Симидзу по сравнению с Кобе – Северный полюс. Вроде бы расстояние между ними незначительное, а разница в климате существенная. Так что на базе российской сборной вовсе даже и не жарко, да и дышится здесь гораздо легче. В таких условиях быстрее избавляешься от усталости. А что для нас сейчас может быть важнее?

КОВТУН ВЫИСКИВАЕТ СВЕРХРЕСУРСЫ

Каждый футбольный мальчишка мечтает однажды проснуться знаменитым на всю планету. Охае, Сычев-сан! То есть доброе утро, Дима! Ваша мечта сбылась. И дело не только в том, что суперталантливый форвард стал самым юным нашим участником чемпионата мира за всю историю — он вышел на поле в возрасте 18 лет и 222 дней, и даже не в том, что скромный паренек внес перелом в ход матча с Тунисом, поучаствовав в обоих голах. Главное достижение Дмитрия заключается в том, что он просто-напросто не испугался продемонстрировать свои возможности. Специалисты же мигом оценили его скорость, смелость и нацеленность на обострение ситуации. Знаю, что селекционеры некоторых солидных европейских клубов навострили лыжи на встречу россиян с японцами во многом из-за желания взглянуть на 22-й номер русских.

— Не опасаетесь, что не справитесь с таким чрезмерным вниманием к своей персоне?

— Нет, хотя совладать с нервами на подобном турнире не просто, — рассуждает Сычев. — Вот и накануне поединка с Тунисом я жутко волновался, но все-таки сумел себя перебороть. И в игре чувствовал себя весьма уютно.

— Признайтесь, в глубине души успели отдать себе должное за столь удачный дебют?

— Как видите, настроение отличное. Но не из-за того, что я якобы такой молодец, а потому, что в какой-то степени помог команде. Восхвалять же себя не вижу повода: все ребята играли здорово.

— Позволите себе насладиться воспоминаниями о встрече с африканцами?

— Можно было бы, если бы не один важный фактор: ключевая игра с японцами на носу. Все мысли уже о ней. За свою недолгую карьеру я успел понять: в спорте есть только сегодня и завтра.

— Конечно, чемпионат мира — это не хухры-мухры, — подключается к разговору Юрий Ковтун. — Я, например, 5 июня испытал потрясающие ощущения. А на следующий день проснулся и никаких эмоций не обнаружил. Выиграли – красавцы! Но мы ведь пока ничего не достигли. Надо работать дальше и добиваться новых побед, вот тогда положительные эмоции будут постоянно. Понимаю, что осуществить это очень непросто. Во время матча с Тунисом убедился, что на подобных турнирах надо играть не просто через «не могу», а на запредельных сверхусилиях. А уж какие морально-волевые качества необходимо будет включить в противостоянии с японцами, я и вовсе не представляю. И все же думаю: мы выдюжим.

У НАС СВОЯ КОЛОКОЛЬНЯ

Наши ребята изолированы от того ажиотажа, который разгорается вокруг их встречи с самураями. Японцы почему-то убеждены, что шансы русских на победу минимальны. Когда один местный журналист поинтересовался у меня, как закончится противостояние наших сборных, и я ему прямо заявил, что верх возьмет Россия, он уставился на меня как на инопланетянина. Нас вообще здесь не очень-то серьезно воспринимают. Во всех социологических опросах, проводимых не только в Стране восходящего солнца, но и в Бельгии, команду Олега Романцева упорно ставят на третье место в группе. В многочисленных новостях и аналитических передачах, посвященных предстоящему поединку, говорится о том, что русские собираются дать бой хозяевам турнира. Ощущаете подтекст: Япония — явный фаворит.

Однако наши парни при всем уважении к Накате и Ко смотрят на все со своей колокольни.

Если бы вам предложили ничью с хозяевами, согласились бы? — задаю вопрос Карпину.

— Разумеется, нет — говорит Валерий, — мы всегда играем на победу. С таким тренером, с такими исполнителями иначе и быть не может. Японцы конечно же произвели впечатление во встрече с бельгийцами, но не настолько, чтобы поколебать нашу веру в возможность победы над ними.

— А вы что скажете об игре наших главных соперников? — подключаю к разговору Андрея Соломатина

— «Каратисты» понравились, да и «Красные дьяволы» — серьезные товарищи.

— В принципе, ничья между ними нам на руку. Или у вас своя «арифметика»?

— Когда мы на базе смотрели эту игру, то многие из наших болели за хозяев. Здесь тоже есть своя логика. Мне же по большому счету все равно. Пускай делят между собой очки как хотят, главное, чтобы мы побеждали.

— Четырех дней на восстановление с учетом специфики климата вам хватит?

— А что нам еще остается? Да, японцы привычны к этой духоте, у них лишние сутки для подготовки, но нам не стоит забивать этим голову. Мы приехали сюда не за поиском оправданий, а за результатом.

РОМАНЦЕВУ НУЖНЫ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

Беседуя с российскими болельщиками, внесшими заметный хаос в местный порядок, подметил, что некоторые из них беспокоятся: не будут ли японцы чинить нашей сборной какие-то препятствия для подготовки к столь важному матчу?

— Я уверен, что нет, — говорит повар россиян Шакир Раззаков, — по крайней мере по моей линии все идеально. Все продукты, которые нам нужны, мы получаем в срок. Игроки очень довольны своим питанием.

— Никаких претензий к организаторам у меня пока нет, — это уже слова Олега Романцева. — Поля практически идеальные, по крайней мере в тех местах, где не испортили траву ядохимикатами. Охраняют нас основательно, в общем жаловаться не на что.

— Но проблемы-то какие-то есть?

— Главная сложность на протяжении всего сбора заключалась в приведении игроков к общему знаменателю. У тех, кто выступает за рубежом, за спиной длинный сезон, а значит у них не только физическая, но и психологическая усталость сильней, чем у футболистов российского первенства. Впрочем, это беда почти всех сборных, и от того, кто лучше с ней справится, во многом и будет зависеть исход турнира. Радует, что наши так называемые легионеры, по сути, восстановили физическую форму, подтянули и эмоциональное состояние.

— У вас в команде разброс в возрасте между игроками составляет 20 лет. Это как-то приходится учитывать?

— Все одинаково хотят играть в основном составе и побеждать. Никакого разделения у нас нет ни в жизни, ни на поле. Для меня они все равны. Не смотрю ни в паспорт, ни на выражение лица. Главный критерий, по которому я сужу о футболистах, — их отношение к делу, к тренировкам, к игре. Человек должен доказать, что в нем команда нуждается, тогда он попадет в число 11 основных. Все ребята это прекрасно понимают, поэтому занятия проходят иногда чересчур жестко. Приходится их останавливать…

P.S.

Говоря о чрезмерной жесткости, Олег Иванович вовсе не имел в виду вчерашний день. В четверг игроки приходили в себя после сложного матча, так что полноценное занятие даже не планировалось. Вечером футболисты вышли на поле лишь для получения небольшой нагрузки, а вот сегодня тренировка будет серьезная. Ведь она даст Романцеву наиболее богатую пищу для размышлений относительно стартового состава на встречу с японцами.