Матч-центр

  • Анжи-мол.
    ЦСКА-мол.
    0
    0
  • КХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 17:00
    Трактор
    Барыс
    0
    0
    12.65X4.1022.25
  • КХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 17:00
    Металлург Мг
    Авангард
    0
    0
    12.80X4.0022.18
  • КХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 19:00
    Торпедо
    Йокерит
    0
    0
    12.65X4.2022.22
  • КХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 19:00
    Локомотив
    Адмирал
    0
    0
    11.30X6.3027.30
  • КХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 19:30
    Витязь
    Нефтехимик
    0
    0
    12.45X3.8022.55
  • КХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 19:30
    Спартак
    Динамо Р
    0
    0
    12.45X3.8022.55
  • КХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 19:30
    Слован
    Амур
    0
    0
    12.10X4.1022.90
  • КХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 19:30
    СКА
    Динамо М
    0
    0
    11.30X6.3027.30
  • КХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 19:30
    Ак Барс
    Салават Юлаев
    0
    0
    12.05X4.1023.00
  • Футбол13 июля 2009 11:43Автор: Ванденко Андрей

    «Звал в «Москву» Дель Боске, но тот запросил самолет»

    ЛИЧНОСТЬ ЮРИЙ БЕЛОУС. Когда в декабре 2002 года он пришел на пост генерального менеджера клуба «Торпедо-ЗИЛ», мало кто верил, что дышащий на ладан аутсайдер, переименованный сперва в «Торпедо-Металлург», а затем в ФК «Москва», сможет выбраться из подвалов турнирной таблицы и за несколько лет стать одним из лидеров отечественного футбола. Юра же превратится в Юрия Викторовича: сначала – гендиректора, а потом президента клуба с годовым бюджетом в полсотни миллионов долларов. Карьера шла по восходящей, пока весной 2008-го не последовала показавшаяся многим неожиданной отставка Белоуса. Внятных объяснений с той поры так и не было дано…

    ЛИЧНОСТЬ

    ЮРИЙ БЕЛОУС. Когда в декабре 2002 года он пришел на пост генерального менеджера клуба «Торпедо-ЗИЛ», мало кто верил, что дышащий на ладан аутсайдер, переименованный сперва в «Торпедо-Металлург», а затем в ФК «Москва», сможет выбраться из подвалов турнирной таблицы и за несколько лет стать одним из лидеров отечественного футбола. Юра же превратится в Юрия Викторовича: сначала – гендиректора, а потом президента клуба с годовым бюджетом в полсотни миллионов долларов. Карьера шла по восходящей, пока весной 2008-го не последовала показавшаяся многим неожиданной отставка Белоуса. Внятных объяснений с той поры так и не было дано…

    ВНУТРИКОРПОРАТИВНАЯ БОРЬБА

    – Что чувствует сбитый летчик, Юрий?

    – Ха, знаю «сбитых», ставших позже президентами, министрами, губернаторами… И вы тоже их знаете. Словом, не торопитесь списывать меня в запас. После ухода из «Москвы» прошел лишь год.

    – Который, судя по загару, вы провели с пользой. Как минимум — для тела.

    – Отдыхал, не без того. За пять с половиной футбольных сезонов накопилась усталость, пауза оказалась нелишней. Появилось время, чтобы перевести дух, оглянуться. Позади трудный, но потрясающе интересный период, за который удалось создать боеспособный клуб. Рад сегодняшним успехам «Москвы», не без оснований полагаю, что приложил к ним руку. Как и тренеры, работавшие в последние годы с командой – Петраков, Слуцкий и особенно – Божович.

    – Блохина забыли.

    – Приглашая Олега Владимировича в «Москву», мы учитывали, что это выдающийся футболист и харизматичная личность, человек, сумевший вывести сборную Украины в четвертьфинал чемпионата мира 2006 года, но… Работа Блохина в качестве главного тренера клуба – отдельная тема.

    – Доберемся и до нее, только сначала поведайте о своем разводе с «Москвой».

