Савелий Мышалов — уникальный человек. Он проработал в сборных командах нашей страны почти 40 лет, побывал на 5 чемпионатах мира по футболу. Считает, что ему очень повезло в жизни. Он нашел звезду, которая озаряет его жизненный путь.

ШАГ В НЕИЗВЕСТНОСТЬ

После окончания 2-го медицинского института в Москве в 1956 году Мышалов стал простым участковым врачом, эдаким Айболитом, спешившим на помощь любому, кто в ней нуждался. В числе пациентов молодого врача оказались выдающиеся спортсмены-конькобежцы  Евгений Гришин и Олег Гончаренко. Один был спасен от гриппа, другой — от ангины. А в 1957 году с Мышаловым пожелал встретиться главный тренер сборной СССР по конькам Кудрявцев. Он-то и предложил ему стать спортивным врачом. Наш герой практически не раздумывал. Казалось, сама судьба указывает ему путь. И он шагнул в неизвестность.

 — Я был совершенным «нулем» в спортивной медицине, — вспоминает Савелий Евсеевич. — Постигать некоторые аспекты физиологии, делать электрокардиограммы, брать функциональные пробы и даже самому встать на коньки пришлось уже в ходе практической работы.

В 1958 году на чемпионате мира по конькобежному спорту в Хельсинки молодой специалист чем-то не приглянулся тогдашнему руководителю советской делегации. Скорее всего, своей национальной принадлежностью. Тот что-то написал в отчете вышестоящему руководству. Мышалов стал невыездным. Запрет на посещение заграницы был снят только в 1962 году.

За 12 лет работы у врача-тренера, а именно так называлась его должность в сборной команде по конькам, наладилась личная жизнь. В 1966 году женился на Татьяне, с которой прожили вместе почти 35 лет, появилась дочь Ирина. Годом раньше Мышалов на кое-какие сбережения приобрел автомобиль «Москвич». Тогда ему одолжила немного денег знаменитая Лидия Скобликова, а обучал управлять машиной не менее известный Евгений Гришин.

НОВЫЙ ПОВОРОТ 

В 1970 году в размеренной жизни Савелия Мышалова произошел еще один крутой поворот.

 — Меня пригласил поработать в сборную СССР по футболу ее тренер — Гавриил Качалин. Взвесив все «за» и «против», я согласился. Это случилось незадолго до чемпионата мира в Мексике. Я предполагал, что переход из одного вида спорта в другой будет непростым. Футбол — это нечто особенное. В отличие от конькобежцев, у которых всего 7—8 стартов в году, футболисты проводят по 50—60 игр в год и в каждой выкладываются на полную катушку. Кроме того, буквально на каждом шагу их подстерегают травмы, чего практически нет в коньках. Малейшая недоработка чревата серьезными последствиями. Кудесники мяча, выходя на поле, испытывают колоссальное психологическое напряжение, ведь партнеры по команде, огромное число болельщиков ждут от них только хорошей игры. Я ощутил давление трибун на стадионе «Ацтека» в Мехико. От врача футбольной команды требуются познания из многих областей медицины: терапии, кардиологии, травматологии, хирургии, фармакологии, психологии…

Поначалу новому врачу не доверяли. Накануне мексиканского чемпионата в одном из товарищеских матчей получил травму вратарь сборной Рудаков. Мышалов был категоричен: «Надо накладывать гипс». Руководителям сборной это не понравилось: «Ты что, с ума сошел? Кто играть будет?» Позвонили в Москву профессору Зое Мироновой. Она подтвердила правоту Мышалова, который провел тогда бессонную ночь, терзаясь сомнениями. Впрочем, в своей медицинской практике Савелию Евсеевичу не удалось-таки избежать ошибок.

 — Перед одним из отборочных матчей ЧМ-86 заболел седалищный нерв у центрального защитника сборной Балтачи, — рассказывает Мышалов. — Вкололи ему немецкий препарат «Амбене». Это только усугубило положение — появилась опухоль, инфильтрат. Осознавая всю тяжесть содеянного, пошел «сдаваться» тогдашнему тренеру сборной Малофееву. Его реакция меня просто ошеломила. «Ничего, — сказал он, — на поле выйдет Вишневский».

Чаще всего ошибка врача становится следствием форсмажорных обстоятельств. Так было в случае с капитаном сборной СССР Чивадзе, когда его, недолеченного, выпустили на поле, и он вскоре еще больше сломался. Та же участь постигла Хидиятуллина, Дроздова, Джанашия. Каждый раз речь шла о ключевых футболистах команды в пору решающих стартов. Кажется, в результате массированного лечения человек раньше времени сможет встать в строй. Увы, природу не обманешь. В 1986 году после надрыва мышцы задней поверхности бедра через 13 дней вернулся на поле знаменитый немецкий нападающий Румменигге. И в результате получил повторную травму.

НЕТ ТРАВМ — НЕТ БОРЬБЫ 

Футбольный врач всегда находится на передовой. Кто считает, сколько раз во время игры ему приходится выбегать на поле для оказания помощи? Например, в решающем поединке группового турнира на ЧМ-82 СССР — Шотландия Мышалов не успевал открывать-закрывать свой чемоданчик, настолько ожесточенной была борьба.

 — После отборочной игры с Ирландией в 1974 году, закончившейся со счетом 0:3, тренер сборной Константин Бесков вошел в раздевалку и громко спросил меня: «Доктор, сколько раз сегодня вы открыли чемоданчик?» Я отвечаю: «Ни разу». – «О чем это говорит? — сказал тогда Бесков, обращаясь к футболистам. — О том, что не было борьбы».

