502 Bad Gateway


nginx

ПРЕМЬЕР-ЛИГА
Межсезонье

УДАР ДОЛЛАРОМ. За нарушения внутрикомандных правил футболисты тоже «горчичниками» караются. Вот только они не желтого или красного цвета, как у судей, а скорее – зеленого: в долларовом эквиваленте измеряют тренеры степень вины. А как было в советские времена?

Наши эксперты – обозреватель «ССФ» Юрий Иванов, выступавший в 70-е за «Локомотив», «Шинник», молодежную сборную страны, и бывший защитник «Локо» Олег Пашинин, совсем недавно завершивший игровую карьеру, без труда нашли отличия.

КАК ВЫСТРАИВАЕТСЯ ШТРАФНОЙ ПРЕЙСКУРАНТ?

Юрий ИВАНОВ: Говорят, нынче в каждой команде прейскурант штрафных цен существует: за что и сколько…Честно говоря, в мое время не слышал о каких-либо подобных «уголовных кодексах». Наверное, потому, что разнообразия «подсудных статей» не существовало. Ну, попадется кто-нибудь по пьяному делу, ну, стычку с партнером в раздевалке учинит, ну, ночь перед матчем за «пулькой» скоротает – вот, пожалуй, и все мало-мальски серьезные преступления…

Об ответственности за нарушения перед началом сезона наставники, безусловно, предупреждали, иногда даже размеры штрафов оглашали. Но перевод, скажем, со ста восьмидесяти целковых на сто тридцать, не сильно пугал: за счет доплат все равно все компенсировалось. Вот почему руководство более эффективные рычаги пыталось искать. И, надо сказать, находило.

В военизированных командах, например, провинившихся в часть сдавали. Чтобы жизнь медом не казалась. Динамовский форвард Анатолий Кожемякин рассказывал мне, в какую психологическую пытку подобная «гауптвахта» ему в 70-х выливалась. Еще в дубль опальных игроков, случалось, ссылали. Ну и, конечно, на комсомольских собраниях пытались вразумлять. Морально, в общем, старались воздействовать, что, кстати, частенько срабатывало. Народ тогда другой был – совестливее, что ли…

Олег ПАШИНИН: Насколько я знаю, штрафы в контрактах сейчас не оговариваются. Но чаще всего на предсезонном собрании команды принимается список «за что и сколько». Тренер его зачитывает, а если у игроков вопросы возникают, начинается обсуждение, и в конце концов все приводится к общему знаменателю.

Наказывают, естественно, только деньгами, а точнее, долларами, что, наверное, правильно. В профессиональном футболе нет серьезнее рычагов, и игроки к этому абсолютно нормально относятся. Ведь одно дело, если, скажем, заранее какой-нибудь пункт в договоре не оговаривался, а тебя руководство на сотню баксов выставило. И совершенно другое, когда все было от точки до точки заранее расписано. Провинившийся попросту выполняет взятые обязательства, не более того.

Ну, а решается все обычно между футболистом и тренером. Каких-либо общих сходов не припомню. В «Локо», по крайней мере, показательных казней на моем веку не было. Хотя практически все рычаги сдерживания тот же Юрий Семин использовал. Дисциплину считал основным требованием, на ней работу строил. И, на мой взгляд, абсолютно оправданно. Когда порядок в команде есть, результаты ждать себя не заставят.

СКОЛЬКО СТОИТ ВЫПИВКА?

Ю.И.: Футболисты в советское время почти что на казарменном положении находились, а потому желание в «увольнении» расслабиться было очень большим. Шампанское (модный напиток у игроков в ту пору) позволяли себе запросто. Но кое-кто не знал разумных пределов.

Как реагировали на это тренеры? В командах, где мне довелось поиграть, трагедии не делали. Если нельзя было спустить ситуацию на тормозах, наказывали, ну, скажем, лишением доплаты на месяц. Но чаще ограничивались назидательными беседами, поскольку три-четыре дня карантина перед матчем позволяли любого гуляку в боеспособное состояние привести: жаркая банька, массаж, тренировка в двойном костюме ...

Но одно наказание мне запомнилось на всю жизнь.

