«Вся его жесткость была наигранная…» - Советский спорт

Матч-центр

  • 10окончен
  • 6-й тур
    перерыв
    Брюгге
    Атлетико М
    0
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Монако
    Боруссия Д
    0
    1
  • 6-й тур
    перерыв
    Барселона
    Тоттенхэм Хотспур
    1
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Интер М
    ПСВ Эйндховен
    0
    1
  • 6-й тур
    перерыв
    Ливерпуль
    Наполи
    1
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Црвена Звезда
    ПСЖ
    0
    2
  • Футбол30 марта 2009 23:30Автор: Савоничева Елена

    «Вся его жесткость была наигранная…»

    В московском «Спартаке» Владимир Федотов дал жизнь целому отряду молодежи: Шишкин, Сабитов, Ребко, Иванов, Кудряшов, Дзюба, Прудников, Динеев… Их так и называли – «пионеротряд Федотова».

    ФУТБОЛ
    ПАМЯТЬ

    В московском «Спартаке» Владимир Федотов дал жизнь целому отряду молодежи: Шишкин, Сабитов, Ребко, Иванов, Кудряшов, Дзюба, Прудников, Динеев… Их так и называли – «пионеротряд Федотова».

    – Для меня Федотов навсегда останется «тренером номер один», – делится заигравший при нем в основе Роман Шишкин, нынче отданный в аренду «Крыльям». – Любил он нас, молодых, особенно. Сколько помню его, Григорьич всегда ездил на стадион имени Нетто, где тренировались дублеры. А там время от времени у каждого из нас случался в душе маленький бунт: «Все! Надоело ждать – уйду в аренду!». Скольких же парней Федотов спас от побега из «Спартака»! Всякий раз он подходил к бунтарям и говорил: «Терпите!» Мне сказал: «Шиша! Работай и не сдавайся. Придет еще в «Спартаке» твое время».

    – Владимир Григорьевич был очень добрым человеком, – говорит спартаковец Олег Динеев. – Бывало, сыграю неудачно, Федотов отловит меня в Тарасовке в коридоре – и давай журить-выговаривать. Но быть жестким у Федотова катастрофически не получалось. Вся его жесткость была наигранная…

    – Мой переход в «Спартак» еще не был делом решенным – и мне велели ехать к Федотову, – вспоминает первую встречу с наставником спартаковец Ренат Сабитов. – Я волновался, накручивал себя и переживал всю дорогу. А он снял мое напряжение за одну минуту. Усадил меня на стул, улыбнулся и сказал: «Хочу тебя видеть в команде!»

    Обычно ведь как бывает: заходишь в комнату к человеку – и что-то непременно бросается тебе в глаза. В комнате у Федотова бросалась в глаза его улыбка. Он и сам, как человек, раз и навсегда врезался в сердце и память.

    О его смерти я узнал от Ромы Павлюченко. Спрашивал на днях у знакомого доктора: «Можно мне навестить Григорьича?» Он сказал: «Ему получше, но ты подожди немного: пусть организм окрепнет». А на следующий день Федотова не стало…