ЕВРОФУТБОЛ
Легионеры

АЛЕКСАНДР КЕРЖАКОВ. Стоит зайти разговору о неудачах Павлюченко в «Тоттенхэме», все сразу вспоминают последние севильские месяцы Кержакова. Мол, та же история – форвард сборной России в топовом европейском чемпионате начал за здравие, потом снизил обороты…

Так ли схожи два этих случая, как представляется на первый взгляд? «ССФ», сознательно акцентируя внимание на тех моментах, что, по нашему мнению, мешают российским бомбардирам раскрываться на Западе, решил обсудить эту тему с самим форвардом «Динамо».

«20-ЛЕТНИМ ПАЦАНОМ, МОЖЕТ, И СИДЕЛ БЫ НА «ЛАВКЕ»

– Сразу хочу оговориться: у меня своя история, у Павлюченко – своя. Параллелей искать не стоит, – Александр верен себе – и здесь его точка зрения идет в разрез с мнением большинства. – Достаточно сравнить суммы трансферов: сколько за меня заплатила «Севилья» и сколько – за Рому «Тоттенхэм» (5 миллионов евро против 17-ти. – Прим. ред.). За рубежом к этим цифрам относятся очень серьезно. Если у человека солидный трансфер за плечами, ему и карты в руки. То есть – доверия больше, больше шансов проявить себя, времени на раскачку. С игровой практикой проблем поначалу практически нет…

 – Но потом они появляются…

 – Смотря у кого. Все от футболиста зависит.

 – Хорошо, и вы, и Роман с этими проблемами столкнулись. Причем основные трудности начались после того, как в ваших командах поменялись тренеры. Считаете – не нужно параллелей, между тем, пусть и в разные клубы, но и Кержакова, и Павлюченко один наставник приглашал – Хуанде Рамос…

 – И что? Не думаю, что Рамос питает какую-то особую симпатию к российским форвардам, просто так получилось – меня он пригласил в свою «Севилью», а Павлюченко – в «Тоттенхэм». Совпадение – не более того. С другой стороны, не буду спорить, когда тренер в тебе заинтересован, когда он видит тебя в своей команде – это, безусловно, важный, наверное, даже самый важный момент. Лично я с уходом Рамоса в доверии сильно потерял…

 – У нового наставника оказались свои любимчики? Опять же Павлюченко прекрасно знает, что это такое – Реднапп делает ставку на других форвардов…

 – Но ведь сначала Реднапп находил ему место в составе, верно? Только в последнее время Рома выпал из обоймы…

А у меня изначально было мало шансов на успех. Хименес в первом же своем большом интервью на посту главного тренера «Севильи» заявил: «Лучшие нападающие нашей команды – Кануте и Фабиано». И если при Рамосе не было разделения игроков на «основных» и «запасных», то при Хименесе я прекрасно понимал: как ни сыграю, все равно сяду на «лавку». Случалось даже, что тренер мне прямым текстом говорил: выйдешь в основе, но минуте на 50-й я тебя заменю. Такой подход, естественно, оптимизма не внушал.

 – Возвращаясь к любимчикам…

 – У каждого тренера имеются свои симпатии. Кем-то восторгается, в ком-то видит себя молодого… Возможно, Хименес где-то и симпатизировал Фабиано с Кануте. Вот только они и без этого прекрасно обходились – много забивали, команда побеждала. Тренер логично и объяснимо не хотел ничего менять. Сложилось так – пошла игра у партнеров-конкурентов. Для футбола обычное дело – кому-то в определенный момент «прет», а кому-то нет. Мне в тот момент не «перло». Я получал небольшое количество игрового времени, за которое попросту не успевал что-либо сделать.

 – А что нужно делать, чтобы тренер захотел поменять свои взгляды? И возможно ли это вообще в ситуации, когда ставка целенаправленно делается на других игроков?

