Свободный удар

Темп «Спартак» набирает. Александру Старкову было отпущено его потренировать полтора года, Владимиру Федотову и Станиславу Черчесову – по году (округляю), Микаэлю Лаудрупу – семь месяцев. Валерий Карпин приставлен к рулю до того момента, когда «Спартак» перестанет побеждать. Такую вот высокую, можно даже сказать, революционную ноту владелец клуба Леонид Федун внес в общепринятое понимание тренерской профессии.

У меня по этому поводу возник один вопрос и родилось одно соображение. Вопрос: а вот перестанет Карпин побеждать, и наймут в «Спартак» другого – но планка-то, по логике, должна быть оставлена на той же максимальной высоте, верно? И как тогда? Придет, условно говоря, Адвокат, не выиграет – и после первого же матча взашей его? Помнится мне, «Зенит» с голландцем поначалу матчей пять никак выиграть не мог, да и вообще год с лишним зенитовская игра, по большому счету, сбоила.

А соображение следующее: вполне допускаю, что Карпин способен продержаться аж игр пять. Почему нет? Запрёт команду на базе, восстановит по памяти кое-что из рабочих конспектов Романцева. Прецедент-то был: «Луч-Энергия», объективно слабенькая, извлекла из подобного «строгача» эффект необычайный, грохнув всей накопившейся злостью подряд ЦСКА и «Локо» с суммарным счетом 7:0.

Но толку? Предшественники Лаудрупа, приступая на свежачка, заставляли «Спартак» прыгнуть выше самого себя, после чего команда опускалась ровно настолько низко, сколь высоко подскакивала. Этот меланхоличный Лаудруп, должно быть, слабоват по части подскоков на месте. Но, быть может, короткой своей красно-белой практикой он засвидетельствовал объективный уровень спартаковских игроков. В этой туманной теме, заметим, нынче путаются даже профессионалы, явно один другому противореча. А по-моему, критерий самый простой. Сколько спартаковцев сегодня интересны сборным? Плетикоса пока в воротах Хорватии, но при спартаковской обильной пропускаемости это даже и не принципиально. Штранцль вроде бы в австрийской обойме, для больших сражений, впрочем, малопригодной. Саенко – резервист у Хиддинка. Всё, точка.

При этом ни один из двух-трех десятков парней спартаковского выпуска, подававших надежды, не поставлен в клубе твердо на ноги – так, чтобы мог держать игру. Так что это такое – «Спартак»? Клуб не обрастает покупными мастерами – но и сам таковых не формирует.

Даже у больших клубов неважные времена случаются не реже славных. Скромно нынче держится, к примеру, «Реал». Какой-то сумбур в «Баварии». Но все равно – в «Реале» налицо Касильяс, Рауль, Гути, магнетического притяжения для публики игроки. В «Баварии» полно медалистов ЧМ и Евро. Важно, словом, беречь символы клубной породы. Важно пусть не успехами, а некими сословными знаками хранить себе верность. А «Спартак» нынешний – без роду, без племени. Он даже если и денежный клуб, то, по сути своей, дешевый. Вспомните, тот же Плетикоса не удержался в «Шахтере». Тот же Саенко мечтал любым способом зацепиться за Германию – но Германия его отцепила. Быстров, и от того в «Зените», можно сказать, избавились.

Так что такое сегодня «Спартак»? Не вполне адекватный персонаж, регулярно отмечающийся в выпусках новостей. И автор многоактной пьесы «Много шума из ничего».