По ком плачет камера? Как милиция использует видеосъемку в борьбе с футбольными хулиганами - Советский спорт

Матч-центр

  • 3-й тур
    окончен
    АЕК Афины
    Бавария
    0
    2
  • 3-й тур
    окончен
    Янг Бойз
    Валенсия
    1
    1
  • 3-й тур
    2-й тайм
    Аякс
    Бенфика
    0
    0
    12.70X1.9525.50
  • 3-й тур
    2-й тайм
    Хоффенхайм
    Лион
    2
    2
    17.70X3.4021.55
  • 3-й тур
    2-й тайм
    Шахтёр Д
    Манчестер Сити
    0
    2
  • 3-й тур
    2-й тайм
    Рома
    ЦСКА
    3
    0
  • 3-й тур
    2-й тайм
    Реал Мадрид
    Виктория Пльзень
    2
    0
  • 3-й тур
    2-й тайм
    Манчестер Юнайтед
    Ювентус
    0
    1
    125.00X5.3021.22
  • Футбол12 апреля 2009 22:09Автор: Лисин Антон

    По ком плачет камера? Как милиция использует видеосъемку в борьбе с футбольными хулиганами

    История провокационного баннера, развернутого на спартаковской трибуне в матче третьего тура против нальчан, заставила «Советский спорт» пристальнее присмотреться к процессу взаимоотношений между болельщиками «Спартака» и милицией. За происходящим на гостевом секторе в матче «Москва» – «Спартак» понаблюдал наш корреспондент.

    ЧЕМПИОНАТ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ. ПРЕМЬЕР-ЛИГА
    4-Й ТУР. «МОСКВА» – «СПАРТАК» – 3:1

    История провокационного баннера, развернутого на спартаковской трибуне в матче третьего тура против нальчан, заставила «Советский спорт» пристальнее присмотреться к процессу взаимоотношений между болельщиками «Спартака» и милицией. За происходящим на гостевом секторе в матче «Москва» – «Спартак» понаблюдал наш корреспондент.

    «МЕНЯ ЗДЕСЬ КАЖДАЯ СОБАКА ЗНАЕТ»

    Если театр для зрителя начинается с вешалки, то футбол для болельщика – с досмотра. «Достаем все из карманов, колющие, режущие предметы, мобильники, зажигалки», – эта просьба сотрудников милиции, дежурящих у металлоискателей на всех стадионах страны, уже заучена любителями футбола наизусть.

    Но с некоторых пор в рядах блюстителей порядка есть сотрудники, вооруженные отнюдь не портативным металлоискателем, резиновой дубинкой или даже табельным оружием, а… видеокамерой. И зачастую этот атрибут намного эффективнее помогает милиции порядок восстановить.

    За московским «Спартаком» (а если точнее, за его фанатами) закреплен свой специальный милиционер с камерой. Это высокий, улыбчивый, добродушный – в общем, всем своим видом располагающий к себе сержант лет 25. Назовем его Константином – познакомившись, мы условились, что его настоящее имя и фотография в газете не появятся.

    – Хотя среди «спартачей» меня каждая собака знает, – пожимает плечами Костя. – Я на всех московских матчах красно-белых занимаюсь видеосъемкой и баннеры на вот эту камеру записываю на досмотрах перед игрой.

    – Получается, и на предыдущей игре в «Лужниках» вы тоже были? – первый вопрос родился сам собой.

    – Конечно, был! А вы, верно, хотите узнать, как же так появился на спартаковском секторе тот гнусный баннер?

    – Верно.

    – Такие баннеры не ловятся! Было два одинаковых баннера, на которых была написана фамилия тренера Анатолия Бышовца. Баннеры пронесли на трибуну, разрезали и составили из них то слово, которое составили. После того случая в милиции приняли решение повторные баннеры не пускать.

    – Но вы уверены, что баннеров было два? Ведь было достаточно одного, чтобы получить искомое слово. Нужно просто букву «Ш» повернуть набок…

    – Да у меня вот на этой камере оба баннера засняты во время предматчевого досмотра. Их точно было два.

    – Значит, у вас на камере есть и люди, которые их изготовили?

    – Есть. Их двое, и они были задержаны после матча с нальчанами. Их оформили в отделении, выписали штраф в две с лишним тысячи рублей и отпустили.

    – В редакции «Советского спорта» побывал один из задержанных и клятвенно под диктофон заявил, что к баннеру не имеет никакого отношения – не он изготавливал и не он держал…

    – Еще раз повторю – он может говорить все что угодно. Но на камере есть все – и как показывали, и как держали…

    ПРО «СПАРТАЧЕЙ» И ЗЛО

    Путанная, признаюсь, история. Ведь есть основания верить и Алексею Пожидаеву (тому самому болельщику, который приходил в редакцию «Советского спорта»), так как на снимке с баннером отчетливо видно, что не его руки держат одну из букв, составлявших оскорбительное слово в адрес нальчан. С другой стороны, сержант Константин обладает видеосъемкой, на которой, как он говорит, «все есть». К сожалению, лично посмотреть видеозапись у вашего корреспондента не было ни малейшей возможности – съемка оперативная и раскрытию не подлежит. В этой ситуации есть один способ проверить слова милиционера – делом.

    Итак, наш герой – Константин – дежурит на Восточной улице с одиннадцати часов утра. Это обычное дело – баннеры досматриваются заранее, но точное время досмотра между болельщиками и милицией не обговаривается. Поэтому Косте надо просто быть на стадионе раньше «спартачей».

