Человек, создающий себе шансы и умело их использующий, — это Марат Измайлов. Раз этот талантище заслужил право попасть на чемпионат мира, то особо не приходится сомневаться в том, что он себя здесь проявит. Велика вероятность того, что плеймейкер «Локо» станет открытием не только российской команды, но и всего турнира.

У МЕНЯ БОЛЬШИЕ АМБИЦИИ

— Какие-то вы молодые более дерзкие.

— Я сам это чувствую. Мы еще не наигрались, еще не падали вниз, поэтому у нас много эмоций, кажется, что любое море по колено. Хочется себя проявить, доказать, достигнуть поставленных целей. У нас, вчерашних школьников, несравнимо больше амбиций. Мы не боимся по-хорошему наглеть. В противном случае можно замкнуться в себе, зачахнуть. А на футбольном поле не должно быть никакой субординации.

 — В общем, вы люди с другим менталитетом, западным?

— Так оно и есть. Мы заставляем себя быть такими. Наше поколение воспитывалось уже на других идеалах, мы видели западную жизнь. Там ведь никто не смотрит на возраст. С 18-летних спрашивают так же, как с ветеранов. На 17-летнего Рауля молился весь Мадрид, Роналдо к 20 годам стал дважды лучшим футболистом мира. А в России двадцатилетний игрок считается молодым и подающим надежды. На него не возлагают бремя ответственности. По-моему, это неправильно.

— А как же юная, неокрепшая психика? Отечественные тренеры боятся, что она не выдержит. Вот вы легко справляетесь с тем высоким давлением, которое на вас оказывается?

— По крайней мере, особых проблем не испытываю. Я просто не забиваю себе голову посторонними мыслями. Все свое сознание, весь свой организм я настроил на то, чтобы достойно подготовиться к чемпионату мира.

— Ну, вы хотя бы осознаете, что несколько матчей на этом турнире могут коренным образом изменить вашу жизнь?

— Разумеется, если я удачно выступлю, то будут и предложения от зарубежных клубов, и ажиотаж вокруг моей персоны. Я к этому готов. Но для меня куда важней личных успехов результаты команды. Если каждый будет думать о собственной выгоде, то ничего у нас не получится.

— Как воспринимаете разговоры о том, что после мирового первенства вы обязательно уедете за рубеж? Похоже, что даже Юрий Семин смирился с подобной мыслью.

— Я вообще-то все воспринимаю спокойно, в том числе и подобное нагнетание страстей. Если представится возможность перейти в именитый европейский клуб, то, скорее всего, ею воспользуюсь.

— Насколько пристально вы наблюдаете за теми ребятами, которые пытаются идти по вашим стопам? Кто из них вам ближе?

— Если Сычев, Кержаков, Пименов играют ключевые роли в своих клубах, если попали в Японию, значит, в каждом из них есть особая жилка. Да и у ряда других молодых футболистов, оставшихся за порогом сборной, тоже футбольная дерзость в крови. Мне это нравится. А выделить никого не могу. И с одним, и со вторым, и с третьим мне одинаково легко и на поле, и в жизни.

ДЕЛАЮ ВСЕ ПО-СВОЕМУ

— Для вас по-прежнему «первым делом самолеты, ну а девушки потом»?

— Понял, к чему вы клоните. С момента победы над швейцарцами я жил чемпионатом мира. Никаких посторонних переживаний, полная сосредоточенность на футболе. Так что подруги жизни у меня пока так и не появилось.

— Как родные и близкие напутствовали вас перед поездкой в Страну восходящего солнца?

— Вы будете разочарованы: проникновенных речей мне не говорили и оркестр никто не заказывал. Родители и друзья понимали, что до первой игры еще уйма времени. К тому же все знали, что я сам с собой справлюсь и все сделаю по-своему. Так что просто желали удачи. Вот она-то, родимая, нам не помешает.

— Полагаю, что самым сложным моментом для вас был перелет. Летели-то навстречу неизвестности и наверняка за эти девять часов в воздухе передумали обо всем на свете.

— Может быть, так бы оно и было, если бы я сразу не уснул. А так проспал всю дорогу. Силы на том этапе были куда нужней, чем какие бы то ни было размышления.

— По приезде в Симидзу ощутили прессинг крупнейшего форума или Марата Измайлова вообще ничем не пробьешь?

— Не исключено, что в день игры и придет какое-то излишнее волнение, но пока напряжения я не чувствую. Все идет своим чередом — подготовка как подготовка. Я уверен, что поступаю правильно. Надеюсь, все сложится для нас хорошо. Как говорил Карлсон, который живет на крыше: «Главное — спокойствие».

— По ходу турнира будете за кем-то следить персонально? Ведь сюда съехались многие из тех талантов, игры которых вы так пристально изучали?

— Если представится возможность, то, конечно же, обращу внимание на тех, кто выступает на моей позиции. Постараюсь почерпнуть что-нибудь полезное. Ведь на таком соревновании сразу видно, кто что собой представляет. Ну и, безусловно, интересно будет проверить себя на фоне этих звезд мировой величины.

ЛЮБОПЫТНЫЕ ФАКТЫ ИЗ БИОГРАФИИ

 В третьем классе Измайлов поставил себе цель — стать великим футболистом. Каждый день Марат вставал и ложился, помня об этом.

 С пятого класса практически не учился в школе. Все время посвящал тренировкам. Вначале скрывал это от родителей, но потом, когда все выяснилось, получил официальное разрешение от отца.

 В день проводил по нескольку занятий — со своими сверстниками, с группой другого возраста, гонял мяч во дворе.

 Уже в юном возрасте Измайлов был знаменит на Лужниковском рынке. В ожидании тренировок в ФШМ он просил продавцов поиграть с ним в футбол и обыгрывал их пачками.

 Во всех детско-юношеских турнирах признавался лучшим игроком, зачастую прибавляя к этому еще и титул лучшего бомбардира.

 До прихода в «Локомотив» всегда выступал под десятым номером, считая его особенным.

 Никогда не болел ни за одну отечественную команду. Более того, старался не смотреть российский чемпионат. Марат ориентировался на другой футбол, западный. Изучал видеокассеты с игрой ведущих плеймейкеров мира, таких, как Марадона, Ортега, Зидан.

 У Измайлова никогда не было кумиров. Он считает, что у каждой звезды, включая Зидана, есть свои недостатки.

 Чуть меньше двух лет назад главный тренер «Торпедо» Виталий Шевченко начал подпускать Марата к занятиям с основным составом. Но тут на горизонте показался «Локомотив», и Измайлов посчитал, что в составе вице-чемпиона страны у него больше перспектив. После долгих уговоров и трений руководство «Торпедо» согласилось отпустить никому не известного игрока за чисто символическую сумму, которая, по нашей информации, составила 25 тысяч долларов.