Главный тренер сборной России Гус Хиддинк: И мысли не допускал, что не вернусь в Россию - Советский спорт
Футбол05 июня 2009 21:31Автор: Лисин Антон

Главный тренер сборной России Гус Хиддинк: И мысли не допускал, что не вернусь в Россию

В номере за пятницу «Советский спорт» опубликовал первую часть интервью с главным тренером сборной России Гусом Хиддинком. Сегодня – вторая, заключительная часть беседы.

СОБЫТИЕ ДНЯ. ФУТБОЛ
ОТБОРОЧНЫЙ ТУРНИР ЧМ-2010. ГРУППА 4. ДО МАТЧА ФИНЛЯНДИЯ – РОССИЯ ОСТАЛОСЬ 4 ДНЯ

В номере за пятницу «Советский спорт» опубликовал первую часть интервью с главным тренером сборной России Гусом Хиддинком. Сегодня – вторая, заключительная часть беседы.

«ВОЗМОЖНОСТЬ ОСТАТЬСЯ В «ЧЕЛСИ» БЫЛА»

– Гус, хоть убейте, но я не верю, что вы вот так с легким сердцем покинули «Челси», а вместе с ним и Англию – футбольный рай на земле…

– Но это чистая правда! За исключением одного момента – несостоявшегося финала Лиги чемпионов с «Манчестер Юнайтед» – я ни о чем не жалею. Именно об этом я и сказал игрокам сборной России на нашем первом командном собрании в четверг утром. Я ни секунды не сомневался в своем решении вернуться летом в Россию – ни в середине своего английского вояжа, когда мы начали добиваться больших успехов, ни в конце.

– И даже когда лучшие в мире футболисты – Лэмпард, Терри, Дрогба – публично, через газеты просили вас остаться?

– Нет. Меня много кто уговаривал, и не только игроки: «Эй, оставайтесь! Это ведь лучшая в мире лига, с лучшими в мире футболистами». Меня пытались заставить сомневаться. Но я не допускал и малейшей мысли. Потому что, во-первых, у меня есть контракт до 2010 года. И во-вторых (по очереди, но не по значению), – я обещал игрокам сборной, и я чувствую свою ответственность за развитие российского футбола. Нам предстоит тяжелая, но захватывающая развязка в нашей отборочной группе в конце концов!

– Но ведь в сложившейся ситуации всегда можно договориться – скажем, Роман Абрамович и дальше оплачивает ваш контракт в сборной, а РФС разрешит вам и в следующем году работать в «Челси». Неужели возможности и дальше совмещать посты не существовало?

– Конечно, такая возможность была, чего скрывать. Я всегда мог постучать в дверь Абрамовича или РФС. Тут ведь три стороны замешаны – я, «Челси» и федерация. Но все стороны этого джентльменского соглашения понимали, что переступить эту грань и сыграть в обход правил нельзя. И я признателен Роману за то, что он ее не переступил. Он решил сердцем, потому что понимал, что от него во многом зависит успех и процветание российского футбола. Абрамович помогает РФС, финансирует развитие юношеского футбола. Так что он заслуживает самых щедрых комплиментов, даже если не брать в расчет сложившуюся ситуацию.

– А вы не думали о том, что Роман Аркадьевич просто не мог поступить иначе, потому что на то была и политическая воля?

– Не думаю, что политические силы вмешивались в этот процесс. Конечно, наши успехи последних месяцев руководство «Челси» оценило очень высоко. Сам Абрамович выразил мне свое уважение, сказав, что я один из лучших тренеров в мире. И было очень приятно. Но я не верю, что кто-то извне повлиял на наше расставание.

«НАДЕЮСЬ, АНЧЕЛОТТИ НЕ СТАНЕТ МНОГОЕ МЕНЯТЬ»

– В одной знаковой для всех россиян песне «День победы» есть такие слова: «День победы – это праздник со слезами на глазах». Можно сказать то же самое про торжества в честь победы «Челси» в Кубке Англии?