    Первыми «отстрелялись» болельщики «Москвы». Ровно за два часа до матча они приносят на пункт досмотра – между девятым и десятым сектором стадиона – два скромных баннера, традиционно вывешиваемых на матчах «горожан». «Верим в команду» и герб клуба – вот все плоды активистов клуба. Процесс досмотра занимает не больше двух минут.

    – Сегодня вряд ли будут провокационные баннеры, – размышляет Константин, убирая камеру в кобуру. – Болельщики «Спартака» и «Москвы» дружат между собой. Хотя с красно-белыми всегда надо держать ухо востро. Я уже три года на футболе с камерой работаю и знаю, чего от них ждать. Спартачи – самые большие провокаторы, даже больше, чем армейцы и зенитчики. Помню, в прошлом году был какой-то матч – тогда еще только российско-грузинский конфликт начался. Нам «Фратрия» заявила, что на трибуне в «Лужниках» выложит счет, с которым, по их мнению, закончится игра, – 3:0. Мы разрешили. Потом во время матча, когда они начали свое шоу, я смотрю снизу, а на трибуне не 3:0, а слово «Зло» выложено. Я сразу сообщил по рации куда следует, через три секунды уже все стало как прежде. Тот случай, кстати, единственный за долгое время, когда удалось доказать, что все организовала «Фратрия». Зачинщика задержали на месте и оформили штраф.

    – Вы считаете, что за многими инцидентами на спартаковских трибунах стоит «Фратрия»?

    – Думаю, они их всех прикрывают. А потом через прессу строят из себя праведников.

    Тем временем, когда до начала матча остается чуть больше 50 минут, на досмотр появляются и представители «Фратрии». Как и предполагал Костя, ничего эдакого специально к матчу с «Москвой» фан-движение не изготавливало. Здесь только три стяга с названием и эмблемой объединения болельщиков «Спартака» и один портрет.

    – А это кто? – подозрительно цепляется к изображению создателя клуба Николая Петровича Старостина капитан милиции, помогающий Константину с досмотром.

    – Старостин, товарищ капитан, – рапортует сержант. – Стандартный набор, они на все матчи эти флаги носят.

    – Больше ничего? – теперь капитан обращается уже к представителю «Фратрии».

    – Нет.

    Костя снимает баннеры на видео в растянутом виде, изучает при помощи камеры содержимое сумки и барабан, снимает самого активиста. Все, готово, можно идти на трибуну.

    ПОЖАР В «КЛЕТКЕ»

    Баннеры «Фратрии» перед матчем отправляются на пустой сектор в левом конце Восточной трибуны. Главные же силы спартаковских болельщиков сосредоточены в правой части, со всех сторон обнесенной металлической сеткой, где традиционно располагаются гости.

    «Спартачи» дают о себе знать уже на предматчевой разминке, когда рядом с «клеткой» оказывается экс-полузащитник клуба Александр Самедов. В его адрес звучат оскорбительные выкрики, общий смысл которых сводится к тому, что Самедов предатель. Александр терпит.

    Матч начинается обескураживающе для красно-белой торсиды – два гола в первые 20 минут в ворота Плетикосы заставляют переосмыслить репертуар кричалок. На какое-то время «Спартак» остается без голосовой поддержки. В конце тайма на нецензурщину болельщиков провоцирует уже сам Самедов – со свистком на перерыв Александр предлагает «спартачам» помолчать, приложив указательный палец к губам, за что опять обрекает себя на проклятия и оскорбления.

    На протяжении матча за «клеткой» наблюдает офицер по безопасности «Спартака» Максим Щербаков и представитель «Фратрии» в структуре клуба Иван Катанаев, он же «Комбат 18». Тут же вдоль сектора с камерой ходит и Константин, снимает все, что происходит.

    А главное начинает происходить в «клетке» сразу после перерыва. Сначала в самом крайнем ее секторе вспыхивает маленький пожар. Жгут выломанные кресла, бумагу и файеры. Милиция в дело не вмешивается, представители «Спартака» тоже. Огонь совместными усилиями тушат пожарники и болельщики. Костя все снимает…

    А потом из той же «клетки» один из фанатов «Спартака» устраивает забег к полю – просто перемахнул через заграждение, пока милиция отвлеклась на пожар, и рванул к центру арены. Добежав до середины поля, болельщик уселся в позе лотоса и смиренно ждал, пока сотрудники стадиона его повяжут.

    После матча сотрудники правопорядка одного за другим отловили каждого из зачинщиков беспорядков, выходивших через узенькое «горлышко» спартаковской «клетки». Видео еще неоднократно изучат в штабе милиции после матча.

    Что будет с задержанными? – интересуюсь у капитана милиции, который тоже весь матч отдежурил у «клетки».

    – Оформим их в отделении за хулиганство, нарушение общественного порядка и выкрикивание нецензурных слов.

    – А дальше?

    – А дальше отпустим. И уже в среду снова будем ждать их на трибунах, теперь уже «Лужников». К сожалению, закон пока не позволяет нам не допускать на футбол систематических нарушителей, хотя все они нам хорошо известны, их фамилии и прописка есть в базе данных милиции.

    – Ведется ли на сей счет диалог со службой безопасности «Спартака»?

    – Ведется, а что толку? Вот сегодня они нам разве хоть в чем-нибудь помогли? Про тот же пожар милиции стало известно за несколько минут до того, как вспыхнуло, – на трибуне так и обещали: «сейчас покуролесим». Гадали только, в какой части сектора это произойдет – в правой или в левой. А представители «Спартака» и пальцем не пошевелили. Мы им уже давно предлагаем – практически у всех этих горе-болельщиков есть абонементы. Так давайте будем их прокалывать в уголке. Три прокола – ты хулиган и на стадион больше не пойдешь. Но в «Спартаке» так не хотят…