-->

СОБЫТИЕ ДНЯ. ФУТБОЛ. СЕГОДНЯ. 19.00 (МСК)
ПРЕМЬЕР-ЛИГА. 4-Й ТУР. «КРЫЛЬЯ СОВЕТОВ» – «ХИМКИ»

Две недели, до домашней игры с «Химками», «Крылья» квартировали в Москве: жили в гостинице в центре столицы и тренировались то в «Лужниках», то на Восточной улице. Две недели Коллер, уставший от внимания, исправно соглашался на встречи с журналистами. А для материала в «Советском спорте» чешский гигант даже вспомнил молодость и… сел за руль трактора!

…Полтора часа в низком кресле в лобби отеля не выдержал бы, наверное, даже Иржи Ярошик с его ростом 196 сантиметров. Ян Коллер, в котором 202 сантиметра, молча откидывался на спинку кресла, когда затекали ноги, и по-доброму улыбался.

Чех Ярошик, еще в Самаре выбившийся из сил от работы у Яна переводчиком, от интервью уклонился. Страхуясь от недопонимания, Ян выбрал новую жертву – переводчика «Крыльев» Алексея Везерова… и оставил человека практически без работы. Чех серьезнейше вслушивался в каждую фразу и отвечал на нее по-русски. В редкие моменты, когда Коллер переспрашивал «ще раз?» и не понимал ни меня, ни переводчика, он давал правильные ответы на русском интуитивно…

«ТРЕТИЙ КОСТЮМ МНЕ СОШЬЮТ В САМАРЕ»

– Ян, ваш тренер Леонид Слуцкий придумал для коллег шутку: «Хотите нейтрализовать Коллера – украдите у него сумку с обувью. Ни в одном городе нет бутс пятидесятого размера!».

– Я вам расскажу, после чего он стал так шутить. Однажды в Самаре, когда у нас была тренировка на стадионе «Металлург», мои бутсы остались стоять на базе… Босиком я работать не мог – и Слуцкий ждал полчаса, пока мне доставят обувь на стадион.

– В прошлое воскресенье выяснилось, что есть и другой способ оставить вас не у дел…

– Есть! – смеется Ян. – Защитник «Локомотива» в борьбе угодил мне рукой в лицо – и у меня из глаза выпала линза. Пришлось прямо посреди игры бежать в раздевалку, чтобы вставить новую.

– «Вот Коллер бедолага, – посмеивались с трибун фанаты, – убегал – на табло было 1:0, вернулся – уже 1:1!». Вы хоть знали, когда выскочили из-под трибуны, что хозяева, пока вас не было, сравняли счет?

– Я еще в раздевалке услыхал, как заревел стадион, и понял, что забили нам. Вышел, глянул на табло – дурное предчувствие подтвердилось. А из-за линз я и раньше с поля бегал, но такого, чтобы «вернуться с голом», до случая в Черкизове не было!

– Сколько лет вам было, когда вы доросли до двух метров с двумя сантиметрами?

– Восемнадцать. Но сильно расти я начал уже с тринадцати!

– А где брали одежду, когда не были известны и богаты?

– Проблемы возникали лишь с «ботами». Я их очень берег, потому что у меня были одни ботинки – на год. А одежду мне, папе и брату наша мама раньше шила сама. Но теперь в Чехии появились магазины «Нестандартные размеры».

– На прошлой неделе Ярошик водил вас по магазинам в Москве. Что-нибудь подобрали?

– Вообще ничего не купил здесь!

– Почему?

– По магазинам мне ходить не нравится. К тому же сейчас ничего и не нужно, – простодушно проговаривает великан. – Я все спортивное ношу (Ян ходит в голубой форме «Крыльев Советов». – Прим. ред.). Два костюма мне сшили клубы, когда я был в Германии и Монако. Когда «Крылья» будут играть в Лиге чемпионов, думаю, мне сошьют и третий костюм – в Самаре. Но костюмы я не люблю!