– Расставаться, когда у тебя с командой ничего не вышло, гораздо легче, чем если дело спорится и дальнейшая работа обещает новые и новые успехи. Когда ты уходишь проигравшим, иногда можно вообще не прощаться. Но в нашем случае победа в Кубке пришлась даже очень кстати. Ведь мы должны были играть в финале Лиги чемпионов, но нас туда не пустили. Так что этот трофей стал логичным завершением совместной успешной работы в «Челси». Я простился с игроками на праздничной ноте, и это было прекрасно!

– Как именно вы попрощались с игроками?

– После матча я собрал их в отдельной комнате – только футболисты, я и два моих ассистента. Мне хотелось, чтобы этот момент стал очень личным для всей команды, для всех нас. И тогда я произнес небольшую речь: мы вместе прошли этот небольшой, но запоминающийся путь, в котором мы построили очень прямые, очень честные и очень профессиональные отношения.

– Как вы думаете, команде удастся сохранить эту особенную атмосферу?

– Уверен. Главное, чтобы они оставались семьей, единым целым. И когда кто-то из футболистов вдруг по какой-то причине «забуксовал», остальные должны прийти на помощь и подсказать: «Эй, дружище, давай! Ты должен продолжать работать».

– Мне не очень понятна клубная философия «Челси». Философия голландского футбола – да, российского – тоже. Даже философия узбекского «Бунедкора» мне ясна. А в «Челси» каждый новый тренер все переиначивает на свой лад. В чем же идея этого клуба?

– Понимаю, откуда берется этот вопрос: последняя пара лет была не лучшей в истории клуба. Тренеры менялись с незавидной регулярностью. Но я надеюсь, то, как играл «Челси» в последние месяцы, станет отправной точкой. Эта команда умеет играть в активный, агрессивный, реактивный футбол, используя короткий и средний пас. Сейчас у «Челси» новый тренер. Я уверен, что Карло (Анчелотти. – Прим. ред.) не станет многое менять, а будет отталкиваться от того, что команда показала в последнее время.

– Вы говорите о ближайшем будущем «Челси». Но если заглянуть подальше, то у клуба пока нет смены, какую постоянно генерируют в «Арсенале», «МЮ» или «Ливерпуле». Первая команда не подпитывается молодыми талантами.

– Это проблема, и в «Челси» о ней знают. Я говорил руководству клуба, что в будущем нужно хотя бы регулярно привлекать к работе с первой командой ребят из юношеского состава.

«ЧАСТНУЮ ЖИЗНЬ НЕ ПРЯЧУ»

– Английская пресса обычно никого не щадит. Но вам удалось предельно быстро найти с ней общий язык и даже стать любимчиком журналистов. Как это у вас получилось?

– Наверное, сказалось то, что все участники этого процесса четко осознавали – я здесь на небольшой срок. Если ты пришел в команду в трудный период, пришел помогать, то СМИ выдают тебе больше авансов. Это – во-первых. Во-вторых, я очень хорошо понимаю роль прессы – она является связующим звеном между командой и болельщиками. У журналистов есть право критиковать меня и игроков, и у меня с восприятием критики никаких проблем нет.

Я внимательно смотрел на сайте «Челси» ваши пресс-конференции. На каждую приходил один и тот же журналист, который садился в первом ряду и всякий раз задавал вам один вопрос: «Мистер Хиддинк, вы не приняли решения остаться в «Челси»?». Как вы его вытерпели?

– К маю это уже превратилось в небольшой импровизированный театр, где было только два актера – я и он. Ведь на тот момент все уже наизусть выучили, что я ухожу из клуба, но этот парень исправно тянул руку и с умным видом говорил: «Эй, а можно я спрошу?». Я подыгрывал, и выходило смешно. На мой взгляд, очень важно в любом деле сохранять самоиронию.

– Вы ни разу за четыре месяца не угодили на страницы желтых газет!

– Потому что мне нечего скрывать. Я не прячу свою частную жизнь – когда я появлялся на улицах Лондона, они делали свои снимки, и я не мешал им делать свою работу. Нельзя слишком серьезно воспринимать желтую прессу.

При этом я не знаю ни одного другого тренера, работавшего в Англии, который бы так запросто согласился потренировать перед камерами команду монашек, пусть и не всамделишных, а из мюзикла «Действуй, сестра!».

