Тренер сборной России Игорь Корнеев: Верю, что Гус задержится надолго - Советский спорт

Матч-центр

  • НХЛ - регулярный чемпионат
    перерыв
    Сан-Хосе Шаркс
    Нью-Джерси Дэвилз
    4
    2
  • Футбол07 июня 2009 22:13Автор: Бодров Андрей

    Тренер сборной России Игорь Корнеев: Верю, что Гус задержится надолго

    Этот собеседник четок и краток в формулировках, редко шутит, держит дистанцию, при этом весьма приветлив. Кажется, он не склонен к ностальгии и сантиментам. Зато любит рассказать о своей учебе и работе. Корреспондент «Советского спорта», встретившийся с тренером сборной России Игорем Корнеевым, открыл в нем самого настоящего голландца…

    ФУТБОЛ
    ВСТРЕЧА ДЛЯ ВАС

    Этот собеседник четок и краток в формулировках, редко шутит, держит дистанцию, при этом весьма приветлив. Кажется, он не склонен к ностальгии и сантиментам. Зато любит рассказать о своей учебе и работе. Корреспондент «Советского спорта», встретившийся с тренером сборной России Игорем Корнеевым, открыл в нем самого настоящего голландца…

    «РОССИЙСКИЙ ПАСПОРТ СДАН»

    – Гражданином какой страны являетесь?

    – В данный момент у меня голландский паспорт.

    – Когда перестали быть россиянином?

    – В прошлом году. Конечно, в идеале мне хотелось бы иметь двойное гражданство, но по законам Голландии это запрещено. Процесс сдачи моего российского паспорта длился несколько лет. Власти Голландии внимательно следили за этим процессом, письмами закидывали. Просили подтверждения, что паспорт сдан. Каждый раз я должен был документально доказывать, что занят этим процессом.

    – Чем необычен голландский паспорт для русского человека?

    – Графа «прописка» там не предусмотрена.

    – Выходит, вы – голландский тренер. А в России на них – мода!

    – О себе я бы сказал: российский тренер с голландским паспортом. Не знаю, есть ли в России мода на голландцев, но школа у них действительно сильная. И в России в нее поверили. Голландцы умеют организовать футбольный процесс от и до. Саму страну можно объехать вдоль и поперек всего за два часа, а сколько талантов выходит! Эта нация очень любопытна по природе – они умеют найти и взять все самое лучшее у других. В плане физической подготовки, я уверен, они заимствовали кое-что из нашего спорта.

    – Вы ведь усердно учитесь на тренерских курсах в Голландии и в мае сдали экзамен на категорию «А». В России поди проще защищаться…

    – В России учиться мне не приходилось, так сравнивать не могу. Голландский курс обучения очень тяжелый. Некоторые люди просто не выдерживают его психологически. Доценты-преподаватели требовательны, постоянно держат тебя под прессом. Для них не существует мелочей в футбольной науке. Надо все время выполнять какие-то задания и быть неуязвимым на экзаменах. Если ты не готов, то никак не защитишься – за уши не вытаскивают.

    – Расскажите, в чем заключался ваш экзамен?

    – Мне досталась команда – 18-летние юноши «Фейеноорда». Посмотрев их игру, я должен был выделить проблему футбольного плана. Я посчитал, что ребята слишком часто начинали атаку с помощью длинных передач от вратаря в поле. Они играли вторым номером и даже не пытались начать атаку через защитников. Мне стало очевидным, что взаимодействие в поле между защитниками и полузащитниками затруднительно. Обозначил проблему и в соответствии с ней построил тренировку. Сначала я изобразил все это на бумаге. А во время самой тренировки преподаватели наблюдали, как игроки реагируют на мои инструкции. Одно дело – разработать план занятия, но его успешный ход – уже другое.

    – Какую оценку получили?

    – Если сдаешь экзамен, оценка уже сама по себе высокая. К примеру, за второй экзамен по анализу игры получил восемь баллов из десяти.

    «В ИГРЕ ДОЛЖЕН БЫТЬ КРЕАТИВ»

    – Спартаковец Валерий Карпин, не имеющий тренерского опыта, скептически относится к предстоящей учебе на курсах: мол, чего нового я там узнаю?!