– Ян, как часто вы, будучи таким большим, портили клубный инвентарь?

– Только раз. В «Спарте» меня отчего-то не полюбили ни болельщики, ни футболисты. На то, что нашу связку с высоким Локвенцем фанаты называли «атакой жирафов», я не сердился. Но однажды после матча один из наших игроков стал кричать на меня: «Почему ты сегодня не забил гол?!». И от обиды я ударил кулаком в дверь раздевалки. А она, – смеется, – у всех на глазах разлетелась в щепки!

– Дверь вставляли вы?

– Нет. Дверь пришлось вставлять им, потому что это был мой последний матч за «Спарту».

«ЧИНИТЬ ТРАКТОРЫ Я НЕ РАЗУЧИЛСЯ»

– Я родился в Праге, но, когда мне было шесть лет, – вспоминает Ян, – родители купили домик в деревне, и мы всей семьей переехали туда. Наша деревня называется Сметанова Льхота.

– Там делают самую вкусную в Чехии сметану?

– Там ее вообще не умеют делать! У кого ни спрашивал – никто даже не знает, почему так назвались. Все говорят: «Ну, что ты, Ян, привязался! Сметанова – и сметанова!». Малюсенькая чешская деревня, где всего пятьсот человек, и я – пятьсот первый.

– Чем занимаются ваши родные?

– Мама работала на складе. А отец и брат ремонтировали машины. В юности, еще до «Спарты», я тоже выучился на автомеханика и умел чинить даже сельскохозяйственную технику.

– Если в Самаре на улице заглохнет трактор, вы сможете его отремонтировать?

– Время прошло, – смеется, – но навыки не потеряны. С несложным ремонтом справлюсь: заменю колесо, аккумулятор. Беда лишь в том, что модельный ряд машин поменялся – и с современными я уже вряд ли совладаю. Но тракторы чинить не разучился. Я, если заглохнет моя «Нива», даже проехать смогу на тракторе по улицам Самары!

– В прошлом году самым сильным человеком мира стал Василий Вирастюк. Украинский Вася в свободное время балуется ручной буксировкой грузовиков…

– Нет, – для пущей важности Коллер аж покряхтел, – поднять трактор я точно не смогу!

– Отец ваш не только машины чинить успевал, но и стоять на воротах сельской футбольной команды…

– В шестнадцать лет на его место поставили меня. Через год я не выдержал и сказал: «Не хочу стоять – хочу бегать!». Сейчас даже отцу тяжело в воротах: ему 67 – и он играет в деревне в теннис.

– Но вратарская история спустя несколько лет повторилась с вами в Дортмунде…

– В игре с «Баварией» наш голкипер Йенс Леманн получил красную карточку, когда замен уже не было. И Йенс подошел ко мне, стянул с себя оранжевый свитер, стащил с рук перчатки и отдал всё мне. Я встал в ворота – и мне никто не мог забить. После игры я вернул перчатки и свитер Йенсу – но взамен мне сшили собственный вратарский свитер с надписью «Коллер» на спине!

– После подвига в воротах менеджер «Боруссии» Михаэль Майер предложил вас клонировать. «Такой игрок, – настаивал Михаэль, – нужен нам во всех линиях и на всех позициях!».

– (Смеется.) Не надо меня клонировать! Если б на поле играли одиннадцать Коллеров (Ян делает ударение на последний слог. – Прим. ред.), это бы не было хорошо. Даже в атаке надо, чтоб один был высокий, а другой маленький, юркий.

– Говорят, после одного из зимних хоккейных матчей в Сметанове вы, чуть-чуть переборщив с пивом, пообещали деревенским приятелям вернуться в «рамку» своей первой команды.

– Неправда! – восклицает Коллер. – Когда я вернусь в Сметанову, мы с братом будем играть в одной связке нападающими!

«ОХ И ЛЮБЛЮ ЖЕ Я ПОЕСТЬ!»

– Ян, чем вас кормила в детстве мама, что вы выросли таким большим?