– А я, может быть, и не согласился бы в другом случае, ни попроси об этом мой давний друг Яп ван ден Энде – он один из крупнейших и успешнейших продюсеров мюзиклов, причем не только в Европе, но и в мире. Я бы даже не согласился на это, если бы Яп попросил меня сделать это просто для рекламы. Но он обещал сделать внушительное пожертвование в мой фонд помощи южнокорейским детишкам с ограниченными возможностями. На эти деньги я смогу открыть еще одно или два поля в Корее для этих детей.

– А у вас не опускаются руки при мысли, что все ваши благие намерения в один день могут быть просто перечеркнуты из-за угрозы разрастающегося ядерного конфликта между Северной и Южной Кореей?

– Это очень драматичная ситуация! Я ведь как-то рассказывал вам о том, что во времена, когда я был главным тренером южнокорейской сборной, между этими двумя странами был организован товарищеский матч. Для многих семей, разделенных границей, то была не просто игра, а уникальная возможность встретиться и повидать близких. К сожалению, сейчас мы снова отброшены в холодное прошлое.

«АБРАМОВИЧА НА ТРЕНИРОВКИ ПРИГЛАСИЛ Я»

– Сколько выходных дней у вас было за время, проведенное в «Челси» с февраля по май?

– Четыре дня.

– Не много… И на что же вы их потратили?

– Один день на то, чтобы навестить своего отца, которому одно время нездоровилось.

– Как он чувствует себя сейчас?

– Значительно лучше. Все-таки папе уже 92 года, и ему уже не так просто – возраст неумолимо берет свое. Но, знаете, он улыбается – а это главное.

– Как вы провели три остальных дня?

– Гулял по Лондону, ходили с Лизой в ресторан, отдыхали, одним словом.

– Ваша подруга Элизабет, должно быть, здорово ревновала вас к работе в клубе – дома вас почти не было?

– Она понимает, какая у меня работа и как много времени она занимает. Хотя футболисты в Англии настолько профессионально относятся к делу, что мы съезжаемся в отель лишь вечером перед игрой.

– На сборе национальной команды в Турции вы прочитали книжку голландского биолога, который очень забавно описал, что порой люди выглядят глупее животных. В Англии много читали?

– Нет. На это почти не было времени.

– Англия вас чем-то удивила?

– Я не ожидал, что если англичане говорят, что они уважают тебя, то это действительно так и есть. Поясню: я много где поработал, и везде тебе кланяются и выказывают свое почтение. Но уважение зачастую оказывается только словом. Так было и в голландском футболе, и в испанском… Много где. Но вот англичане другие – они не только с уважением к тебе относятся. Там есть стиль, класс.

– Приведите пример?

– Пожалуйста – для меня стал откровением один английский обычай, который, правда, соблюдают не все тренеры премьер-лиги, но все же. После матча, каким бы напряженным и бескомпромиссным он ни был, тренеры обеих команд собираются в кабинете у принимающей стороны и вместе за чаем, кофе или пивом – кто что любит – обсуждают перипетии игры, да и просто общаются. Вот это я понимаю – взаимное уважение.

– А то, что Роман Абрамович в первые месяцы не пропускал почти ни одной тренировки, вас удивило?

– Нет, потому что я сам пригласил Романа посетить столько тренировок команды, насколько это позволит ему рабочий график. И мне было очень приятно, что он проявил заинтересованность. Он ведь почти ни одной игры не пропустил!

– Почему в «Челси» открытых тренировок при вас было не так много, как в сборной России?

– А в Англии в принципе практика открытых тренировок отсутствует. Вы же были на базе в Кобхэме в конце апреля и сами все видели. Это была первая открытая тренировка для журналистов за год! Не подумайте – команду ни от кого не прячут. Просто в Англии иная культура – есть клубный телеканал, есть и другие способы общения с болельщиками. А тренировки – для того, чтобы работать на них. Мы же ведь не всегда работаем на публику. Иногда я могу быть очень требовательным к футболистам. И не всегда журналист, наблюдающий за процессом, правильно его трактует. Так появляются «жареные» истории в бульварных изданиях.

