ПРЕМЬЕР-ЛИГА
Репортаж

БАРИНОВ И МАМИНОВ. Пионерский средний возраст болельщиков «Локомотива» объясняется просто – ветеранов почти нет, при большевиках за «пятое колесо» болели единицы. Народный артист России Валерий Баринов – как раз такая единица. При любой погоде последние два десятка лет он приходит в Черкизово. Впрочем, на новом стадионе на погоду ему плевать – как заслуженный болельщик «Локомотива» (и друг детства Юрия Палыча Семина) пожизненно имеет доступ в VIP-ложу. Матч «Локомотива» со «Спартаком» из Нальчика – дебютный матч Владимира Маминова на посту и.о. главного тренера «железнодорожников» в этой ложе с ним смотрел корреспондент «ССФ»…

«НЕ ОЖИДАЛИ ТАКОГО ПОДАРКА!»

Болельщики «Локомотива» – самые доверчивые в мире. Когда весь этот мир считал увольнение Рахимова делом решенным, Южная трибуна упрямо продолжала верить в Рашида. И даже после 1:4 от ЦСКА немного нашлось смельчаков, крикнувших: в отставку!

Болельщики «Локомотива» – самые оптимистичные в мире. Сейчас, когда любимец фанатов Володя Маминов стал и.о. главного тренера, юношеский оптимизм прямо-таки воодушевляет черкизовский люд. В воскресенье за час до встречи с Нальчиком встречаю одного из основателей фан-движения Руслана.

– Сейчас самое время вынуть из запасников портрет Маминова! У вас ведь есть огромный баннер – для четырехсотого матча сделали…

– Не принято использовать старые баннеры. Мы к следующему матчу приготовим хороший перформанс Володе…

– А почему не к этому?

– В этом туре – акция ВОБа – «футбол для болельщиков, а не для провокаторов». Все фанаты будут рисовать баннеры только такого содержания…

Встречаю перед стадионом и вождя «Реактива» (движения ультрас) Августа Крепака.

– Поздравляю с Маминовым!

– Да уж, не ожидали такого подарка от руководства!

«ПОТЕРЯЛИ ДОМ…»

Всем хороша ложа № 34 на Восточной трибуне (есть и телевизор, и шведский стол), но вот солнце бьет прямо в глаза. Мне, но не Баринову – на нем соломенная шляпа. Говорят, Баринов – буйный болельщик, и даже ломал какие-то зонтики (сам признавался в интервью), но до настоящих буйных ему – как до Луны. Настоящие буйные – слева, на Южной трибуне.

– А помните, Валерий Саныч, в советские времена человек сорок на «Локомотив» ходило…

– В 94-м обыграли «Спартак» и около автобуса собрались нас провожать все фанаты – человек тридцать пять! А теперь – посмотрите, что делается! А почему Глушаков не заявлен?

– Травмирован, – отвечает кто-то из «випов».

– Когда пришел Рахимов, у вас, в отличие от многих, был сдержанный оптимизм, – возвращаю Баринова в зиму 2008-го.

– Да не было никакого оптимизма! А было предчувствие, что Рахимову рано принимать такую команду. Но я пожелал ему удачи в интервью и сказал, что буду рад, если ошибусь.

– Так почему «не ошиблись»? Дело в психологии?

– Вот вчера проиграл «Спартак», и меня спросили, как я отношусь к тому, что вернулся Романцев. Я сказал, что «Спартаку» не хватает Старостина, но эту роль может вполне сыграть Романцев – вернуть команде спартаковский дух. То есть спартаковский дух – это не пустые слова. То же самое, наверное, касается и «Локомотива». В команде при Семине была особая атмосфера. Все – от уборщицы до президента – жили футболом. А сейчас появилось много разных структур, но дух футбола пропал. И самое главное, исчезла атмосфера дома… Смотри-смотри! Все собрались Володьку снимать!