 – В футболе все возможно. Но в том положении действительно требовалось показать что-то сверхъестественное. А мне даже внутри себя трудно было эту ситуацию перебороть. Пусть Хименес и говорил: «Я вижу тебя сразу после Кануте и Фабиано» – меня это не устраивало. Будь я 20-летним пацаном, может, и сидел бы на «лавке», терпел, ждал. Но в 25 лет хотелось играть!

«ПСЖ» ПРЕДЛОЖИЛ ПОЛУГОДОВОЙ КОНТРАКТ, НО…»

 – Переломным моментом вашей севильской карьеры стал январь 2008-го, когда Кануте уехал на Кубок Африки. Вы получили место в основе, но, регулярно выходя на поле, так ничего и не забили…

 – Если честно, первые мысли о смене клуба появились еще при Рамосе. Там была такая ситуация: я забил «Хетафе», следом «Рекреативо» – а через четыре дня оказался на скамейке в игре с «Арсеналом». Но в тот раз все сгладилось. Просто я знал, что тренер продолжает на меня рассчитывать.

Что касается январских матчей 2008-го, то соглашусь – в какой-то степени это был момент истины. Увы, проявить себя не удалось. Лишние переживания помешали сконцентрироваться на футболе. Да и мыслями я, если честно, давно уже был не в «Севилье».

 – Выходить на поле, размышляя о смене клуба – разве это нормально?

 – Нет, конечно. Меня такое поведение не оправдывает, только чего уж тут – рассказываю, как было…

 – Если б хоть мяч забили – «прорвало» бы, как считаете?

 – Кто знает? Все что угодно могло случиться. Мог, например, не забить, но остаться и потом свои голы «добрать». Нет, тут сослагательное наклонение неуместно. Как говорится: уходя – уходи. Я думал о смене клуба, без внутреннего шараханья – а может, остаться?

В клубе, конечно, пытались повлиять. Тот же Хименес убеждал: «Мне нравится твой стиль игры. Как только кто-то из ведущих форвардов выпадет – займешь его место». Но я для себя уже все решил.

 – Между тем «Севилья» могла отдать вас в аренду…

 – Это я сам хотел сменить обстановку, получить игровую практику перед чемпионатом Европы. И вариант был неплохой – «ПСЖ» предложил полугодовой контракт. Но оказалось, что в севильском клубе существует правило: никого в аренду не отдавать, только продажа…

 – У Рамоса в «Тоттенхэме» могли оказаться?

 – В тот период, когда эту команду возглавлял Хуанде – нет.

 – Те проблемы, что возникают у наших игроков на Западе, специалисты склонны увязывать с пропастью, существующей между российским чемпионатом и топ-лигами Европы. Другие скорости, постоянная борьба, футболистам трудно перестроиться, им не хватает «физики». Вы и сами как-то признавались: «Там все другое – техника обработки мяча, быстрота принятия решений…».

 – Говорил, но о пропасти, заметьте, речи не шло. Она если и существует, то в головах тех людей, кто об этом рассуждает. Да, у наших команд часто возникают проблемы в матчах с топ-клубами в той же Лиге чемпионов. У команд – не у игроков. Убежден, большинству футболистов сегодняшней сборной России по силам заиграть в лучших клубах Европы. Пример Аршавина – тому подтверждение. Со всеми там можно бороться, всех можно обыгрывать. Поверьте, если бы у нас сегодня в сборной легионеров насчитывалось не два человека, а пять-шесть, этих разговоров о пропасти и в помине бы не было!

«ПАВЛЮЧЕНКО ВЕРНЕТСЯ, ЕСЛИ САМ ЭТОГО ЗАХОЧЕТ»

 – Вы против сравнений, но все же – «Севилья» приобрела Кержакова в зимнее трансферное окно, когда сезон в Испании был в разгаре, «Тоттенхэм» подписал Павлюченко к третьему туру чемпионата Англии… Тяжело вливаться в новый коллектив, в новый турнир, что называется, с ходу?