– С вами такое случалось?

– А как же! Однажды я даже специально спровоцировал желтые издания написать обо мне неправду. Так, чтобы проверить, как это работает.

– Расскажите!

– В середине 90-х, когда я работал в «Фенербахче», случилась такая забавная история. Вратарем у меня в команде был знаменитый немец Харольд Шумахер. И как-то мы ушли с ним поработать на запасное поле – я иногда так делаю, поручаю работу с командой ассистенту, а сам иду разминать вратаря. Во время тренировки я не рассчитал силу удара, и мяч угодил Шумахеру прямо в нос! У Харольда сразу полилась кровь рекой. Тогда я сказал ему: «Слушай, а давай подыграем газетам и сделаем кровавую сенсацию!». Шумахер согласился – мы возвращаемся с запасного поля, майка у вратаря вся испачкана кровью. Оцепеневшие журналисты тут же принялись расспрашивать вратаря: «Харольд, что с вами случилось?». А Шумахер им отвечает: «Этот голландский тренер – он просто чокнутый! Взял и двинул мне кулаком в нос!». На следующий день все турецкие газеты пестрили обложками с окровавленным носом Шумахера и заголовками вроде: «Тренер «Фенербахче» избил своего вратаря на тренировке». Ох и весело же было...

«ФИНАЛ ЛИГИ БЫЛ СКУЧНЫМ»

– Перед тем как перейти к разговору о России, не могу не спросить про тот злосчастный ответный полуфинал Лиги чемпионов с «Барселоной». У вас было предчувствие перед матчем в Лондоне, что судья может повлиять на исход встречи?

– Нет, не было.

– Но ведь было очевидно, что для УЕФА вероятность английского финала в Риме, где британцы постоянно попадают в прямом смысле слова «под нож» горячим итальянским тиффози, смерти подобна!

– Да, об этом много писалось перед игрой. Меня же разозлило другое – некоторые руководители УЕФА позволяли себе высказывания в прессе, в которых открыто заявляли: «Финал «МЮ» против «Барселоны» – это финал мечты». Как может человек на руководящем посту говорить о том, кого бы он хотел видеть в финале, когда его участники еще не определены? У меня не укладывается в голове! Были и другие предпосылки, чтобы все сложилось именно так, – итальянские, испанские, немецкие телекомпании вряд ли оказались бы под впечатлением от того, что в финале Лиги чемпионов второй год подряд встречаются одни и те же команды, да еще и английские! Впрочем, я не могу доказать, что на исход нашей встречи с «Барсой» кто-то повлиял, а посему не могу ничего утверждать.

– Гус, а вам не кажется, что футбольные функционеры вам серьезно задолжали? Судейская ошибка в матче 1/8 финала чемпионата мира Италия – Австралия, беспредел норвежца Эвребе в полуфинале Лиги чемпионов…

– Никто мне ничего не должен. Футбольные функционеры ведь тоже умеют вовремя замолчать. Но я согласен, слишком часто судейские ошибки оказываются не в пользу моих команд. А что касается такого желанного «финала мечты» в Лиге чемпионов, то я не получил от него удовольствия. Он получился скучным – на поле, по сути, была только одна команда, «Барса». И борьбы, достойной финала, не вышло.

«СБОРНОЙ НЕОБХОДИМ МЕНЕДЖЕР»

– Вы уезжали в «Челси», чтобы помочь РФС в непростой финансовой ситуации. Подействовало? Вы с помощниками теперь вовремя получаете зарплату?

– Это сейчас не предмет для разговора. Все в порядке. И мы продолжаем работать.

– Может быть, вы уже слышали о ситуации, в которую попали администраторы сборной Вотоловский и Зинченко, которых вы, кстати, особенно выделили по итогам работы на Евро? Их, по некоторым данным, вывели за штат и значительно урезали зарплату.

– Я слышал об этом, но не знаком с ситуацией досконально. В ближайшие дни у меня будет разговор с руководством РФС, так как ранее оно было занято. В нашей беседе я обязательно попрошу объяснить федерацию, как же так вышло.

