Андрей Соломатин, первый из наших парней, вышедший на растерзание к журналистам, возможно, сам того не подозревая, дал точную характеристику тому, что же произошло 5 июня в Кобе. Когда его засыпали вопросами о силе тунисцев и их дальнейших перспективах, Андрей устало улыбнулся: «Да какое это имеет значение?» Вот именно! По окончании матча значение имело только то, что сборная России победила.

Самое досадное во всех подобных победах то, что ими не удается насладиться. Ребята пришли в раздевалку, а сил и эмоций нет. Все забрали «орлы из Карфагена». Единственный человек, из которого так и струилась энергия, был юный Сычев. Казалось, что Дима улыбается за всех своих партнеров. Примечательно, что после финального свистка каждый из игроков российской сборной потрепал талантливого форварда по волосам. «Молодец, пацан!» — резюмировал Станислав Черчесов, самый опытный из наших.

— А вы помните, как поздравили Диму? — задаю вопрос одноклубнику Сычева Юрию Ковтуну.

— Последние минуты прошли как в тумане. Я уже плыл и играл на таких морально-волевых качествах, что словами этого не объяснить. Поэтому ничего не помню. Знаю, что по окончании матча душа пела. Мы обнимались и приветствовали друг друга. А потом на смену радости пришло опустошение.

— Присутствие жены на стадионе помогло вам?

— Эх, я так хотел увидеть Люду перед началом встречи. Но не нашел ее в толпе и послал воздушный поцелуй в расчете, что он до нее долетит.

Самое интересное, что мне удалось узнать у Людмилы: она эту весточку получила. А выяснилось это вот как: при входе на железнодорожный вокзал, с которого наша сборная должна была возвращаться в Симидзу, я увидел девушек, одетых в футболки российской сборной. Оказалось, что это не простые болельщицы, а самые главные, в своем роде жены декабристов. Супруги Титова, Никифорова, Карпина, Онопко и Ковтуна в ожидании своего поезда делились впечатлениями о матче и вовсю нахвалили наших ребят. Поразительно, но девушки не знали, что через несколько минут к этому самому месту подъедет автобус российской сборной. Когда я им об этом сказал, не представляете, как изменились женщины в лице!

Немудрено, что отчаянные жены пробрались через толпу японцев, приехавших поглазеть на нашу команду, прорвали кордоны полицейских и бросились на шеи своих любимых мужей. Правда, свидание длилось считанные мгновения. Через пару минут отходил поезд на Нагою.

Впрочем, и без того внимание к русским футболистам было чрезмерным. На перроне сотни наших болельщиков говорили им слова благодарности, пожимали руки и заключали в объятия. К Олегу Романцеву и вовсе выстроилась очередь за рукопожатиями. Каждый второй при этом просил главного тренера сфотографироваться на память. Олег Иванович никому не отказывал, но мысли его уносились все дальше и дальше от Кобе. Улучив момент, я задал ему один единственный вопрос: «У нас все хорошо?» — «Да рано об этом говорить, все еще впереди».

Дорога до Сидзуоки на реактивном экспрессе заняла 2 часа 14 минут. За это время и футболисты перестроились от минувших событий к событиям грядущим. Утром 6 июня для них все начнется сначала.