 – Нужно, чтобы команда при тебе результат давала. Будет результат – будешь и дальше играть, и в коллектив быстрее вольешься, нет – сядешь на «лавку» в ожидании своего часа.

В то же время, думаю, что все-таки мне было несколько сложней, чем Роме. Он приехал в Лондон, когда сезон только-только начался – состав «Тоттенхэма» еще не был обкатан, все могло измениться. А я ряды «Севильи» пополнил, когда в Испании почти круг отыграли и команда шла по накатанной.

 – Сборная, когда в клубе не ладится – как отдушина?

 – Не знаю. Когда у меня начались проблемы в «Севилье» – меня и в сборную перестали вызывать. Я в «Динамо» перешел, но и это не помогло. Сказали: сначала нужно в новой команде закрепиться. Закрепился – молчок. Почему больше не вызывают – никто мне до сих пор так и не объяснил...

 – Для Павлюченко «come-back» в Россию – не вариант? Считается ведь, что «возвращенцы» расписываются в собственном неудачном покорении Европы.

 – Глупости! Нет, конечно, если вбить себе в голову, что возвращаться назад – это страшно и стыдно – то, скорее всего, так оно и будет. Но я по этому поводу нисколько не переживал. О каком неудачном покорении Европы может идти речь, если мне в составе «Севильи» довелось выходить против лучших футболистов мира, забивать, два серьезных трофея над головой поднять, открыть для себя Лигу чемпионов?! Потом ведь – я вернулся, чтобы играть, побеждать, а не заканчивать карьеру, подводить какие-то итоги. Мне 26 лет – все еще впереди!

 – То есть если Роман вернется…

 – Вернется, если сам этого захочет. Повторюсь – ничего страшного здесь нет.

«С МЫСЛЯМИ О ЕВРОПЕ НЕ РАССТАВАЛСЯ»

 – Хотелось бы обсудить, так скажем, «бытовые» моменты, влияющие на европейскую карьеру россиян. К примеру, знание языка. У того же Павлюченко с английским большие проблемы…

 – И с футбольными терминами тоже? Почему спрашиваю – это очень важно, понимать, что от тебя хотят партнеры и тренеры, плюс уметь самому выражать свои мысли по ходу тренировки или матча.

А в быту – это уж каждый решает для себя сам. Хочешь общаться с коллективом – пожалуйста, нет – тоже твое дело. Никаких упреков, и клуб вряд ли будет настаивать на изучении языка. Но только при одном условии – если у тебя на поле все в порядке.

 – Какое решение принял для себя Кержаков?

 – Испанский я начал учить еще в Питере – брал несколько базовых уроков. Не зря.

 – Скоро первое интервью на испанском дали?

 – После матча с «Рекреативо» – где-то через месяц, как в Севилью переехал. Смотрел потом запись – ничего получилось. И я журналистов понимал, и они меня, и слова вроде грамотно подбирал. В этом вопросе главное – ошибок не бояться, не тушеваться, когда что-то не выстраивается.

 – Поигравший в Германии Сергей Горлукович считает, что лучший способ выучить язык – чаще общаться с болельщиками в баре…

 – Насчет баров не знаю – не моя тема. Я старался просто запоминать то, что говорят ребята в раздевалке, на тренировках. И вот так более или менее все запомнил.

 – Не секрет, что на Западе иное отношение к легионерам, нежели в России. Никто там с ними не нянчится…

 – Мне слово не нравится – «нянчиться». А у нас, что – нянчатся? Я как-то не заметил. Помогают – да. К примеру, в «Динамо» есть специальный международный отдел, который всячески поддерживает футболистов. Здесь не скажут: «Твои проблемы, сам и разбирайся!». Клуб старается помочь игроку в любой мелочи. Это правильно и очень приятно. Жаль, в «Севилье» такого отдела нет. Мне в свое время его помощь пришлась бы кстати.

