Мы часто произносим эти слова, но при этом слабо себе представляем, что за люди эти «utras», откуда они взялись и чем отличаются от «спартачей», «динамиков» и других российских фанатов.

Итальянское слово «utras» обычно отождествляется с английским словом «hooigan». Если углубиться в историю происхождения этих слов, окажется, что они отнюдь не идентичны. Слово «hooigan» возникло из названия банды, действовавшей в конце ХIХ века в Англии и прославившейся своей жестокостью и агрессивностью. А слово «utras» имеет другое происхождение. Его корни уходят в политическую терминологию: сначала так называли сторонников французских королей, а в настоящее время этим словом обозначают политический экстремизм. Это различие – ключевое, и оно поможет нам лучше понять суть итальянского фанатизма.

Сам по себе футбольный фанатизм зародился в Англии. Именно там впервые молодые люди выражали свои клубные пристрастия нетрадиционно агрессивными способами и имели напряженные отношения с соперниками из других клубов и полицией. Именно с них взяли пример итальянцы, причем в своем стремлении отличаться от иностранных коллег зашли так далеко, что их можно смело выделять в отдельный класс футбольных фанатиков. Кстати, именно с итальянцев взяли пример испанцы, греки и югославы. Но все же не надо стричь всех под одну гребенку: фанаты везде разные, поскольку сильное влияние на формирование движения оказывали местные культурные, социальные и политические особенности. Изначально выделялись две модели: английская и итальянская, причем итальянская модель – это модифицированный вариант английской. Для англичан характерно раз в неделю сходить на футбол, попеть песни, подраться и с чистой совестью выйти на работу на следующий день. А вот итальянцы более организованы и связаны между собой теснее. Для них нормальны встречи друг с другом и в середине недели. На таких сходках изготавливаются баннеры и транспаранты, сочиняются и репетируются кричалки и вообще изыскиваются финансовые средства на существование группировки. Именно итальянцы ввели в обиход ритуал имитации похорон соперника: торжественно сжигать или закапывать гроб, обернутый флагом противоположной команды.

Каждому utras вменяются определенные обязанности. Женщины, к примеру, отвечают за финансирование группировки и за сборку флагов и барабанов. Лидеры фан-движений имеют выход напрямую к руководству команд, которые, чтобы облегчить нелегкую фанатскую жизнь, берут на себя часть расходов. С ними обговариваются организационные вопросы: цены на билеты, автобусы для поездки на выездные матчи… Есть люди, ответственные за футболки, конфетти…

Поведение итальянцев на трибунах также более «основательное», чем у англичан. Петардами сейчас уже давно здесь никого не удивишь. Но как вам сброшенный с трибун мотоцикл? Или банки, полные дождевых червей, которыми осыпают вратаря противоположной команды? Оригинально, не правда ли? Та же «основательность» наблюдается и в одежде: для настоящего «utras» нет ничего милее, чем зеленые куртки на меху, камуфляж, значки команды и кепки. Кстати, именно из Италии пришел термин «терассы» – трибуны за воротами со стоячими местами, где обычно собираются «utras». Причем со временем за каждой группировкой на домашнем стадионе закреплялся определенный сектор. Например, когда год назад во время игры «Лацио» – «Рома» руководителям стадиона пришло в голову поменять болельщиков местами на трибунах, представителям правопорядка стоило немалых усилий предотвратить беспорядки: никто не хотел сидеть в «ненавистных» фан-секторах.

А вот агрессия фанатов абсолютно ни от чего не зависела, даже от политической ориентации команды. Агрессивных «utras» организовывали люди, которым было близко насилие, которые в некоторой степени ставили на фанатах эксперимент. И часто встречающееся в СМИ мнение, что, мол, самые крутые и злобные в Италии – коммунисты, абсолютно не имеет под собой почвы. Таких «крутых» полно и среди правых. Подобное мнение сложилось на основе превосходства фанатов «Ромы» (коммунистов) над фанатами «Лацио» (правых).

Конечно, некоторые наши российские фаны скажут: «Какие там ультрас? Да мы их…» Но лично мне было бы гораздо приятнее, если бы наша страна обставила итальянцев на зеленом поле, а не на трибуне.