ИСПОВЕДЬ ИСКРЕННЕГО ТРЕНЕРА

 2 июня исполнилось 60 лет заслуженному мастеру спорта, заслуженному тренеру СССР Эдуарду Васильевичу Малофееву. О талантливом игроке московского «Спартака», минского «Динамо», сборной СССР и, кроме того, успешном тренере, который вывел главную команду страны в финальную часть чемпионата мира в Мексике, нередко доводилось слышать, что он человек странный. Более того, его призыв играть в искренний футбол не только не нашел поддержки у многих коллег, но и вызвал усмешки. А ведь Эдуард Васильевич обращался к руководителям клубов играть в честный футбол — без договорных матчей, без оплаты судейских услуг. О том, почему Эдуард Васильевич придерживается странных, по мнению некоторых, взглядов на футбол, он рассказал в беседе с нашим корреспондентом.

ВАСИЛИЙ, СТАВШИЙ ЭДУАРДОМ

— Эдуард Васильевич, как же вас все-таки зовут? Ваш друг Геннадий Михайлович Евтушенко уверяет, что вас зовут якобы Василием.

— При крещении мне действительно дали имя Василий, поскольку Эдуард в святцах не значится. Однако в метрике написано Эдуард — так захотели родители.

— Кто они?

— Отец Василий Михайлович был слесарем высокого разряда, а в свободное от работы время играл в футбол, входил в сборную Коломны и, видимо, играл неплохо, если его приглашали в знаменитую команду ЦДКА. Но он не захотел уходить с завода, о чем позже, правда, сожалел. А мама Анна Яковлевна в основном занималась детьми — у меня были брат и сестра.

— Значит, главной воспитательницей у вас была мама?

— Не только она. В моей жизни встретилось немало добрых людей, которые помогли мне много узнать полезного и, главное, предотвратили возможные для любого молодого человека отступления с главного пути. В жизни я придерживаюсь в первую очередь христианских заповедей, им я стараюсь следовать в любой ситуации.

— О вас говорят как о человеке религиозном.

— А я этого не только не скрываю, но и горжусь. Не зря же меня крестил священник в красноярской церкви.

— Крещеных людей много, однако далеко не все они верующие люди и, в отличие от вас, не придерживаются строго христианских заповедей.

— Для меня это не откровение. С такими людьми я встречался и встречаюсь нередко, в том числе и в футболе, — и когда играл, и когда стал тренером. Но это зависит не только от характера, но и от воспитания человека. Если позволить кому-то хотя бы один раз безнаказанно украсть малость, его потом и в больших кражах не остановишь.

— Позже вы, надо полагать, часто сталкивались с такими людьми на разных уровнях, если вы заговорили об искреннем футболе. Но ваш призыв оказался подобен гласу вопиющего в пустыне. Многие, наоборот, увидели в нем повод для усмешки и продолжали свои давно отработанные приемы по договорным матчам, по «работе с судьями».

— Все это лишний раз только подтвердило важность воспитания — для таких людей своя рубашка ближе к телу.

ПРОЕЗДНОЙ БИЛЕТ СТАЛ ПРОПУСКОМ В БОЛЬШОЙ ФУТБОЛ

— А что скажете о своих тренерах?

— Начну с главного тренера коломенского «Авангарда» Виктора Ивановича Жаркова, который рекомендовал меня в московский «Спартак». И хотя это была моя детская мечта, я согласился на возможный переход в прославленный клуб не сразу: в семье не было денег на мои частые поездки на электричке за 117 километров в Москву. И тогда Виктор Иванович предложил мне пользоваться своим проездным билетом.