 – Дефицит общения может нагнать тоску и сказаться на футбольных делах легионера?

 – Вряд ли. Если семья рядом – о тоске и речи нет. Хотя нам в этом плане проще было – у жены в Испании родня. Что интересно – выяснилось это буквально накануне нашего отъезда в Севилью и стало приятным сюрпризом.

 – Отношения с болельщиками… Вы где-то сказали, что испанские фанаты шокируют своей развязностью.

 – Ну, как шокируют… Поначалу меня немного раздражало, когда незнакомые люди окликали, останавливали на улице, хлопали по плечу. Не понимал такой бесцеремонности. Но постепенно привык. Просто менталитет такой. Южные люди – эмоциональность в крови. Как послеобеденный отдых – знаменитая сиеста, как вечные «завтраки»… Там ведь ничего не делают сегодня!

Нет, у меня с болельщиками были нормальные отношения. Больше того – многие просили остаться. Что отвечал? Хочу играть, поэтому и ухожу.

 – Наконец, пресса. Английским таблоидам только дай повод – вмиг скандал раздуют. «Павлюченко не нравится, как кормят на базе «Тоттенхэма»!». «Почему он англичанкам предпочитает русских девушек?». Вам в Испании подобные заголовки посвящали?

 – И близко не было. В этом, кстати, отличие – если английские газеты любят обсудить околофутбольные дела, то испанские прежде всего разбирают саму игру.

 – Существуют еще адаптационные моменты, что я не назвал, а вы можете добавить?

 – Да вроде бы все разобрали…

 – Тогда на правах опытного легионера дайте совет коллеге Павлюченко – как российскому форварду на Западе пройти испытание «лавкой»? Что нужно делать? Не замыкаться в себе? Оставаться после тренировок? Беседовать тет-а-тет с тренером?

 – Какие тут могут быть советы? Главное – бороться, драться за место в составе, руки не опускать! Но я уверен – Рома сам знает, что нужно делать, и у него еще обязательно будут шансы проявить себя в премьер-лиге.

При этом замечу, что сидеть на «лавке» в «Тоттенхэме», по-моему, все же проще, чем в «Севилье». Лондонцы по организации дела представляются мне более развитым, более солидным клубом. Я, конечно, не знаю, насколько внимательно там относятся к своим игрокам, зато могу рассказать, как это было у меня – поддержки со стороны клуба практически не ощущалось! Не то что бы я только и ждал этой помощи, но, скажем, в тех же бытовых вопросах просто напрашивалось проявление большего участия. Ну, да мы об этом говорили…

 – Последний штрих: сами на Запад поглядываете? Хотелось бы еще поиграть в Европе?

 – А почему нет? Я ни разу за все это время не пожалел, что покинул «Севилью», но и с мыслями о возвращении в Европу не расставался. Разумеется, это должна быть хорошая команда не из робкого десятка и топ-чемпионат.

 – Испания, Англия, Италия?

 – Не имеет значения. Любой чемпионат, что котируется выше российского.

 – А таких, по-вашему, много?

 – Принято считать, что пять.

 – Да, но Францию и Германию, говорят, мы уже догнали.

 – Не знаю, не знаю…

 

МЕЖДУ ТЕМ

Кержаков выступал за «Севилью» с января 2007-го по февраль 2008 года. Всего провел 43 матча (в чемпионате Испании – 25), забил 11 мячей (8). Средняя результативность – 0,25 гола за игру (0,32).

В первом сезоне за пять месяцев провел 27 игр (в чемпионате Испании – 15), забил 7 мячей (5). Средняя результативность – 0,25 гола за игру (0,33).

У Павлюченко в «Тоттенхэме» за восемь месяцев первого сезона цифры следующие – 31 матч (в чемпионате Англии – 23), 13 голов (4). Средняя результативность – 0,41 гола за игру (0,17).