– Ничем особенным. В нашей семье мы все такие высокие: дед, отец, брат. Но я перерос их всех! Брат ростом с Ярошика.

– Кем вы полтора года служили в чешской армии: связистом, танкистом, десантником?..

– В армии я все полтора года провел на кухне возле повара. В части на меня начальник только глянул, – сразу сказал: «Иди в кухню, помогай!». Еды там было много – и мне это нравилось. Теперь благодаря армии я могу сварить себе дома все, что угодно: курицу, мясо в шпагате… – с воодушевлением взялся перечислять Ян.

– Вы живете в Самаре один?

– Уже в пятницу ко мне приезжает из Чехии жена Эдвика с двумя дочками.

– Ян, а вам выдают в самарской столовой двойную порцию как самому большому человеку в команде?

– В Самаре у нас шведский стол – и еды я с него набираю столько, сколько хочу. Ох и люблю же я поесть! – от души посмеялся над собой чех. – Пока, чтоб не толстеть, мне хватает тренировок. Но, когда закончу карьеру, с весом у меня будет большая проблема!

– Автомеханик – семейная профессия. С армией тоже все понятно. А как вы умудрились банкиром стать?

– Это случилось так. У директора банка была дача в нашей деревне. И, когда Чехия и Словакия отделились друг от друга, какое-то время деньги еще были общие. Директору потребовались два человека, чтобы собрать все чехословацкие деньги, которые есть в республике, и пересчитать их. В школе я учился средне – на два-три (четверки и тройки по-русски: в чешских школах пятибалльная система, где самая высшая оценка – единица. – Прим. ред.). И мы с моим деревенским приятелем целый год честно считали деньги на калькуляторах.

– Сколько раз в жизни вы смотрели на людей снизу вверх?

– Раза два точно смотрел, – Коллер улыбнулся вопросу и начал вспоминать. – Первый раз – на чешского баскетболиста Вельша (рост Иржи – 206 см. – Прим. ред.). Второй раз – на русского боксера Валуева (рост Николая – 213 см. – Прим. ред.): я тогда играл за «Нюрнберг», а у него в этом городе должен был состояться бой. Мы с ним даже вместе «фотились» для рекламы спортивной одежды. Валуев – очень большой человек! – внушительно произносит Ян.

– Это правда, что у всех великанов есть общая мечта – хоть пару часов побыть маленькими?

– Когда мне было десять-одиннадцать лет, я хотел стать маленьким. А сейчас уже нет, – Ян улыбается. – В отличие от вас, дома я выкручиваю перегоревшие лампочки, не вставая на табуретку!

– А самарские дети вас дразнят: «Дядь, достань воробушка!»?

– «Дядичка, дай мне врабцэ?» – поражается богатству русских дразнилок чех. – Не-е. Пока не слыхал. Но мои друзья в Чехии, посмотрев однажды фильм «Парк Юрского периода», до сих пор зовут меня «Дино». Сокращенно – от «диносавруса».

«ПОЕДУ ПО ВОЛГЕ С ЖЕНОЙ И ДЕТЬМИ»

– Ян, вы всегда знакомитесь с болельщиками своей новой команды в пять утра?

– О, такое было только в Самаре! Прекрасный момент! Сошел с самолета в пять утра, а меня уже приветствуют тридцать болельщиков!

– Включая подвыпившего мужчину, который кричал не вам, а другому высокому пассажиру: «Добро пожаловать, Ян!»…

– Да? Я на него не обиделся! Из аэропорта меня повезли в пивной дворик одной из гостиниц. Затем я отправил своих агентов кататься на теплоходе, а сам скорей поехал на тренировку «познавать» команду. Агентам так понравилось на теплоходе, что этим летом после их рассказов я тоже поеду по Волге с женой и детьми!

– В карьере вы не случайно останавливаете выбор на пивных странах и городах: Чехия, Германия, Самара?..