– Насколько я понимаю, после матча с Азербайджаном вам дали обещание сохранить штаб сборной в том виде, в котором он начал работу в отборочном цикле, до его окончания?

– Да.

Вам не кажется, что некоторые в РФС ведут себя, как малые дети?

– В том смысле, что как только папочка за порог, они пускаются во все тяжкие?

– Вроде того.

– Что сказать? Я ожидал чего-то подобного. Но я не хочу ничего комментировать до тех пор, пока не получу ответ на вопрос, почему федерация приняла такое решение.

– Вы будете бороться за администраторов?

– Давайте немного подождем.

– Скажите, Гус, только честно – вам не надоело заниматься тем, чем тренер заниматься не должен? Утрясать спорные вопросы, мирить стороны, выбивать такие очевидные и необходимые для сборной нужды?

– Для меня очевидно: все, что касается сборной России, должно работать на самом высоком уровне. Очевидно, что институту сборных необходим менеджер или даже несколько менеджеров, которые могли бы решать задачи любого уровня. К сожалению, в наши дни в организациях зачастую есть люди, которые вообще ничего не делают. Я не имею сейчас в виду конкретно РФС. Но если у тебя есть обязанности, ты должен работать. Но это большой и долгий разговор.

– Сборной нужен генеральный менеджер?

– А почему нет? В голландской федерации футбола есть менеджер, который наделен полномочиями принимать решения во всем, что касается сборной. И это прекрасно работает.

– Вам не кажется, что после ухода Виталия Мутко на министерский пост работа в РФС ведется в не слишком высоком темпе?

– Ответ на этот вопрос я тоже рассчитываю получить в самое ближайшее время. Но мне кажется, если Виталий трудится в РФС, в министерстве спорта, а теперь еще и вошел в исполком ФИФА, что, безусловно, важно и полезно для России, – то он должен успевать исполнять все свои обязанности. Но если из-за работы в министерстве не успевает руководить РФС, он всегда может делегировать часть своих полномочий и обязанностей вице-президенту. И в этом нет ничего страшного – если ты доверяешь себе, ты должен доверять своим заместителям.

«ОБЕСПОКОЕН ПОЛОЖЕНИЕМ ЛЕШИ БЕРЕЗУЦКОГО»

– В России наметилась приятная тенденция – тренерами клубов становятся молодые и амбициозные специалисты – Карпин, Маминов, Гордеев. Но все они сталкиваются с одной проблемой – отсутствием лицензии Pro. Неужели в случае с теми же Карпиным и Маминовым – заслуженными в прошлом футболистами – нельзя сделать послабления в вопросе выдачи лицензии или ускорить этот процесс, как в Голландии?

– Действительно, в Голландии в середине 90-х созрело новое поколение молодых тренеров – Райкард, Куман, ван Бастен, Гуллит, Крол, Неескенс. Все они в прошлом футболисты сборной Голландии, сыгравшие на чемпионатах мира и Европы не один матч, и потерять в их лице будущих тренеров было бы преступлением. Поэтому вместе с главой академии футбола при голландской федерации мы организовали для всех этих ребят ускоренные, но углубленные и очень качественные курсы. Обычно тренерские курсы в Голландии длятся пять лет, а эти бывшие легенды голландского футбола получили лицензии в течение года. Почти все они пошли работать помощниками к большим тренерам, пока проходили эти курсы.

– В России такой метод применим?

– Конечно! Это одновременно и практика, образование. Многие молодые тренеры в России имеют богатый игроцкий опыт выступлений, но для того, чтобы впоследствии стать и классным тренером, надо много чего еще узнать. Думаю, российский футбол здорово выиграет, если пойдет на это. Главное, всегда действовать во благо игры.

– Вас беспокоит ситуация, в которую попал Алексей Березуцкий? Он почти не играет за ЦСКА.

– Беспокоит. Алексей ведь не только за первую команду не играет, но и за вторую тоже! Эту ситуацию нужно как-то решать – с защитниками у нас большой дефицит.

– Попробуйте поговорить с Зико – он так же, как и вы, очень открытый человек.

– Это правда, Зико именно такой. Но в ЦСКА и так знают о моей обеспокоенности.

