ФУТБОЛ
МЕЖСЕЗОНЬЕ

По признанию Курбана Бердыева, молодого Кристиана Нобоа брали в «Рубин» два года назад на перспективу. Но настырный эквадорец уже к концу своего первого казанского сезона закрепился в основе, а во втором не только вышел на ведущие роли, но и с шестью мячами стал одним из лучших бомбардиров команды. С 23-летним полузащитником, который вместе с «Рубином» сейчас проходит сборы на антальском побережье Турции, встретился корреспондент «Советского спорта».

Свое желание сделать интервью я передал Кристиану через клубного переводчика «Рубина» Юрия Солано, который опекает в команде южноамериканских легионеров Ансалди и Нобоа. Эквадорец спустился в холл уже через пару минут. С приветливой улыбкой и готовностью говорить столько, сколько нужно корреспонденту.

– Отпуск провел дома. С семьей и невестой, – рассказал Нобоа, расположившись в кресле по соседству со мной и Солано. – После трудного года в России это для меня стало лучшей наградой. Как приехал, сразу закатил вечеринку. Сначала с родственниками посидел, потом с друзьями на дискотеку отправился.

– До утра гуляли?

– До утра! Это во время чемпионата нельзя нарушать режим. А после сезона – можно. Немножко.

«МАМА СОЖГЛА МОЕ ЧУЧЕЛО»

– Вы из-за бурных празднований отказались ехать в национальную команду Эквадора?

– Ну что вы! – смеется шутке Нобоа. – Отказа как такового не было. Простое недопонимание. Тренер сборной позвонил, сказал, что на меня рассчитывает, но официального вызова в «Рубин» так и не пришло. Матч был товарищеским, проводился не в день, выделенный ФИФА. Вот я и не поехал.

— На родине многие знают, что вы стали чемпионом России?

– Спрашиваете! Когда я спустя час после матча в Раменском включил телефон, на меня свалилось пять десятков поздравительных сообщений. Весь полет до Казани можно было читать! Да что там говорить: меня даже сам президент Эквадора принимал! Он фанат «Эмелека», за который я играл раньше, до переезда в Россию. Так вот, в моем родном Гуаякиле проходил День города. На центральной площади стояла сцена, меня на нее вызвали, на глазах тысяч людей поздравили с золотыми медалями чемпионата России, вручили букет цветов и приглашение на прием к президенту. На следующий день я с ним и пообщался. А заодно получил приз лучшему легионеру Эквадора.

– Чувствую, сначала вам нужно было отдохнуть от футбола, а потом – от празднований. Просто на пляже успели поваляться?

– Был вместе с невестой в Доминиканской Республике. Замечательно провели время. А Новый год встречали уже снова в Эквадоре.

– Говорят, на вашей родине это очень красочное действо.

– Это точно! Во всех дворах, на всех улицах расставляют чучела из белой и цветной бумаги. И в момент прощания со старым годом их поджигают. Это означает расставание с прошлым и взгляд в будущее.

– А сами чучела что символизируют?

– Каждый сам выбирает, что, точнее кого, он будет сжигать. Я, например, сжег чучело Баггза Банни – знаете такого зайца из мультика? А моя мама сожгла… мое чучело. Сказала, что настоящий я нравлюсь ей гораздо больше. В этом нет ничего плохого – главное, какие мысли у тебя в голове, когда ты в этом участвуешь.

«ПРИЕХАЛ В РУБАШКЕ, А НА УЛИЦЕ – МИНУС 8»

– На экваторе круглый год одна и та же температура. Верно?

– Верно. В Гуаякиле, где я живу, средняя температура каждый месяц – плюс 34.

– То есть снега до приезда в Россию вы не видели?

– Не видел. Но мечтал попробовать его на ощупь. Я вообще два года назад приехал в Россию только в рубашке с длинным рукавом. На улице было минус 8…

– Знаете ли вы, что вас брали в «Рубин» «на перспективу»? Верили, что в первый же сезон заиграете?

– Верил. Хотя поначалу поводов для отчаяния хватало. Не проходил в состав, не знал языка, ужасно хотел вернуться на родину. Но знал, что надо это пережить.

– Много денег у вас уходило на телефонные переговоры с родными?

– Долларов 600–800 уходит ежемесячно. Поначалу, когда трудно было, и больше.

– То, что встретили невесту в Казани, сильно помогло?

– Вы не представляете, как! С тех пор, как 16 марта этого года я познакомился с Ольгой, у меня началась новая жизнь.

– Наверняка и с языком дело пошло веселее. Многое понимаете из того, что я спрашиваю на русском?

– Почти все. Между собой мы с Ольгой общаемся в основном по-русски. Впрочем, я не остаюсь в долгу – по мере сил учу невесту испанскому.

– Свадьба уже назначена?

– Мы планируем, что в будущем декабре поженимся.

«ОБ ИНТЕРЕСЕ «ВАЛЕНСИИ» НЕ СЛЫШАЛ»

– Вы как-то говорили, что у вас есть мечта поиграть в серьезном европейском клубе. Как, думаете, к отъезду из Казани отнесется Ольга?

– Она прекрасно понимает, что у футболистов жизнь кочевая. Сегодня – здесь, завтра – в другом городе и даже в другой стране. Но она всегда будет рядом со мной.

– Курбан Бердыев в конце прошлого года признал: к нескольким игрокам есть серьезный интерес сильных зарубежных клубов. И даже назвал вашу фамилию. Кажется, речь идет о «Валенсии»?

– Я ко всем этим разговорам отношусь спокойно. Пока о предметном интересе каких-либо серьезных клубов не знаю. Хотя, не скрою, мне интересно услышать хотя бы их названия. Однако свое ближайшее будущее я связываю исключительно с «Рубином». Впереди у нас интересный год: чемпионат, Кубок, Суперкубок России, Лига чемпионов… Вы знаете, вот начал перечислять и подумал: скорей бы уж начался этот сезон!