«Локомотив», в котором я в ту пору выступал, как-то в выездной серии из Краснодара в Тбилиси перебирался. До матча в столице Грузии дней пять оставалось, вот и решило наше начальство в плане релаксации пару из них в Адлере провести – позагорать, в море побарахтаться. Вагон (железнодорожники в собственном по стране колесили) отцепили, загнали в тупик, и команда дружненько в Сочи подалась. Ну, а на городском пляже вино, шашлыки... В общем, возвратились все «тепленькими»…

На следующее утро вывел нас Виктор Марьенко на тренировку, когда августовское солнце в зените стояло, выстроил и выдал каждому: «Вы вчера здорово отдохнули, так что сегодня отработаете по выпитому. Вам троим – десяток кругов по стадиону, вам – дюжина, остальным – пятнадцать... В общем, вперед, мужики!». А на градуснике под сорок... До сих пор ту курортную экзекуцию с содроганием вспоминаю.

О.П.: Нарушения режима не часто, но и сейчас случаются, и безнаказанно для футболистов не проходят. Скрыть-то их трудно: бессонные ночи на дискотеках, прием спиртного – ежедневное измерение кровяного давления тут же тебя «заложит». Хотя разумные дозы алкоголя, в общем-то, не возбраняются. Можно, к примеру, на глазах у тренера и банку пива выпить. Было даже время, когда все ребята после игры собирались и по бокальчику себе позволяли. Понятно, что все должно быть цивилизованно, не перерастать в дальнейшую пьянку.

А вот курение не штрафуется. В открытую, конечно, никто не дымит. Но если кто-то и будет замечен, никаких санкций не последует. Начальство ведь знает, кто у него в команде табачком балуется. А таких, замечу, немного. Все профессионалы, никто не будет вредной привычкой свое здоровье и благополучие под сомнение ставить.

ПОЧЕМ ЛИШНИЕ КИЛОГРАММЫ?

Ю.И.: Меня, к счастью, эта проблема не волновала. Из своих семидесяти никогда не выбивался: такой уж конституцией родители наградили. А вот некоторые ребята всегда с тревогой на весы вставали – склонными были к полноте.

В ярославском «Шиннике», в мою бытность, знаменитый хав карьеру заканчивал (фамилию называть не стану), из любого положения метров на сорок мог пас, не глядя, отдать, результат в одиночку сделать. Но исключительно в том случае, если без «лишняка» на поле выходил. Килограммы же буквально липли к нему. После двух выходных в Москве по пять кг на базу в Белкино привозил (рестораны столичные сказывались), и никакие уговоры тренеров не помогали. Приходилось на крайние меры идти – парня не отпускали в первопрестольную. И это срабатывало.

О.П.:За избыточный вес расплачиваться современным футболистам приходится, и довольно основательно. Контролируется этот показатель строго. Нагуляешь за отпуск много килограммов – очень потом пожалеешь. Перед уходом-то на каникулы тебя обязательно взвесят, после возвращения, естественно, тоже, и лишний жирок, уж поверьте, никого в восторг не приведет. Тем, кто генетически расположен к полноте, иногда, правда, навстречу идут: килограммчик-другой прощают. Ну, а если больше веса набрал, в худшем случае заплатишь сразу, в лучшем – получишь неделю на приведение себя в порядок. Не уложишься в отпущенный срок – обязательно деньгами ответишь.

КАК ДОРОГИ ЗВОНКИ В РАЗДЕВАЛКЕ?

Ю.И.:В пору моей игровой карьеры футболисты все время пропадали на сборах да в разъездах (то есть были под контролем тренеров), а потому многие нынешние проблемы снимались сами собой. Это сейчас игроки перед матчами в семьях живут и на тренировки в персональных авто добираются, вот из-за пробок и опаздывают. Мы же после выходных обычно загружались в клубный автобус у трех вокзалов и – в родную Баковку. Если и застревали в дороге, то вместе, а значит, штрафовать было некого.

Проблем с «мобильниками» опять же не было – их тогда не существовало в природе. Да и о единой тренировочной форме речи в командах как-то не заходило – спонсорские контракты с известными мировыми фирмами тогда даже во сне не могли привидеться. Одевались перед тренировками, кто во что горазд.

О.П.:Что по максимуму штрафуется, так это пропуск без уважительной причины каждого тренировочного дня. И размер наказания за это даже не обсуждается. О том, что у футболиста случилось, он обязательно должен руководство в известность поставить. И оно, когда кто-нибудь заболеет, доктора спешно высылает, чтобы тот подтвердил: игрок, мол, действительно в освобождении нуждается. А если пропустишь занятие, и только потом будешь объяснять причины прогула, это, поверьте, «не прокатит».