    – Я бы не хотел проводить каких-то параллелей с Карпиным. Это его личное мнение. Валерий полагается на свой огромный международный опыт как игрока. Не могу сказать, что полностью с ним согласен. Мне учеба дала очень многое. Будучи игроком, не имел возможности взглянуть на футбольную работу с другого ракурса. Футбол создается не только игроками. В рамках обучения довелось побывать в разных клубах, изучить внутреннюю кухню. И везде работа строится по-разному. Полученные знания помогут мне работать с большей эффективностью.

    – Сформулируйте свое профессиональное кредо.

    – Быть самим собой и делать все от тебя зависящее, где бы ни работал.

    – Корнеев в России – это временно, надолго или навсегда?

    – Здесь мне очень интересно. Но загадывать на долгую перспективу не возьмусь. В ближайшие полгода-год многое может проясниться.

    – Каков ваш стиль как тренера?

    – Будучи игроком, как мне кажется, я приносил радость людям. Моя игра была креативная, комбинационная, непредсказуемая. Людям это нравится. Став тренером, я не изменился. У меня в голове есть свое видение, концепция. Я знаю, к чему стремлюсь.

    – После матча с Финляндией вы приступаете к работе в «Зените» в качестве спортивного директора. Какого числа вступаете в должность?

    – Все определится после игры с финнами. Еще предстоит обсудить множество деталей. Сейчас я бы не хотел затрагивать эту тему, потому что в голове – сборная и предстоящий матч.

    «ГУС НЕ НАЗЫВАЛ НАСЛЕДНИКОВ»

    – Ваши старшие коллеги пыхтят: «Где Хиддинк? Почему он так редко бывает в России?». Парируйте.

    – Нельзя ставить вопрос так примитивно. Если не брать период работы Гуса в «Челси», он достаточно много времени находился в России. Если Гус в Европе, то мы с Александром Бородюком после каждого тура предоставляем ему максимально обширную информацию по матчам и кандидатам в сборную. Если какой-то новый игрок проявил себя, то Гус сразу узнает о нем и получит DVD-диск с нужным матчем.

    Алдонин, Мамаев, Кержаков и Быстров оказались в нынешнем созыве по описанной схеме?

    – Эти четверо сами ворвались в сборную. Отличная игра, старание... Наша работа, в данном случае как скаутов, заключается в том, чтобы поощрить их труд...

    – Хиддинк разочарован российской действительностью: наобещали с три короба, но до сих пор нет базы для сборной, как и многих других благ. Не задержится у нас Гус надолго!

    Я надеюсь, что задержится. Останется ли Гус в России надолго, во многом будет зависеть от прохождения этого цикла, от желания его самого. Да, база для сборной до сих пор остается нерешенной проблемой, но мы все надеемся, что ненадолго. В остальном РФС делает все возможное, чтобы создать нам идеальные условия. Если даже он уедет, то оставит после себя успех, большие знания плюс организацию детско-юношеского футбола в стране.

    – Признайтесь, Хиддинк называет вас с Бородюком наследниками?

    – Ему нравится так думать. Но, полагаю, не Гусу предстоит решать, кто наследник, а работодателю. Пока мы просто трудимся в сборной и получаем от этого огромное удовольствие.

    – Подскажите с позиций старшего товарища Погребняку, Жиркову, Акинфееву, стоящих на перепутье: уезжать в Европу или оставаться?

    – Пример Аршавина доказал, что быстрая адаптация в европейском топ-клубе возможна. Можно даже сразу занимать в команде позиции лидера. Но всякие рекомендации неуместны. Если игрок чувствует, что его желание играть в Европе стопроцентное, как было в моем случае, надо следовать инстинкту. Если одолевают сомнения – не стоит. Чемпионату России тоже нужны хорошие футболисты.

    – Кого считаете своими учителями в футболе?

    – Каждый тренер в чем-то учитель, а их у меня было много. Если начинать с юношества, то назову Виктора Евгеньевича Зернова, долгие годы работавшего со спартаковскими юношами. В нашем возрасте было много мелких игроков, и мы часто проигрывали из-за «физики». Зернов же упорно работал над техникой. Мы вновь проигрывали, расстраивались жутко, но Зернов продолжал шлифовать нашу технику. Успокаивал: «Подождите до следующего года, все будет иначе». И правда: спустя год мы рвали прежних обидчиков, они просто за мячом не успевали. Многое дал мне и подпустивший к спартаковской основе Константин Иванович Бесков. Это было за счастье тренироваться с Черенковым, Шавло, Гавриловым, Дасаевым… На всех наших тренировках в спартаковском манеже зрителей было битком! Хорошо помню «максималку» от Бескова – это такое упражнение на выживание. После тренировки буквально уползаешь без сил, но спустя пару дней летаешь по полю!

