ПРЕМЬЕР-ЛИГА
Сборы

Футболисты

«НА ТЕСТ ШЕЛ, КАК НА КАЗНЬ!»

Тест Купера определял «общую выносливость» и был проще некуда: засек 12 минут и – пошел! Пробежал три километра – уже неплохо. Казалось бы, делов-то! Андрей ТИХОНОВ в прошлом году сказал «Советскому спорту», что в армии эти самые три километра он пробегал за 10 минут, да еще в сапогах! Но вот ненавидят Купера футболисты! Достаточно набрать в интернете два заветных слова, чтобы убедиться в этом.

Иван ЯРЕМЧУК: Самое тяжелое упражнение у Лобановского – тест Купера. Если кто-то не укладывался в норматив, Васильич заставлял всех бежать заново. Один-то тест Купера пробежать – не подарок, а два подряд – настоящая мука.

Динияр БИЛЯЛЕТДИНОВ: Его (тест. Прим.ред.) все ждали со страхом. После этого теста на выносливость остальные упражнения кажутся легкой прогулкой.

Геннадий ЛИТОВЧЕНКО: Самое тяжелое упражнение Лобановского – «семь по пятьдесят», «пять по триста». Челночный бег. И тест Купера, конечно. Как-то в Чокко были на сборах, так Хидиятуллин после тренировки Лобановского пришел в раздевалку, лег на массажный стол, руки свесил: «Константин Иванович, как я вас люблю!». (Бесков тест Купера игрокам не давал. Прим.ред.)

Миодраг БОЖОВИЧ: Как его можно любить? Тест Купера никому не нужен! Последний раз я бежал этот проклятый тест, когда играл в Японии. В 96-м году.

Степан ЮРЧИШИН: На тест Купера как на казнь шел! Один тренер как-то в Сочи сказал – бежим подряд три теста Купера. Я чуть рассудка не лишился.

В 2004-м три раза подряд бежал тест 17-летний Андрей Павицкий из киевского «Арсенала» и… не добежал: помер…

В Китае к Куперу «любовь» особая – тех, кто не сдает норматив, там не допускают к чемпионату. «В нашей команде четыре китайца было, одни из сильнейших в стране. Но не сдали тесты и не были допущены к играм, – вспоминал легионер из Украины Юрий ИЩУК. – В тот сезон они только тренировались – в матчах не участвовали...».

Врачи и спецы

«БЛОХИН – МОГ, А ГУЦАЕВУ НЕ ДАВАЛОСЬ…»

Передаем слово специалистам.

Юрий ВАСИЛЬКОВ (заслуженный врач РСФСР, работал в «Спартаке», сборной России): «Ясно, почему они этот тест ненавидят! Футболисты любят бегать с мячом, а не соревноваться на секунды. Это из поколения в поколение передается. Помню, всегда на сборах были такие, кто прятался в кусты, кто срезал путь. Футболисты народ ушлый (смеется)… Но раньше тест был как «Отче наш».

Юрий ИВАНОВ (коллега по «ССФ», игрок молодежной сборной СССР середины 60-х): «Сумасшедший тест! Готовились к нему как к экзекуции какой-то. Футболисты вообще не любят беготню, бежим кросс, старики начинают пофыркивать: куда, молодые, вперед лезете! Но кросс-то ладно, можно было и посачковать. А тут-то не посачкуешь – на стадионе, под контролем, надо уложиться, сдать нормативы…».

Савелий МЫШАЛОВ (врач сборной СССР в 1970-80-х, работает в «Локомотиве»): «Помню, Лобановский в январе на первой же тренировке сборной дал тест Купера – чтобы проверить, кто как отпуск провел. Конечно, многим было трудно – как после этого любить этот тест! Потом, у некоторых физиология такая, что эти механизмы, которые обеспечивают выносливость, плохо работают. Особенно у форвардов. Хотя Блохин – тот пробегал 3300-3400 метров, а вот Володя Гуцаев, помню, за эти 12 минут – только 2 400 (смеется). Все пошли уже в душ, а он еще бежал. Тот же Заваров плохо бегал, у нас в «Локомотиве» грузины – Ашветия, Джанашия…».

«Я БЫ СДАЛ ЗОНИНА!»