С мобильными телефонами в последнее время очень серьезно стали бороться. В раздевалках, на разборах и установках включенными их даже самые забывчивые теперь не оставляют – накладно это. Опоздания на тренировки, конечно, по полной наказываются, нарушения единой экипировки – тоже. Предписано в одинаковой форме на поле выходить – будь добр, выполняй. Независимо от того, нравится или не нравится тебе, скажем, в щитках и бутсах работать. Ну и, естественно, всякого рода разборки между игроками (драки, иными словами) штрафами сопровождаются. Причем, как правило, оба участника за несдержанность отвечают: без выяснения, кто прав, кто виноват.

ЦЕНУ ГРУБОСТИ ЗНАЕТ ТОЛЬКО ТРЕНЕР

Ю.И.:Если команду в ходе матча подвел, будь любезен ответ держать – так было и есть. Но какой-то стройной системы наказаний за проступки в ходе самой игры раньше не было. Все от настроения тренера зависело, его отношения к тому или иному факту, в конце концов от взглядов на жизнь.

Я, например, в щитках играть не любил, за что страдал регулярно. Это сейчас они невесомые и плотно к ноге прилегают, а тогда болтались, сползали, мяч контролировать мешали. Вот и приходилось втихаря от обузы избавляться. Линейный арбитр перед выходом на поле подойдет, по голени флажком постучит – вроде бы все в порядке. А при первом удобном случае выбросишь эти ненавистные щитки за ворота и доигрываешь налегке. Если, конечно, обман не всплывет. Но иногда нарушение регламента обнаруживалось, и тогда в послематчевом протоколе соответствующая запись появлялась, а с нею и неприятности. Длинные волосы, которые, подражая «битлам», носил, у арбитров тоже претензии вызывали. Установка была с «неряшливым» видом футболистов нещадно бороться, вот судьи и усердствовали. А уже после тренер, от федерации нагоняй получив, на мне отыгрывался.

О.П.:Неоправданные желтые и красные карточки, насколько я знаю, во всех командах строго преследуются. За «фол последней надежды» или какое-нибудь серьезное столкновение, которого невозможно было избежать, игроков, естественно, не наказывают. А вот за отмашки, удары исподтишка, «ненужные» подкаты сзади или организацию драки отвечать непременно придется.

За невыполнение тренерской установки, слышал, деньги тоже снимают. Но этот момент, на мой взгляд, крайне субъективен. Попробуй разберись, не желает игрок поставленные перед ним задачи выполнять или по каким-то причинам не способен. Наставник ведь, если захочет, и придраться может.

НАДО ЛИ НАКАЗЫВАТЬ ЗА… МОЗОЛИ?

Ю.И.:Неэффективность денежных штрафов многих тренеров к изобретательству подталкивала. И порой это творчество до абсурда доходило. Великий Анатолий Тарасов (своими глазами видел на сборах в Кудепсте), решив привнести хоккейные методы в футбольный ЦСКА, двадцатью отжиманиями за каждый неточный пас игроков в двусторонке наказывал. Ходили по командам слухи о тренере, который с подопечных за простуду, фурункулы, насморк деньги снимал. Поговаривали и о педагоге, считавшем вполне достаточным поводом для карательных санкций даже мозоли на ногах. Как преступное отношение к своему здоровью, а значит, «самострел», их расценивал.

О.П.:Я со многими тренерами работал, и требования у каждого были разными. Не скажу, что существенно отличались, но отличались. Тем не менее основных положений о «преступлениях и наказаниях» буквально каждый наставник строго придерживался.

Ну, а с какими-либо «экзотическими» проявлениями, слава богу, не сталкивался. Однако слышал, что в некоторых клубах штрафовали буквально за все. Вплоть до того, что если не замкнул форвард прострел на дальней штанге (не оказался в нужное время в нужном месте), ему за нерасторопность приходилось расплачиваться.

КСТАТИ

По сведениям «ССФ», за нарушения режима в командах премьер-лиги штрафы доходят до 2000 долларов.

По сведениям «ССФ», за лишний вес в командах премьер-лиги штрафы доходят до 1000 долларов.

По сведениям «ССФ», за неурочные звонки по мобильникам и опоздания или неявки на тренировку в командах премьер-лиги штрафы доходят от 100 до 3000 долларов.

По сведениям «ССФ», за неоправданные удаления с поля в командах премьер-лиги штрафуют до 1000 долларов.