Без микрофона

На Манежную площадь пришел поболеть самый активный политик во время чемпионата мира Владимир Жириновский, представ перед публикой во всей красе. Восклицания этого ярчайшего оратора современности без всяких микрофонов и рупоров гремели так, что с легкостью заглушали несмолкающие ни на минуту громогласное пение, крики, рев и вой фанатской толпы.

Владимир Вольфович вышел из центрального подъезда здания Государственной Думы в начале одиннадцатого. И быстрыми шагами, в окружении охранников, помощников и неисчислимой армии телевизионщиков устремился к подземному переходу, ведущему на Манежную площадь.

Вместе с молодежью Жириновский аплодирует, когда перед началом матча звучит наш гимн и камера по очереди показывает игроков российской сборной. Чуть ранее, когда на экране появляется наше знамя, очень громко (такой гул вокруг, а Жириновского слышно, как будто вокруг ни души) он скандирует: «Рос-си-я, Рос-си-я!» Затем раздался знаменитый пронзительный свист Жириновского. Это была только разминка. А дальше – понеслось…

– Бей, бей его! – эти угрозы были обращены против 22-го номера бельгийской команды чернокожего Мбо Мпензы. – Потерпи, потерпи, парень (это Соломатину). Во втором тайме игра будет, сейчас нет никакой игры. Терпеть! Во втором тайме забьем два мяча! Я точно знаю, два мяча будет в сетке фламандских ворот!

В перерыве сквозь ряды болельщиков и милиционеров мне удалось просочиться к самому Жириновскому и вместе с его охранниками и помощниками отправиться в один из ближайших супермаркетов. В магазине Вольфыч объявил, что надо купить много бутылок кваса и много пакетов сока и все это раздать собравшимся болельщикам.

Второй тайм начался с раздачи значков и футболок с символикой ЛДПР, а затем последовало распределение напитков. Так как милиция делила площадь на сектора, они достались болельщикам только той части, где находился Жириновский.

Затем последовала раздача автографов. После трехсотой своей росписи Жириновский сбился со счета. Пацаны слушали его «на расстоянии», словно не верили, что перед ними сам Владимир Вольфович. Девчонки же гораздо быстрее сориентировались и в общении с лидером ЛДПР были намного активнее парней. А некоторые прямо так и бросались к нему на шею. Наиболее приставучих он даже поцеловал, что моментально зафиксировали видеокамеры. А особенно поразил момент, когда одна блондинка, ну просто вылитая Света Хоркина, обняла Жириновского, после чего с ее стороны неожиданно последовало нежное и трогательное признание в любви.

Все веселились, шутили и прыгали, пока бельгийцы не забили нам второй гол. Толпа стала агрессивнее, Вольфыч был настроен решительнее всех.

– Падай, падай быстрей! Ну что ты лежишь? Бей его, бей по ногам! Ну, имитируй хотя бы удар! (Это когда нашего игрока сбили в бельгийской штрафной, а судья не дал пенальти.)

Дальше на экране стали появляться довольные игроки и тренеры сборной Бельгии.

– У посольства Бельгии выставили охрану. Они нас боятся. Так и надо, пусть боятся, русских должны все бояться! Пошел вон, бельгийская собака! (Это о главном тренере команды Бельгии.) После матча вся Бельгия будет пьяная, весь Брюссель заблюют…

А дальше долгое и раскатистое насчет сексуальной ориентации судьи. Жириновский зарядил – фанаты поддержали. Никто не спорил. Наши забили-таки два мяча, но увы… Не помогло.

– Я, находясь еще в Москве, связывался с руководством российской сборной, – сказал напоследок Жириновский, – просил о встрече с командой. Президент РФС Колосков мне по телефону обещал, что встречу организует. Он должен был мне дать пропуск на проход, такой пропуск мне выдало руководство сборной России по хоккею перед финальным матчем со словаками. Обещал, но не дал. И я не смог настроить нашу команду на победу, хотя для игроков японской команды (я сам это видел и слышал) перед матчем включали военные марши, потому и настрой у них был боевой.

ЛЮБОПЫТНО

 Московские вандалы все-таки напомнили о себе, разгромив все осветительные лампы на эскалаторе станции метро «Пушкинская».

 За порядком в центре города наблюдали 2000 служителей правопорядка. На случай беспорядков в запасе у милиции имелся водомет. Самих болельщиков на Манежной площади собралось около трех тысяч. За мелкое хулиганство было задержано около 50 человек.