    – Спустя пару лет спартаковский воспитанник Корнеев окажется в ЦСКА, и ему особенно будут удаваться матчи против красно-белых.

    – Не хочу осуждать «Спартак», который не стал меня удерживать. В то время я не был серьезен по отношению к себе и к футболу. Так что если судить кого – так самого себя. Армия помогла мне переосмыслить ценности жизни. В конечном итоге оказался в ЦСКА, где удалось выиграть чемпионат и Кубок СССР.

    «Я ЗНАЮ ТОЛК В ВЕТХИХ ДОМАХ»

    – Будучи игроком ЦСКА, вы ездили на шестой модели «Жигулей». Когда продали, следили за дальнейшей судьбой авто?

    – Не могу сказать, что каждая новая машина становится для меня родной, любимой. Это средство передвижения. Ту «шестерку» я кому-то продал, потому что появилась возможность взять «восьмерку». Потом продал «восьмерку» и так далее.

    – Спустя восемнадцать лет перепродаж ваше средство передвижения – «Порше Каенн».

    – Откуда вы все знаете? Не буду отрицать этого факта.

    – В Москве квартиру снимаете или жилье с прошлых времен осталось?

    – Снимаю. И жалею теперь, что когда-то продал квартиру в Крылатском – хороша была. Но в те времена я и не думал, что вернусь в Москву.

    – И вы это о родном городе?!

    – Город – это вторично. Тянет прежде всего к близким, к друзьям. А еще, знаете, говорят: где работа – там и дом. Как раз мой случай – много лет работал в других странах.

    – Семья остается в Испании?

    – Оба сына живут в Барселоне. Старший, Кристиан, долго занимался футболом в «Эспаньоле», но в жизни выбрал другой путь. Младшему, Джордану, еще только предстоит стать школьником.

    – Насколько знаю, у вас есть бизнес в Голландии.

    – Этот бизнес связан со сдачей помещений в аренду. Бизнес-идея такова: покупается старое здание, реконструируется, а затем сдается под квартиры и офисные помещения. Как правило, покупки осуществляются через аукционы. Старые и ветхие здания имеют относительно невысокую стоимость. Вступая в аукцион, я всегда знаю, за какую цену готов приобрести тот или иной дом.

    – Финансовый кризис вас затронул?

    – Появились пустующие помещения.

    «Я «ЖИВЧИК»? ЭТО ЛЕСТНО!»

    – Почему вы, москвич, в детстве жили в интернате?

    – Мама разрывалась на двух работах, она была официанткой в кафе и продавцом в кулинарии. И я не был единственным ребенком. Да и ездить каждый день из дома в Сокольники и обратно было далеко и утомительно.

    – Про интернатовцев говорят: закаленные, в жизни пробиваются сами.

    – Мама помогала мне в силу возможностей. И не только она. Вот случай, который во многом повлиял на мою футбольную жизнь. Один мужчина наблюдал, как мы с пацанами играли в футбол на «коробке» во дворе. Подошел ко мне, семилетнему, и подарил книжку – «Венгерский футбол». Наглядное пособие с картинками – как делать финты, как бить по мячу. Я это пособие затер до дыр, а мастерство на поле оттачивал. До сих пор не знаю, кто был тот мужчина, и почему он подошел именно ко мне. Большое ему спасибо.

    – Ваш однокашник по спартаковской школе, недавно ушедший из жизни Андрей Иванов, вспоминал, как зимой, после занятий, вы катались на пятках, ловко прицепившись сзади к трамваю. Пятачок экономили?

    – В детстве просто хотелось драйва. Опасность подобных затей не осознается. Такие я бы сказал, неправильные желания возникают, наверное, у всех малолеток.

    – Еще из воспоминаний: Корнеева в интернате обижали старшие.

