.

На католическое Рождество вернулись в Лондон, а Новый год встречали уже в Киеве. В гости пришли друзья, из футбольных людей – Юра Калитвинцев, Виталик Рева. Был ли Дед Мороз? Только ночью, когда мы спали. Подарки оставил и ушел.

2. Что я сделал? Отдохнул и с новыми силами приехал на сборы. Что касается религии, я считаю так: человек – сам хозяин своей судьбы. Если в достижении цели помогает вера в Бога – замечательно. В церковь я хожу. Но не могу сказать, что очень часто.

3. Медалей у меня много, все хранятся дома, в Киеве. Жена оформила уголок.

4. Пару килограммов привез. Но когда проводишь по две тренировки в день, лишний вес быстро уходит. Обошлось без санкций.

5. Лобановский говорил: «Успех – мимолетен. Сегодня ты еще празднуешь, а завтра нужно начинать новую жизнь». Я эти слова помню и с ними живу. Поэтому до сих пор в обойме.

Я вообще не люблю пышных празднований. И победу в золотом матче над «Сатурном» воспринял, возможно, спокойнее остальных. С одной стороны, потому что меня заменили и я ушел в раздевалку раньше всех, с другой – потому что побед в моей жизни хватало. Я в основном за ребят радовался, для которых это был первый серьезный успех, за клуб, который выиграл золото в год 50-летия, за республику.

6. Я бы вспомнил Рустема Сайманова, который привел меня в «Рубин» (бывший спортивный директор клуба, который обвиняется в организации нескольких убийств. – Прим. ред.). Его отношение ко мне, к команде – это нечто совершенно особенное. У Рустема сейчас непростые времена, очень хотелось бы его поддержать. Он максималист, каких мало, и неслучайно первые семь туров, когда он был в команде, мы побеждали.