Однако основную свою работу спортивный врач выполняет в стационарных условиях. Савелию Евсеевичу приходилось даже производить хирургическое вмешательство. Где бы ни работал Мышалов, он старался создать медицинский центр, в котором были бы все условия для оказания экстренной помощи. Последнее его детище находится в Баковке. В распоряжении «Локомотива» имеются прекрасный кабинет функциональной диагностики, кабинет физиотерапии, в котором один только аппарат для реабилитации футболистов стоит 120 тысяч долларов, а также многое другое, о чем врач может лишь мечтать.  

По словам Савелия Евсеевича, современная медицинская техника позволяет с большой точностью определять состояние спортсменов. Нынешнее поколение футболистов, надо отдать им должное, старается следить за своим здоровьем, не злоупотреблять режимом, питанием, контролирует свой вес.

 — Не так давно зашел ко мне Володя Маминов и попросил проверить сердце. Незадолго до этого он перенес простуду и побоялся осложнений. Я ему сделал электрокардиограмму — все нормально. В былые времена лишь немногие спортсмены уделяли столь серьезное внимание своему здоровью.

МЫШАЛОВ УСПОКОИЛ КРУИФФА 

Работая в сборной Союза, Мышалов придавал огромное значение совместной деятельности с клубными врачами. Начиная с 1970 года он собирал их ежегодно на так называемые командные семинары. Он являлся также председателем медицинского комитета, в состав которого на общественных началах входили многие известные медики.

Савелий Евсеевич известен за рубежом. Две недели назад он повышал свою квалификацию в Германии у своего друга Томаса Фройлиха из команды «Штутгарт». Распространенные в среде футболистов травмы паховых колец футболисты «Локомотива» лечат в Мюнхене у другого немецкого знакомого Мышалова — хирурга Мушовяка. Во время ЧМ-82 живший по соседству Йохан Круифф пришел на базу сборной СССР в Испании и показал ему свой многострадальный коленный сустав. Тогда наш врач осмотрел его, подтвердил правильность диагноза и лечения, которое осуществляли испанские врачи.

 — Перед товарищеским матчем со сборной ФРГ в 1978 году врач немецкой команды спросил у меня: «Как вам удается работать с такой многонациональной командой? Вот у нас одни лишь немцы и нам непросто. А у вас люди с разными темпераментами, режимами питания…» Да, действительно, в советские времена врачу сборной команды было гораздо труднее, нежели сейчас. Однако благодаря тесному контакту с медиками выступавших в союзном первенстве команд многие проблемы все-таки удавалось решать.

СОН, ТАК И НЕ СТАВШИЙ ЯВЬЮ 

В сентябре прошлого года Савелию Евсеевичу Мышалову пришлось испытать на себе первый по-настоящему сильный удар судьбы. Ушла из жизни его спутница жизни. Татьяна обожала футбол. Она выбрала интересную профессию, выиграла в свое время первый в Москве международный конкурс косметологов. Теперь, когда ее не стало, Савелий Евсеевич редко бывает дома, который кажется пустым и холодным. Основное время своей жизни он проводит на базе «Локомотива». 

Остались дочь Ирина и внучка Марина. Кстати, Марине 14 лет. Она уже имеет музыкальное образование, владеет тремя языками. По словам дедушки, он не будет против, если внучка выберет себе в спутники жизни профессионального футболиста. Главное — чтобы им было интересно вместе.

Оптимизм врачу высшей категории и заслуженному врачу России Савелию Мышалову придают общение с молодыми железнодорожниками, любимая работа. Но прежде всего — футбол, без которого он уже не представляет свою жизнь. К сожалению, его мечте — выиграть со своей командой что-нибудь значительное — пока не суждено сбыться. Наиболее близок он был к ее осуществлению в 1988-м, когда сборная СССР стала вице-чемпионом Европы.

 — Мне однажды приснился сон, будто наша сборная стоит на пьедестале почета и я вместе со всеми ребятами разделяю радость победы. Более счастливого момента в своей жизни я себе и представить не могу.

МНЕНИЯ О МЫШАЛОВЕ

Анатолий ДЕМЬЯНЕНКО, капитан сборной СССР и «Динамо» (Киев) 80-х годов:

 — Савелий Евсеевич Мышалов — это великий врач и великий человек. От имени всех киевских динамовцев поздравляю его с 70-летием. Мы помним его профессионализм, заботу и внимание. Большое вам спасибо за все! Мы вас очень любим!

Вагиз ХИДИЯТУЛЛИН, защитник сборной СССР и «Спартака» 80-х годов:

 — Савелий Евсеевич был душой коллектива. Он всегда находился рядом с игроками. Очень часто мы собирались в его кабинете. Он умел точно поставить диагноз. Савелий Евсеевич много повидал на своем веку — боль, радость, грязь. Однако остался добрым, отзывчивым человеком. Желаю ему здоровья и терпения!

Юрий ДРОЗДОВ, защитник «Локомотива»:

 — Я счастлив, что судьба свела меня с этим прекрасным человеком, заслуженным специалистом. Он помогает не только игрокам «Локомотива», но и футболистам других команд. Удивительно, он умеет со стопроцентной точностью определять, что у человека болит. Например, в конце прошлого сезона, когда я повредил мениск, Савелий Евсеевич сразу определил, что нужна операция. Его правоту подтвердило более углубленное обследование.