На противоположном фланге около скамейки «Локомотива» фотокорреспонденты толпой ждут появления Маминова. Как появился Владимир Александрович, ложа №34 и вообще вся Восточная трибуна не видели: вдоль бровки начали лететь петарды, и поле задернуло белой шторой…

СУМБУР ВМЕСТО МУЗЫКИ

Когда дым осел, на поле происходило… броуновское движение. Тактикой и не пахло. За день до игры врач «Локомотива» Савелий Мышалов сказал мне по телефону: «Володя – тот человек, кто может раскрепостить ребят!». За неделю, конечно, можно раскрепостить кого угодно, подумал я уже на стадионе, но вряд ли можно научить футболу. А этот состав – без Билялетдинова и Глушакова, с не похожим на себя Торбинским, кажется, совсем потерял голову…

– Ну, куда ты бьешь! – кричит Баринов Дуймовичу (никто не мешал хорвату попасть в угол).

– Торбинский! Куда все подевалось?! Где твоя наглость, агрессивность!

– Что делает этот парень – Шарлес!

Бразилец, выйдя на месте Билялетдинова, казалось, шел на рекорд по количеству брака. Но в конкурентах у него – чуть ли не вся команда…

– Сумбур вместо музыки, – говорю Баринову. Он не отвечает.

Владимир Маминов, руки в карманах и с печальным взором, стоит у бровки. Не особо оживился он, и когда Гогуа сделал «Локомотиву» подарок – получил красную, скосив Торбинского.

– Ребята, вперед! Их же меньше! – ревет Баринов.

– Валерий Саныч, мне кажется, дело не в психологии, им просто «физики» не хватает! – говорю маэстро после очередной детской ошибки очередного «железнодорожника». Баринов только машет рукой. Но через минуту вскакивает и потрясает кулаками: ГООООЛ! Гол получился, естественно (для этого матча), «дурацким»: после штрафного удара мяч попадает в пятку Дуймовичу и вместо левого угла, занятого Хомичем, летит в пустой правый.

Нальчик идет вперед, атакуют даже в меньшинстве.

– Ребята, вперед! – гонит Баринов хозяев. – Вы же не умеете защищаться!

Но ребята его не слышат, слышно только Южную трибуну.

– Что они там скандируют? – спрашиваю соседа по другую руку.

– Володя Маминов, – расшифровывает.

– И давно скандируют?

– Да целый матч!

МАМИНОВ – ПЕРВЫЙ!

Матч закончился. Баринов вскакивает: «Победа!». Затем, разговаривая с кем-то по телефону, сообщает: «Юрка выиграл 1:0 – у «Зари». Юрка – это друг Семин. «Он попросил поздравить команду».

Мы идем длинными коридорами в раздевалку «Локомотива» – поздравлять команду. «Рикошетом, да пока на энтузиазме…» – слышу я, как Баринов рассказывает другу Семину про матч. «Маминов – первый тренер «Локомотива», начавший с победы!» – сообщает кто-то. «И даже Семин первый свой матч не выиграл?» – не верит Баринов. – «Даже Семин!». Баринов – мой пропуск в святая святых, за ним, как за каменной стеной, точнее, как за ледоколом, я приплываю в раздевалку и вместе с ним (Бариновым) жму руки всем подряд: «Поздравляю с победой!».

Стоит с костылем печальный Билялетдинов, улыбается его отец, тут же сын Высоцкого – Никита (он тоже «с нами» – из ложи №34)...

– Давненько здесь не был! – признается Баринов.

– А я-то думал – после каждого матча захаживаете.

– Так не было побед! С чем поздравлять-то? Честно – при Рахимове сюда не ходил…

– У Маминова – «первый гудок»!

– Да, первый! Точно! Он же – наш, «железнодорожник»!

– Володька, поздравляю! – это уже входящему в раздевалку счастливому тренеру, явно неуютно чувствующему себя в новом пиджаке, но улыбающемуся – от уха до уха.

Чем эта встреча закончилась, я, честно, не досмотрел – побежал писать этот репортаж. Но то, что началась теплыми объятьями – ручаюсь…