Он улетел, но обещал вернуться… - Советский спорт

Матч-центр

  • Нюрнберг
    Вольфсбург
    0
    1
  • 16-й тур
    перерыв
    Сельта
    Леганес
    0
    0
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Лион
    Монако
    0
    0
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Марсель
    Бордо
    0
    0
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Кан
    Тулуза
    0
    0
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Ним
    Лилль
    0
    0
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Ницца
    Сент-Этьен
    0
    0
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Генгам
    Ренн
    0
    0
  • Футбол06 июля 2009 11:24Автор: Туманов Дмитрий

    Он улетел, но обещал вернуться…

    ПРОВОДЫ ЖИРКОВА. В воскресенье из аэропорта «Домодедово» в 17.10 полузащитник ЦСКА Юрий Жирков вылетел в Лондон – подписывать контракт с «Челси». На проводах присутствовал корреспондент «ССФ».

    ПРОВОДЫ ЖИРКОВА. В воскресенье из аэропорта «Домодедово» в 17.10 полузащитник ЦСКА Юрий Жирков вылетел в Лондон – подписывать контракт с «Челси». На проводах присутствовал корреспондент «ССФ».

    Малыш сморгнул слезу. Где-то за домами еще слышался гул мотора, но папы уже не было видно… В «Домодедово» по Юрию Жиркову, покидающему Россию и родной ЦСКА, никто слез не лил. По простой причине: фанаты, которые только и были способны на слезотечение, на проводы не явились. Роняло скупую слезу только серое холодное небо…

    Прощания не получилось. Клуб держал дату и время вылета Юры в строжайшем секрете, не допуская утечки информации. На проводы в «Домодедово» со стороны прессы прибыли только ушлый таблоид да два конкурирующих спортивных издания. Жирков с супругой Инной и личным водителем явились в аэропорт ровно за два часа до вылета – в 15.00.

    Юрий Жирков, и в официальных интервью весьма немногословный, в неформальной обстановке (в очереди на оформление билетов) был нем как рыба. Молчание, как всегда, давалось ему легко и непринужденно. Так молчат люди, предпочитающие словам дело. Впрочем, журналисты (в количестве пяти человек) в душу не лезли и редкие вопросы задавали чуть ли не шепотом и как будто не надеясь услышать ответ. Ответами чаще всего были: улыбка, движение бровей и плеч…

    — Какая погода в Лондоне, узнавали?

    — Нет.

    — Сейчас в Москве – типично лондонская…

    Молчание…

    — Взяли ли самоучитель по-английскому?

    — Нет, — и, подумав, — дома остался.

    — Экзамена не боитесь?

    — Какого? – движение бровей: удивление.

    — Через год – на знание английского. Все иностранцы сдают, иначе рабочую визу не продлят.

    Ответ на лице: «Через год! Еще дожить надо!».

    — Багаж что-то маловат у вас …

    — Вернусь еще…

    Весь багаж – чемоданчик на колесиках — по «Домодедово» катал водитель…

    — Через сколько дней назад?

    Пожимает плечами. Также нет ответа и на «сколько дней будете отдыхать?» и «будете ли решать бытовые вопросы в эту поездку?»… Самым многословным оказался водитель. На вопрос, как доехали до аэропорта, ответил: «Ехали минут сорок – без проблем. Вот назад наверняка через пробки придется добираться…». Эту проблему (пробки) Жирков оставляет в Москве: в Лондоне, как известно, пробок почти нет. Не будет наверняка проблем с просьбами об автографах на улицах. Впрочем, в «Домодедово» народ упорно не узнавал Жиркова – не считая двух парней, пожавших ему руку и попросивших сфотографироваться вместе.

    По аэропорту Жирковы ходили друг с другом за ручку – как влюбленные голубки, но почти не воркуя: понимая друг друга без слов, исключительно на сенсорном уровне. Попив кофе, освободив водителя от багажа и все так же сцепив руки, Юра и Инна удалились к таможенникам по длинному коридору «для дипломатов». Там, видимо, и расстались. На часах было 15.35.