– Еще я играл в Монако – а в Монако пиво не пьют. Но мне нравится пиво. В Чехии оно очень популярно! А в Самаре я ни глотка «Жигулевского» так и не выпил. Вот вернемся из Москвы – и я его попробую.

– То, что в Самаре девушки любят пиво больше, чем Коллера, – ваше единственное разочарование от Самары?

– Да! Да! – громко поражается Ян. – Я привык пить очень мало пива, а там юные девочки стоят на улице и пьют пиво из огромных бутылок!

– Как ваш тренер Леонид Слуцкий отучал вас и Иржи Ярошика от пляжного волейбола?

– Летом в Самаре очень хорошо! И после очередного матча тура мы с Иржи шли на пляж играть в волейбол. Но за два дня до следующего тура Слуцкий накладывает на наши пляжные игры запрет. Сам Леонид на пляж еще не приходил. Почему? Я думаю, он боится проиграть нам! Я в пляжный волейбол играл блокирующим еще в Праге и Монако!

«Я ХОЧУ ИГРАТЬ ТОЛЬКО В САМАРЕ!»

– Ян, а почему вы назвали старшую дочку так же, как и жену?

– Это наша семейная традиция – маму жены тоже зовут Эдвикой. Но вторую дочь мы так назвать уже не могли, поэтому дали ей имя Катерина. А у меня и папа Петр, и брат Петр…

– Слуцкий мне как-то признавался: если жена оставит его одного с ребенком – он Диму даже на горшок не сможет правильно посадить.

– Я нормальный папа. Я только косички дочкам заплести не смогу, а всему остальному я научился: пеленаю, кормлю их, купаю… Моя старшая уже играет со мной в теннис и футбол. Когда супруга уезжает, а потом возвращается – с детьми все в порядке.

– Ваш друг Иржи Ярошик восемь часов искал по Самаре пропавшую кошку Джулию и в итоге снял ее с дерева с пятиметровой высоты. Что вы способны делать восемь часов подряд?

– Кошек я восемь часов искать не стал бы! Не считая футбола, восемь часов я могу играть только в «паненки» (куклы. – Прим. ред.). В детстве я рос с братом, и кукол, – смеется, – у нас не было – одни мячи. И сейчас я с удовольствием забираюсь на диван к маленьким дочкам и вместе с ними играю с их куклами.

– Кто в мировом футболе тот самый бесстрашный защитник, который никогда не боялся Яна Коллера?

– А меня никто никогда не боялся, – наивно произносит великан.

– Вы уверены? Фраза в ваш адрес русского тренера «Динамо» Андрея Кобелева уже вошла в футбольный фольклор: «Да к нему даже приблизиться-то страшно!»…

– Во время перерыва на игры сборных «Крылья» провели с «Динамо» товарищеский матч. И у нас не было проблем – этот тренер меня уже не боится, – смеется Коллер.

– Как вам смотрятся матчи чешской сборной после официального с ней расставания?

– Немножко нервозно. Мне будет грустно, если наша сборная не поедет на чемпионат мира. Последнюю игру со словаками мы с Иржи смотрели в «Чешском доме» вместе с Мареком Чехом, Иранеком и Калоудой. А рядом с нами сидели словаки и болели за своих. Словаки победили, – вздыхает. – Но в сборной я играть уже не хочу – хочу играть только в Самаре!

P.S.

На следующий день после интервью «Крылья» провели очередную тренировку на стадионе «Москвы».

– Конечно, я дам Коллеру трактор! Ведите! – приветствовал улыбкой корреспондента «Советского спорта» директор стадиона Владимир Ашаев.

Увидев, что русский трактор так мал, Ян смутился:

– У нас в деревне тракторы больше!

Пригнувшись, он залез в кабину, я прыгнула в кузов. И Коллер уже приготовился заводить, как…

– Ребята, может, не надо? – перекрестился старик, работник стадиона.

Остановились. Чешский «трактор» заведется уже сегодня – в матче с «Химками».

Связанные материалы: