ЧЕМПИОНАТ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ. ПРЕМЬЕР-ЛИГА
4-Й ТУР. «МОСКВА» – «СПАРТАК» – 3:1

Москва

3

Спартак

1

В субботу «Спартак» оказался вчистую переигран «Москвой», где заправляли трое бывших спартаковцев – Алексей Ребко, Александр Самедов и Дмитрий Тарасов.

А БЫЛ ЛИ «СПАРТАК»?

Леонида Федуна, который спустился из VIP-ложи через пять минут после матча, очень хотелось спросить: насколько велик кредит доверия Микаэлю Лаудрупу? Если хорошая игра и ничья с «Зенитом», как говорил владелец «Спартака», была закономерным итогом работы в межсезонье, то как расценивать заслуженные поражения от «Кубани», от «Москвы»? Это что – случайности? Не слишком ли их много?

Но Федун, расцеловавшись по дороге с пожилым мужчиной и бросив лишь мимолетный взгляд в мою сторону, в машину сел молча.

А вот Вагиз Хидиятуллин, который ушел на пару минут раньше, смолчать не захотел.

– Как мне «Спартак»? Какой «Спартак»? Не было сегодня никакого «Спартака». Так, команда второй лиги...

Конечно, заслуженный спартаковец сказал это в сердцах. Но от истины он ушел недалеко.

«ТЫ ВСПОМНИ, КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ…»

Болельщики «Спартака» уже знают: матч с «Москвой» – значит, жди тренерской отставки или назначения. Ничья 3:3 после 3:0 в первом тайме стоила в 2006 году места Александру Старкову. Поражение 0:2 в 2007-м привело к отставке Владимира Федотова и назначению Станислава Черчесова. В 2008-м матч второго круга стал последним для и.о. главного тренера Игоря Ледяхова. И одновременно первым матчем российского чемпионата, который увидел вживую Микаэль Лаудруп, нынешний наставник красно-белых.

Пожалуй, не будет ошибкой предположить, что датчанина тогда поразили и обветшалые стены стадиона, и ламповое табло, и обезьянье уханье трибун в адрес темнокожих легионеров. Но больше всего – игра «Спартака», который ударно провел первый тайм, забив гол и не реализовав пенальти («отличился» Моцарт), и встал во втором. Гендиректор «Спартака» Валерий Карпин, помнится, выходил тогда из VIP-ложи, где сидел почетный гость, на воздух и вполголоса поругивал игру своей команды, не обращая внимания на сидящих рядом журналистов. «Спартак» в тот сентябрьский день проиграл 1:2.

Результатов от Лаудрупа в прошлом году никто не требовал. Восьмое место – тому свидетельство. В межсезонье требовалось подобрать игроков, которые «соответствуют уровню «Спартака», и поставить игру. Пусть не фирменную спартаковскую – какую-нибудь.

С начала чемпионата России прошло четыре тура. А «Спартак» прежний. То вспыхивающий, как факел, в одном матче, то удивительно аморфный в другом.

КАРИОКА – МОЦАРТ В МОЛОДОСТИ?

Перед сезоном я пытался прикинуть оптимальные составы для каждой из команд премьер-лиги. И обнаружил, что наибольшие проблемы с требованиями лимита на легионеров (не более шести на поле одновременно) будет испытывать «Спартак». Подтвердилось это наблюдение уже в первом туре, когда Лаудруп вынужден был поменять в перерыве Кариоку на Павленко, потому как вместо получившего травму Макеева требовалось выпустить Родригеса.

В матче с «Москвой» из-за дефицита россиян Родригес не попал даже в заявку – единственным защитником среди запасных Лаудруп выбрал более универсального Штранцля. А место на левом фланге обороны занял 18-летний Максим Григорьев, который еще полтора года назад… был нападающим! Григорьева уже подключали к матчам за основу – в прошлом году с «Тоттенхэмом», в этом – в игре с «Кубанью». Оба раза эксперимент не удался. Лаудруп отправлял юношу в дубль. Почему Максим снова вышел в основе – одна из загадок датского тренера, которые еще предстоит разгадать.

То же самое касается Кариоки, которого один мой коллега метко окрестил «Моцарт в молодости». Бразилец пока ни разу не выдал той игры, которая доказала бы правильность его покупки – даже в поединке с нальчанами, где он поучаствовал в обеих голевых комбинациях. Между тем Кариока неизменно выходит в основе.

Встречи, в которых здорово сыграл Сергей Ковальчук, за последние три года тоже можно сосчитать по пальцам. Но и он, едва восстановившись от очередной травмы, появился в субботу в стартовом составе. И по традиции не впечатлил.

Впрочем, как и остальные спартаковцы.

«МОСКВУ» ПРОРВАЛО

Наставник «Москвы» Миодраг Божович в предматчевом интервью «Советскому спорту» пообещал, что против «Спартака» его команда забьет-таки первый мяч в чемпионате. И не ошибся. Уже на второй минуте Бракамонте почти во вратарской катит мяч Чеснаускису, и тот вколачивает его под перекладину. Чем занимались в этот момент защитники «Спартака», оставившие литовца одного, вряд ли знают и они сами.

1:0 на второй минуте – это похоже на нокдаун. У красно-белых ничего не получается, а «Москва» раз за разом удивляет разумной, поставленной игрой. И вскоре удваивает счет. Подача Самедова, рикошет от головы Чеснаускиса – и Епуряну вносит в ворота сначала мяч, а потом – по инерции – иПлетикосу. Оборонцы «Спартака» опять почему-то забыли, как нужно исполнять должностные обязанности.

У игроков в белой форме, несмотря на поддержку почти полного стадиона, ничего не получается. Бьет со штрафных в небеса Алекс, вхолостую растрачивает «бензин» Саенко, с ужасающе низким КПД играет Баженов, больше всего запомнившийся своим эмоциональным спором с Плетикосой в момент развития спартаковской атаки…

А «Москва» – любо-дорого поглядеть. Игру у «горожан» ведут трое – Ребко, Тарасов, Самедов. Все – бывшие спартаковцы…

ГОЛУБИ И ФАНАТСКИЕ ДЕМОНСТРАЦИИ

Второй тайм мало что меняет на поле. У гостей ошибается даже капитан Иранек, который вдруг дарит на ровном месте мяч Бракамонте. У аргентинца не получается пас на Самедова – а тот имел все шансы выйти один на один.

В этот момент около штрафной площади «Москвы» сели голуби. Сначала один, потом второй. Вялых попыток «Спартака» подобраться к владениям Жевнова они не пугались. Ходили между футболистами, выискивали что-то в кочках. Словно понимали, что секунда-другая – и атака захлебнется, пойдет на другие ворота.

Понял это и Лаудруп, выпустивший злого на весь белый свет Быстрова, явно задетого непопаданием в основу, и талантливого Рыжкова, который, по отзывам очевидцев, находился в приличной форме. Игра красно-белых оживилась. Быстров рвался по флангам, Рыжков искал партнеров пасами, но…

Свой протест против происходящего решили выразить фанаты (репортаж о том, как милиция наблюдает за болельщиками «Спартака», – стр.12). Сначала в одном из секторов заполыхало кресло. Черный дым пошел столбом. Потом один из болельщиков выскочил на поле и, неторопливо пробежавшись, уселся в центральном круге. С ним прибежали еще несколько человек – с трибун казалось, что сейчас фанаты устроят в центре поля небольшое экстренное заседание. Но нет. Это оказались не фанаты, а стюарды. Их было много. Человек десять. Каждый из них норовил схватить нарушителя за рукав, когда его вели в подтрибунное помещение. Помимо штрафа в 1500 рублей, парню, думаю, грозили пара-тройка тумаков от стюардов по пути на выход.

Когда Вукич, уже привычно забытый Иранеком и Ко, промахнулся с линии вратарской, подумалось: это шанс для «Спартака». По футбольным законам красно-белые могли тут же забить. Но не забили. Веллитон после навеса Григорьева бил вроде бы наверняка – в противоход Жевнову, но Епуряну вынес мяч с ленточки. А потом Тарасов использовал очередной навес Самедова со штрафного, когда Паршивлюк сбил Чеснаускиса. 3:0 – это уже разгром.

«ЛЕДЯХОВА НА ПОЛЕ!»

«Москва» начала форсить. Пасы пяткой, эффектные подрезки, полотерские номера – Бракамонте со товарищи откровенно издевались над противником. Пенальти за снос Веллитона, который реализовал Алекс («Веллитон начал падать еще до того, как я его коснулся», – негодовал после игры Окоронкво), лишь немного убавил пыл хозяев. Божович в белом галстуке заслуженно красовался на бровке.

А Лаудруп сидел на скамейке, не поднимаясь. Наверное, как и в прошлом сентябре, вновь поражался игре красно-белой команды. К бровке же, как и полгода назад, выходил Игорь Ледяхов. Но вряд ли игроки слышали подсказки тренера. А кто-то из зрителей, вдруг обратив на это внимание, прокричал: «Ледяхова на поле!»

Да, Игорь Анатольевич Ледяхов в нынешней команде каши бы не испортил. Как, думаю, и Валерий Георгиевич Карпин. Но гендиректор «Спартака» в этот момент стоял в VIP-ложе стадиона имени Эдуарда Стрельцова и наверняка подбирал хлесткие выражения для оценки игры своей команды. На этот раз, возможно, даже в полный голос.