– А то, что не играет Дзагоев?

– Он не играет после травмы, а так Алан регулярно проходит в основной состав. Его положение меня радует. У Дзагоева получился очень хороший первый сезон, сейчас у него в команде появились конкуренты – а борьба за место в основе всегда только на пользу самим игрокам. А то, что поднялась шумиха вокруг Алана, нормально. Он высоко взлетел, и теперь вполне логично, что в его игре наступил небольшой спад. От талантливых игроков всегда многого хотят. Надо к этому правильно относиться.

«НЕ ИСКЛЮЧАЮ, ЧТО ПАВЛЮЧЕНКО МОЖЕТ ПОТЕРЯТЬ МЕСТО ВСБОРНОЙ»

– Вы говорили, что игроки будут привлекаться под знамена национальной команды по принципу «кто в лучшей форме, тот и в сборной». Почему вы тогда вызвали того же Березуцкого и Романа Павлюченко, который не так уж много в последние полгода играл за «Тоттенхэм»?

– В случае с Березуцким я уже говорил про дефицит – мы не можем разбрасываться защитниками, потому что защитников для сборной в стране практически нет. А вот что касается Павлюченко, то, похоже, мы имеем ситуацию, схожую с той, в которую попал Кержаков в «Севилье», когда Саша на протяжении полугода почти не имел игровой практики.

– Намекаете на то, что Павлюченко тоже может потерять место в сборной?

– Не исключаю. Если Павлюченко и дальше продолжит довольствоваться десятком минут в концовке матча, на которые его выпускает тренер, то с ним может это произойти. Но нельзя забывать, что за плечами у Ромы почти полтора сезона без передышки. Очень многое будет зависеть от того, в каком статусе он начнет новый сезон. Посмотрите – тот же Кержаков уже показал, что готов ради сборной идти на жертвы, меняя чемпионат ради игрового времени. Саша показал, что готов работать на команду. Это очень ценно и похвально.

– Может быть, просто чемпионат Англии – не для Павлюченко?

– Я жду, что Рома среагирует на сигналы, которые я ему посылаю так же, как это сделал Кержаков. Он должен показать характер и добиться больше игрового времени. В конце концов пусть хотя бы сам скажет тренеру: «Коуч, мне надо играть, отправьте меня в дубль».

– А у Спящего гиганта есть характер?

– Еще какой! Вспомните подготовку к Евро – Спящий гигант спал на протяжении трех или четырех недель. А потом начал вкалывать и продемонстрировал прекрасную форму, что в конце концов привело к голам на чемпионате Европы. Просто в ситуации с «Тоттенхэмом» ему должно быть не все равно.

– А Павлюченко и не все равно – видели, как он прошагал мимо Гарри Реднаппа, расстроенный своей заменой?

– Мне рассказывали об этом. Что ж, помимо несогласия с ходом вещей и желанием исправить ситуацию, необходимы самодисциплина и организованность. Без них в футболе тоже нельзя.

– Гус, есть ли новости по поводу строительства базы для сборной?

– Сколько я уже лет в России? Три года? И все это время меня кормят очень сытными обещаниями по поводу строительства базы для сборной. И это меня сильно расстраивает. Все эти три года нам приходится умолять «Торпедо» и «Динамо» предоставить нам свои стадионы, чтобы потренироваться. И большое им спасибо, что они всякий раз отзываются на наши просьбы, при этом ни разу не пожаловавшись на то, что сборная, по сути, наносит урон газону своими тренировками. Но так же не может продолжаться вечно!

– Согласен – это не уровень сборной, входящей в десятку лучших в мире.

– И потом, это не так сложно – взять и организовать базу для сборной. Государство ведь всегда может помочь, надо только попросить. В России так часто делается. Но если не ставить перед собой самые высокие цели, ты никогда не добьешься самого высокого результата! Вот взять, например, Венгрию – крохотная ведь по сравнению с Россией страна. А совсем недавно там открыли, как говорят, просто сногсшибательную футбольную базу, которой будет пользоваться сборная. Совсем недавно меня пригласили ее посетить, и я жду не дождусь, когда смогу посмотреть на это маленькое чудо. Удивительно, почему в России мы не можем сделать для сборной то же самое.