Футболисты «ненавидели беготню» во все времена на всех континентах. Раскрываю сборник статей итальянских специалистов о футболе. Профессор Чезаре Гарулли клеймит футболистов: физическую подготовку, мол, считают второстепенным занятием, чем-то вроде «разминки», такое отношение «традиционно», уходит в глубь веков: футболисту бы только играть, а не работать…

Вряд ли сейчас найдешь футболиста, кто бы отказался работать на тренировках. Однако работа бывает разная. И тут снова Купер со своим тестом оказывается в центре споров. Тест, как уже сказано, измеряет общую выносливость. Закладывается она в основном кроссами – «аэробной работой», когда ставится «дыхалка» – организм учится «дышать», потреблять и расходовать кислород – главное топливо. Но на поле бег футболиста отнюдь не «гладкий», а рваный, с элементами борьбы и акробатики. Значит, делают вывод многие тренеры, кроссы надо сдать в утиль (и Купера заодно), а заниматься преимущественно «специальной работой», приближенной к боевой, и измерять соответственно «скоростную выносливость».

Юрий ВАСИЛЬКОВ: Спор этот извечный. Некоторые и сейчас тащат ребят в Кисловодск и там гоняют кроссы. А есть тренеры, у которых с первой тренировки начинается работа с мячом. Тех и других где-то поровну. Мы знаем: ребята перезваниваются, рассказывают. И первый вопрос, когда переходят из команды в команду: ну как тут – гоняют? Это о тесте Купера… У каждого тренера свое видение игры. Если играют по типу «бей – беги», наверное, нужен кросс. А те, кто во главу угла ставил комбинационный футбол, к кроссу относились как к чему-то второстепенному… В «Спартаке», сколько помню, никогда кроссов не бегали…

– Никаких тестов Купера при Бескове не было, – подтверждает спартаковец 70-х Владимир Букиевский. – Бегали только иногда зимой кроссы по Сокольникам, чтобы продышаться. Совсем другой подход к футболу, нежели в Киеве, где все было построено на «физике». Правда, была у Константина Ивановича тренировка – называлась «максималка», очень тяжелая. Минут сорок пять непрерывных упражнений с мячом и без… Но все равно по весне те, кто готовился по киевской модели, были по «физике» на голову выше «Спартака». Но мы говорили: «посмотрим, когда травка подрастет…». В мае-июне, когда поля в порядок приходили, техника выходила на первый план, «Спартак» и техничные южные команды, которые бегать никогда не любили, свое добирали…

Рассказал о «максималке» «Советскому спорту» и Андрей Тихонов: «Главным было выдержать первые пять-шесть дней, потому что это был такой удар по организму! Коля Писарев, помню, согнулся на первых же километрах, мы бежим, а он на корточки сел и занемог. А нельзя останавливаться. Мы ему кричим: «Коля, давай!». Но он, молодец, отдышался и потом пробежал всю дистанцию.

– В «Локомотиве» мы уже не проводим тесты Купера, – говорит Савелий Мышалов. – Да и многие команды тоже. Дело в том, что гладкий бег не характерен для футбола. Поэтому и кроссы стали меньше бегать. А раньше как же без кроссов! Помню, Герман Зонин был страшный приверженец: утром вместо зарядки ребята пробегали километров пять. Потому-то Хурцилава не очень любил Зонина. Ему пробежать кросс этот – смерти подобно! Была даже такая хохма. Когда в 72-м арабы взяли в заложники израильтян в олимпийской деревне, я спросил у Хурцилавы: «Муртаз, если бы на тебя эти террористы напали, чтоб ты сделал?». – «Я бы сдал Зонина!».

– Почему все-таки футболисты нынче меньше бегают кроссы?

– Потому что можно так смоделировать работу с мячом – будто бежишь кросс. И выносливость нынешних игроков никак не меньше, чем в советские времена.

РОССИЯНЕ ХОРОШИ, НО НЕ ВЫНОСЛИВЫ?

– Кроссы необходимы, причем по пересеченной местности! – говорит профессор Борис Хигер. – Когда я работал в Харькове в знаменитом спорт- интернате №1, наши футболисты бегали в лесу, причем не по тропинке, а между деревьями. Это развивает не только выносливость, но еще и периферическое зрение, координацию, ловкость! Но разве нынешние футболисты будут бегать по лесу без контроля! Почему у Лобановского толк был от кроссов? У него на каждом отрезке стоял тренер, который фиксировал – не пофилонишь!