    – Обижали? Крали форму – да, было дело. Но крадут в любых интернатах! И в детских домах те же дела.

    – В молодости у вас не возникало проблем в человеческих отношениях?

    – Негативный опыт, если он даже присутствовал, стерся из памяти. Я вообще-то не конфликтный. А почему вы так спросили?

    – Ваш тренер в сборной Москвы когда-то препроводил вас в армию, в танковую дивизию. Чем вы ему так насолили?

    – Я отказался играть за сборную Москвы. Попросил тренера не вызывать меня и дать отдохнуть. Он же сделал все возможное, чтобы мой «отдых» стал продолжительным. Оказался в образцово-показательной дивизии, где научился хорошо стрелять из гранатомета.

    – Друзья детства и юности говорят о вас: закрытый, компаний сторонится…

    – Все зависит от интереса и настроения. Я могу поехать вечером на тусовку, а могу и отказаться. Всегда любил посидеть за книгой. Тот, кто выбирал веселье, возможно, думал обо мне: «нелюдимый». Вернувшись в Россию, я не перестал видеться с бывшими партнерами. С Кузнецовым, Галяминым общаюсь. С Валерой Брошиным, пока был жив, встречались, пару раз играли в футбол.

    – В сборной о вас говорят: «Живчик»! Хоть сейчас в премьер-лигу заявляй».

    – Мне очень важно поддерживать себя в форме. Обожаю теннис. Играю в футбол при первой возможности. Во время карьеры не было ни одной серьезной травмы. Про «живчика», конечно, лестно, но игроцкий век уже позади… Кстати, лет пять назад было желание завершить карьеру игрока в России, но не сложилось – интереса ко мне не проявили.

    «ЗАНОЗЫ УЖЕ НЕТ»

    – Быть может, дело в вашей отстраненности от России? Не помню, чтобы после 1994 года вы приезжали в сборную. И даже ваши интервью в российской печати были большой редкостью.

    – В самом деле, одна из причин несостоявшегося возвращения в 2004-м – отсутствие контактов в предыдущие годы. Будучи игроком «Барселоны», я получал от Олега Романцева вызов в сборную, но отказался, хотя проблем с этим тренером не было. Но осталось много негатива, связанного со сборной. Слишком велико оказалось разочарование в отношениях с прежним наставником Павлом Садыриным, я не мог справиться с эмоциями.

    – Андрей Иванов при жизни призывал своих прежних партнеров назвать фамилии тех, кто управлял игроками, подписавших осенью 1993 года знаменитое «Письмо 14-ти». Вы знаете эти фамилии?

    – Подводные течения были сильные, но я не был посвящен в эти игры. Ребята предложили мне поставить подпись, я отказался. Не потому что был всем доволен. Просто это письмо шло вразрез с моими принципами.

    – Чемпионат мира-1994, на котором вы провели один матч, заноза в сердце, не так ли? Есть шанс вытащить ее – в ЮАР…

    – Занозу уже вытащили – на прошлогоднем Евро. Мне статус турнира – чемпионат мира или Европы – не так важен. Но, как говорится, в ЮАР еще надо попасть. Впереди у нас достойный соперник, славящийся неуступчивостью. Финны должны были побеждать в домашнем матче с Германией. Немцы, можно сказать, тогда отскочили. Нам же очень важно выиграть у финнов, чтобы подорвать их шансы на путевку.

    ЛИЧНОЕ ДЕЛО

    КОРНЕЕВ Игорь Владимирович

    Родился 4 сентября 1967 г.

    Воспитанник ДЮСШ «Спартак» (Москва).

    Карьера игрока: «Спартак» (1982 – 1985), ЦСКА (1986 – 1991), «Эспаньол» Испания (1991 – 1994), «Барселона» Испания (1994 – 1995), «Херенвен» Голландия (1995 – 1997), «Фейеноорд» Голландия (1997 – 2002), «Бреда» Голландия (2002 – 2003).

    За сборные СССР и России провел 14 матчей, забил 3 гола.

    Карьера тренера: «Фейеноорд» (2004 – 2006, тренер юношей), с 2006 г. – тренер сборной России.

    Достижения: чемпион СССР (1991), обладатель Кубка СССР (1991), чемпион Голландии (1999), обладатель Куба УЕФА (2002), бронзовый призер чемпионата Европы (2008).