Общаться с Роналдо – дело весьма специфическое. Он приятный парень, но – и это чувствуется – ни на секунду не забывает о своем звездном статусе. Есть у Зубастика еще один недостаток: обычно во время разговора он не выходит из имиджа гениального рубахи-парня, которому все «по барабану». Прибавьте к этому его боксерскую реакцию на юмор и вы поймете, почему часто интервью с этим гениальным игроком оборачивается комедией. Вы уже могли прочесть отрывки из интервью Роналдо, данного нашей газете. Сегодня же мы даем полный текст беседы.

СПАСИБО РИВАЛДО!

— Как вам игра против бельгийцев?

— Очень понравилась. Даже не ожидал, что наши соперники проявят себя так достойно. Думал, получится обычный, проходной матч. На деле же нам пришлось столкнуться с ожесточенным сопротивлением, что, впрочем, неудивительно — теперь в каждой игре приходится биться, как в финале. Спасибо Ривалдо, он был и остается большим мастером, способным в одиночку решить исход любого противостояния.

— Вам ведь тоже удалось отличиться…

— Да, и я очень рад, что смог принести пользу команде именно в ключевой момент игры. В концовке соперник пошел на решающий штурм, и неизвестно, чем закончилось бы дело, если бы не наша быстрая контратака. Думаю, мы развеяли миф о том, что сборная Бразилии якобы не умеет играть от обороны. Мы лучшие во всех компонентах футбола.

— Теперь вам предстоит встретиться в четвертьфинале с англичанами…

— Это так, и я предвкушаю поединок с опасным соперником, который, сдается мне, посильнее бельгийцев. Предстоит многое проанализировать, но я уверен: eсли будем действовать так, как всегда, если будем сражаться до финального свистка, то обязательно победим.

ПЯТЬ ГОЛОВ — НЕ ПРЕДЕЛ

— А если сравнить нынешнюю сборную с той, что играла четыре года назад во Франции?

— Мы стали на порядок опытнее, умнее, прагматичнее, и это идет на пользу делу. Кроме того, любое поражение — имею в виду финальный матч против французов — это тоже бесценный опыт. Слабый человек ломается в шоковой ситуации, сильный становится сильнее. Последнее относится к нашей сборной.

— Весь мир до сих пор теряется в догадках о том, что произошло с вами накануне решающего матча Кубка-1998.

— Та история сильно раздута и яйца выеденного не стоит. У каждого игрока, каким бы сильным он ни был, бывают неудачные дни. Я отдал много энергии в предыдущих встречах, и к решающему матчу накопилась естественная усталость. Но дело даже не в этом: мы должны были стать сильнейшими на предыдущем первенстве, однако нам в итоге просто не повезло.

— Эта игра стала поворотной точкой в вашей карьере, которая, простите уж, пошла после нее на спад.

— Вы так считаете? А как же пять голов, которые я забил на этом чемпионате? И это не предел. Впереди еще несколько матчей, и в каждом из них я намерен отличиться.

— Имею в виду другое: последние три года фактически пропали для вас из-за травм разной степени тяжести…

— Это правда. Но такова специфика нашей профессии: среди профессиональных футболистов мало по-настоящему здоровых людей. Знаете ли вы хоть одного игрока, которому не довелось хоть раз побывать на столе у хирурга? Я лично не знаю. Но бог с ним, с прошлым. Главное, что сейчас я абсолютно здоров и чувствую, что нахожусь в достойной физической форме.

— Для вас очень принципиально стать здесь лучшим бомбардиром чемпионата мира?

Самое важное, чтобы Бразилия стала чемпионом. Другой вопрос в том, что мне надоели разговоры о том, что Роналдо закончился как игрок. Да, у меня были определенные проблемы, но теперь они уже позади. Я полон сил и желания доказать, что по-прежнему являюсь лучшим на поле.

СКОЛАРИ — ДРУГ, МОРАТТИ — ОТЕЦ РОДНОЙ 

— Как складываются ваши отношения с главным тренером сборной Луисом Филипе Сколари?

— Замечательно. Большой Фил — талантливый и умный человек, он знает, как найти подход к каждому игроку. Все мы сформировавшиеся люди и профессионалы, нас не нужно учить играть в футбол. Если у нашей команды и есть слабость, то это излишний романтизм, который может пойти в ущерб результату. Тут свое слово берет тренер, который вовремя спускает нас с небес на землю.

— Наставника сборной сильно критиковали за то, что он не удосужился взять в Корею и Японию Ромарио.

— Это одна из тем, которую мне не хотелось бы затрагивать. Дело в том, что именно Сколари отвечает за результат, именно его «распяли» бы, не сумей Бразилия показать здесь достойный результат. Значит, только он вправе решать, кого из игроков брать на чемпионат мира. Все вышесказанное не означает, что у меня есть какие-то проблемы во взаимоотношениях с Ромарио. Он легенда бразильского футбола и уже занял свое место в истории.

— Знаете, где проведете следующий сезон?

— В «Интере», где же еще?

— Но, говорят, руководство клуба вело переговоры о вашей продаже в другую команду.

— Это слухи, не более того. Я отношусь с огромным уважением к президенту клуба Массимо Моратти. Скажу больше, он для меня все равно что второй отец. И если у меня будет возможность работать под его началом, то обязательно воспользуюсь ею.

А если ваш «роман» с «Интером» завершится, вы останетесь в Италии?

— Очень многое в моей жизни связано с этой страной. С другой стороны, с трудом представляю ситуацию, в которой я выйду на поле играть против родного «Интера».

— У вас есть сейчас предложения от других команд?

— Есть. Но не хотел бы конкретизировать.

— Почему, на ваш взгляд, на этом чемпионате произошло так много сенсаций? Вылетели, например, такие сильные команды, как Аргентина и Франция, а США, которые не относятся вроде бы к числу ведущих футбольных держав, добрались до четвертьфинала?

— Возможно, это просто случайность. Не исключен и другой вариант: в футбольном мире происходит некая переоценка ценностей. Уровень игры в разных странах выравнивается, и теперь бывшие аутсайдеры не менее опасны, чем признанные фавориты.

— А кто, по-вашему, станет чемпионом мира-2002?

— Как кто? Конечно, Бразилия!