Но, может быть, бог с ними, с этими кроссами, если можно «смоделировать их в упражнениях с мячом»? Кто рассудит? Хиддинк и компания – чем не судьи! Оказывается, тесты перед Евро показали: всем хороши россияне, но вот общая выносливость – ниже плинтуса: плохо восстанавливались после скоростной работы. «Для того чтобы дыхание пришло в норму после взрывного ускорения, необходимо десять секунд, – говорит в интервью «Советскому спорту» тренер по физподготовке Раймонд ВЕРХЕЙЕН. – В России (обобщает, однако! Прим.ред.) требуется больше времени… Через минуту отдыха (после определенного тестового упражнения. Прим.ред.) пульс находился на отметке 130. И это при норме 100-110! Таков был наш анализ. И на его основании мы решили основной упор сделать на восстановлении».

Правда, на подъем общей выносливости времени уже не было, поднимали специальную скоростную. Такой подъем характерен краткосрочным эффектом – на неделю-полторы хватит сил, потом – пропасть. Но до полуфинала добрались…

Ученые

СТАЙЕРЫ ИЛИ СПРИНТЕРЫ?

Наконец, дадим слово науке.

– Футболистам не очень интересен тест Купера, – говорит доктор биологических наук Тамара АБРАМОВА из ВНИИ физической культуры. – Это идет от отношения к аэробной работе, к ОФП (общей физической подготовке. Прим.ред.). Но ведь есть законы физиологии – без общей выносливости не может быть специальной! Вот и видим поэтому: ползают, как мухи. Играть-то умеют, а силенок не хватает!

– Тренеры говорят, что аэробная работа есть. Разбег для удара, перемещения между упражнениями – чем не гладкий бег!

– Они думают, что это аэробная работа, на самом деле аэробные механизмы запускаются в длительной – не меньше 40 минут – равномерной работе при пульсе 120-140. Будет пульс ниже – тоже не аэробная работа. Спортсмен высокой квалификации отличается от спортсмена низкой тем, что у него раньше включаются механизмы аэробного энергообеспечения. А это зависит от общей базы. Чем она больше, тем мощнее система энергообеспечения, тем медленнее наступает утомление во время выполнения специализированной работы, тем быстрее восстанавливается человек.

– Все проблемы идут из юношеского футбола, – считает доктор педагогических наук, профессор, зам. директора ВНИИ физической культуры Павел КВАШУК.Взять ту же выносливость. Если силовые качества можно поднять и позже, то ловкость, координацию и общую выносливость надо тренировать с раннего возраста. А наши детские тренеры сразу стремятся развивать скоростные качества, технику, забывая об ОФП. Ребята приходят во взрослые команды без базы, а тут бегать кроссы уже времени нет.

– Есть ли прямая зависимость: лучшие в тесте Купера – лучшие и на поле?

– Конечно, при прочих равных условиях тот, у кого общая выносливость выше, тот и лучше в игре.

– Но проблема в том, что условия не всегда равны, кто-то техничнее, и часто техника бьет выносливость – ведь, по поговорке, мяч должен бегать, а не футболисты. От этого и бытует мнение: ОФП (и все сопутствующее – Купер, кроссы…) – лишнее. Есть и «железный» довод: ОФП отнимает время от действительно полезной работы…

– А что такое «полезная работа» футболиста? Есть тренировки спринтеров, есть стайеров. Но футболист – это что-то промежуточное. С одной стороны, игра – сплошные рывки на короткие дистанции (спринт), с другой, за матч игрок пробегает до 15 километров! Поэтому без ОФП, без кроссов никак нельзя! Хотя раньше, к примеру, нападающий мог быть и не особо выносливым – назад-то не бегал. Общий уровень выносливости был очень низкий. В своей книге Петр Болотников (стайер, чемпион Олимпийских игр 1960 года. Прим.ред.) вспоминает, как предложил динамовцам бежать 10 километров: он – один, а их 10 человек – эстафета, по километру на каждого. И футболисты на полдороге уже безнадежно отстали!

P.S.

P.S. Болельщики вспоминают: «Эдику беготня была не нужна! Мог весь матч простоять, потом сделает рывок – и гол!». Это про Стрельца после отсидки. Может быть, не хотел делать лишних движений Эдик. А может быть, и не мог. Было бы побольше «дыхалки» – были бы не один, а два или три рывка: два или три гола…

ДОСЛОВНО

Олег САЛЕНКО, нападающий сборной России в 90-х гг.:

– Было дело, я чуть в Китае не оказался. Даже контракт там с одной командой подписал. Но потом оказалось, что мне еще надо тест Купера сдать. Я отказался, китайцы уперлись: за былые заслуги брать не будем. И это притом, что я в контрольном матче, только с самолета сойдя, три мяча положил! Ну, я тогда тоже на принцип пошел: дескать, я сюда играть приехал, а не на беговой дорожке «умирать»! На этом и разошлись…