В «Спартаке» я оказался в межсезонье, и зимой мы играли на заснеженном поле. В первом матче дублеры, за которых выступал я, со счетом 3:2 выиграли у основного состава, и все три мяча забил я. После игры начальник команды Николай Петрович Старостин воскликнул: «А мы искали форварда. Вот же он!» Под руководством этого замечательного человека я играл в «Спартаке» всего два сезона, но сколько полезного узнал от Николая Петровича, которого я считаю своим вторым отцом. В своей тренерской работе я усвоил его заповедь о том, что спрашивать много с футболистов можно лишь тогда, когда сам отдаешься работе полностью. Благодарен я и Николаю Тимофеевичу Дементьеву, также много сделавшему в моей жизни. И все же своим главным тренером считаю отца Василия Михайловича. Мое будущее он представлял не на футбольном поле, а в цехе, поэтому не случайно после окончания школы я стал работать на машиностроительном заводе слесарем второго разряда и поступил на вечернее отделение в машиностроительный техникум. Я следовал наставлениям отца: необходимо в первую очередь получить профессию.

55 РУБЛЕЙ — ПЕРВАЯ ЗАРПЛАТА БУДУЩЕЙ ЗВЕЗДЫ

— Но в 18 лет вы оказались в «Спартаке»?

— Любовь к футболу оказалась сильнее родительских традиций. Тем более что в «Спартаке» мне сразу стали платить стипендию 55 рублей в месяц, а после первого весеннего сбора увеличили ее в два раза.

— И все-таки, несмотря на стремительный взлет в «Спартаке», сыграли только два сезона и ушли в минское «Динамо». Почему?

— В 1961 году у меня многое получалось — и в дубле, который победил во всесоюзных соревнованиях, стал лучшим бомбардиром, и в основном составе неплохо сыграл несколько матчей, и в молодежную сборную СССР был приглашен. Но в следующем сезоне дела почему-то разладились, многие игроки спартаковского дубля перешли в минское «Динамо». Тогдашний тренер белорусской команды Александр Александрович Севидов пригласил и меня, и я согласился.

— Судя по всему, вы сделали верный выбор. Ведь если верить статистике, в «Динамо» вы сыграли 250 матчей и забили 100 мячей, были лучшим бомбардиром в чемпионате СССР, завоевали бронзовую медаль, выступали в финале Кубка страны и, главное, пять лет играли в сборной, участвовали в чемпионате мира и там получили бронзовую награду.

— Все это выяснилось позже, но решение о переходе, признаюсь, далось мне нелегко — несколько раз я менял его, зато потом действительно не пожалел об этом шаге.

— В сборной вы дебютировали, когда вам не исполнилось и 22 лет?

— В сборную меня приглашали дважды. Первым это сделал Константин Иванович Бесков, когда национальная команда готовилась к чемпионату Европы, но затем его, несмотря на то что наши футболисты завоевали серебряные медали, сняли. И это для меня тоже явилось уроком — я увидел главную причину отставки не в тренерской квалификации, а в бескомпромиссном характере тренера. Константин Иванович всегда высказывал и отстаивал свое мнение перед людьми, которые чужое мнение не уважали, считали только свое самым верным.

— Морозов перед чемпионатом мира в Англии сильно поменял состав, но нашел в нем место и вам.

— Николай Петрович сразу взял курс на омоложение, а мне тогда шел только 23-й годок. Но, видимо, решающую роль сыграл не возраст, а мое мастерство. Словом, в 1966 году сбылась моя самая заветная мечта: я участвовал в чемпионате мира.

— После чемпионата мира вы поиграли еще 8 лет, но пришло время и вам заканчивать играть. Однако с футболом вы не расстались — остались уже в роли тренера.

— О тренерской работе стал задумываться еще в 1968 году — ведь в сборной я вел записи тренировок, наставлений тренеров Бескова, Морозова, Якушина и регулярно заглядывал в них. Сейчас я возглавляю сборную Белоруссии, и, как бы ни складывалась моя работа, я понял, что нашел место в жизни. Я и в 60 лет чувствую, что не устал от футбола.

ЛЮБОПЫТНО

 С будущей женой Диной Антоновной Эдуард Васильевич познакомился в Коломне, по пути на каток. Он играл уже в московском «Спартаке», а Дина еще училась в средней школе. Сразу после ее окончания они и поженились. У Малофеевых родились три девочки. Старшая, Елена, работает на кафедре физвоспитания в Университете имени Патриса Лумумбы, у нее растет сын, а Анна, которая родила двух девочек, живет с мужем в Польше. И только студентка Екатерина пока не покинула родительский дом.