«Я видел, как умирала надежда Ямайки…» Если бы Шахрин стал свидетелем крушения сборной России, он бы не смог написать свой хит. Все было буднично, без эмоций. Что ни говори, а наши спортсмены отличаются от зарубежных. Они и радуются, и страдают, без ярко выраженных внешних проявлений. Впрочем…

Когда плачут чужие тебе люди, вроде Батистуты, то ты им, конечно, сочувствуешь, но не более того. А вот когда видишь слезы близкого человека, а именно таковым за время чемпионата стал для нас Дмитрий Сычев, то возникает ощущение, будто кто-то полоснул тебе ножом по сердцу. Так и тянуло в тот момент помочь Саше Кержакову успокоить юного форварда. А еще очень хотелось сказать слова поддержки Олегу Ивановичу. Как ни крути, он очень многое сделал для нашего футбола, добыл в конце концов путевку для России на этот мундиаль, и сейчас ему больнее, чем кому бы то ни было. После финального свистка он горько улыбнулся и направился в раздевалку. А через 40 минут вышел оттуда и, сказав единственную фразу: «Я больше не тренер сборной», проследовал в автобус. Идущий следом пресс-атташе Александр Львов сделал официальное заявление: «Тренерский штаб и все те, кто работал с командой, приняли взвешенное решение подать в отставку. И в этом нет ничего удивительного. Мы благодарим всех, кто переживал за нас. Мы сделали все, что могли. Желаем удачи тем, кто сменит нас».

Кстати, по слухам и по всем раскладам, новым наставником нашей дружины станет Валерий Газзаев. Но это будет потом, а пока мы стоим и провожаем эпоху.

Черчесов, Мостовой, Ковтун, Бесчастных – немая процессия самых общительных сборников на свете. Они слушают тебя и вместе с тем не слышат. Машинально жмут руки. И двигаются к спасительному автобусу. Там можно плюхнуться в кресло, уткнуться в окно и молчать, молчать, молчать, оставаясь наедине с самим собой и со своими думами. Юрий Васильков давно подметил, что после неудач люди не могут смотреть друг другу в глаза. Они и впрямь не смотрят.

Самое кошмарное в спорте – это ощущение того, что ты чужой на этом празднике жизни. Оно возникает после того, как ты выбыл из борьбы, и длится до тех пор, пока самолет не унесет тебя домой. А это значит, что 15 июня нашим ребятам предстоит перенести пытку. Они будут маяться на базе в Симидзу, зная, что здесь их уже ничего не держит. Чартер заберет их только 16-го числа. Главный вопрос в том, как их встретит страна. Надеюсь, что с пониманием.