– Например, в «Лужниках»?

– Да хотя бы! Но мне всякий раз говорят: «Ну, вы понимаете, тут непростые политические игры и все такое». Ребята, да какая же тут политика! Это ведь футбольная сборная. Или, если дело действительно затрагивает политические аспекты, ну тогда решите их – вы же все владельцы российского футбола, – вы все влиятельные люди и можете пролоббировать общенациональные интересы! Не понимаю…

– От подобных вещей у вас опускаются руки?

– Не скрою, я сильно расстраиваюсь из-за этого.

– Чью заявку на право проведения чемпионата мира-2018 вы поддержите – нашу или голландскую?

– Я еще не думал об этом. Но мне предстоит сделать выбор. Для того чтобы быть конкурентоспособной в этом споре, России необходимо серьезно усовершенствовать инфраструктуру, построить несколько классных стадионов, прибавить в вопросе развития футбола.

– 2018 год – это так далеко. Это ведь спустя восемь лет после чемпионата мира в ЮАР, который может стать для вас последним в России. Неужели наша страна еще будет волновать вас к тому моменту?

– Моя связь с Россией – навсегда! Даже несмотря на то, что футбол в стране развивается не теми темпами, какими мог бы, и даже не такими, как хотелось бы; даже несмотря на то, что еще многое предстоит сделать, – мы уже много сделали вместе, добились больших успехов вместе. Так что Россия навсегда останется для меня родственной страной.

– А теперь скажите – есть ли у вас хоть малейшее желание остаться в сборной и после чемпионата в ЮАР?

– Не знаю. Сейчас еще слишком рано об этом говорить. Но вот что я вам скажу: если у страны или клуба есть здоровые амбиции и она жадно с оптимизмом смотрит в будущее и если люди, от которых зависит судьба футбола, самоотверженно сражаются за его процветание, то я с ними!

– То есть все будет зависеть от отношения руководителей российского футбола к делу?

– У будущих футболистов должна быть не иллюзия светлого будущего. У них должна быть мечта и надежда!

КСТАТИ

ФАН-ЗОНА БУДЕТ, НО ПОСКРОМНЕЕ

Инициатива ВОБ (Всероссийского объединения болельщиков) организовать совместный, 15-тысячной аудиторией, просмотр матча Финляндия – Россия не была поддержана милицией.

Андрей БОДРОВ

из «Дома футбола»

Первоначально мероприятие задумывалось супермассовое. Вечером 10 июня 15 тысяч болельщиков должны были собраться у огромного экрана в Зеленом театре (что в Парке Горького) и поддержать нашу сборную так, как они привыкли делать это на стадионе. В последний раз собрать подобную аудиторию у экрана удавалось в июне 2002 года на Манежной площади. Однако тот просмотр (матч чемпионата мира Россия – Япония) завершился беспорядками: ядовитым пламенем полыхали припаркованные автомобили, и редкая витрина уцелела на Тверской…

Неудивительно, что милицейское руководство отвергло вариант с Зеленым театром и предложило подыскать другое место. Его нашли и вскоре одобрили – клуб закрытого типа «1 Rock» на Дербеневской набережной.

На вчерашней пресс-конференции президент ВОБ Александр Шпрыгин успокоил:

– На этот раз все будет в порядке. И если продемонстрируем наш опыт, то организацию фан-зон можно будет поставить на широкую ногу.

Предполагается, что фан-зона в клубе на Дербеневской вместит от 1,5 до 2 тыс. человек. В центре сооружения – стоячие места, по периметру предполагается размещение 200 сидячих мест. Вход в фан-зону – платный, касса уже работает. Номинальная цена билета – 250 рублей. В билет стоимостью 500 рублей входит кружка пива и место за столиком. За порядком будут следить охранники клуба, а также стюарды ВОБ. Сотрудники милиции займут позиции на прилегающей к клубу территории. Побывать в фан-зоне планируют известные артисты, политики и комментаторы, однако их имена устроители держат в секрете. Начало шоу – за полтора часа до стартового свистка.