    – Проблемы начались с созданием компании, взявшей на себя управление спортивными активами «Норильского никеля», главного спонсора ФК «Москва». С сентября 2007-го финансовая деятельность клуба пошла через «Спортивные проекты». Точнее, не пошла, а поползла. Медленно-медленно…

    С одной стороны, акционеры «Норникеля» стремились оптимизировать работу своих спортклубов, включая баскетбольный и хоккейный, с другой – скорость принятия решений в управляющей компании по сравнению с тем, что было раньше, снизилась многократно. Отныне все растягивалось даже не на недели – на месяцы. В итоге ситуация перед сезоном-2008 стала катастрофической. В первом же туре под угрозой срыва оказался выезд команды во Владивосток, а это гарантировало нешуточный скандал. С великим скрипом, что называется на флажке, нам оплатили перелет, однако тут же возникли новые сложности.

    О чем речь, если на базу в Мячково в марте 2008-го не перевели деньги за питание команды в ноябре предыдущего года и игроков кормили под мое честное слово?

    – Иначе говоря, президент футбольной «Москвы» превратился в подобие английской королевы: царствовал, но не правил?

    – Отвечу так: между клубом и его главным акционером Михаилом Прохоровым появилась финансово-бюрократическая прослойка, сделавшая нашу работу невыносимой. Михаил Дмитриевич делегировал полномочия подчиненным, а те вместо помощи принялись вставлять нам палки в колеса. Слава богу, сегодня они сгинули в небытие, на их месте работают более-менее вменяемые люди. Но тогда бодяга тянулась бесконечно, накладки случались регулярно, и в какой-то момент я понял: происходящее попросту угрожает команде. Плюс моя невероятная усталость. Не от футбола, а от внутрикорпоративной борьбы. И я решил уйти в расчете, что это подтолкнет акционеров к компромиссу.

    – Какой, кстати, бюджет был у клуба в 2007 году?

    – 50 миллионов долларов. Согласился бы, чтобы нам дали меньше денег, зато принятые решения неукоснительно исполнялись бы. Увы, это не происходило. Я настоял на созыве внеочередного собрания совета директоров. Прохоров попросил не принимать скоропалительных решений, выждать до апреля. Но перемен к лучшему не случилось.

    – А позвонить олигарху на мобильный?

    – Во-первых, он не пользуется таким видом связи, во-вторых, что существеннее, я считал неверным по мелочам беспокоить человека, возглавляющего российский список Forbes.

    «ДО ПРОХОРОВА КОМАНДА ВЫГЛЯДЕЛА МАЛОСТЬ БОМЖЕВАТОЙ»

    – В итоге?

    – 2 апреля я приехал к Прохорову с написанным заявлением об увольнении по собственному желанию. Хотел прийти днем раньше, но подумал, Михаил Дмитриевич сочтет все за первоапрельскую шутку…

    – Выходное пособие получили?

    – Без вопросов! Как говорится, сполна. Другое дело, что, например, бонусы менеджменту «Москвы» никогда не выплачивались. Я считал это серьезной ошибкой, но переубедить акционеров не сумел. В любом случае мы продуктивно потрудились в последние годы. Футбольный клуб ведь крайне инерционен. Сложно было поднять… как бы помягче выразиться?

    – Говорите без эвфемизмов, Юрий.

    – Пусть не обижаются ребята, представлявшие «Торпедо-ЗИЛ» в допрохоровскую эпоху, но команда выглядела… малость бомжеватой. Можно, конечно, кого угодно отмыть, переодеть, накормить, однако ментальность быстро не изменишь, психологию не поломаешь. Иная жизнь началась с приходом нового акционера. Помню, в декабре 2002 года я сказал игрокам, что через три сезона мы будем бороться за место в зоне УЕФА. На меня смотрели, словно на душевнобольного. Тогда многие футболисты по полгода не получали зарплату, накопилась масса иных проблем. Какая там зона УЕФА?! Повторяю, остановить падение клуба сложно. Не менее трудно потом набрать высоту. Зато и последующее снижение начинается не сразу. Сейчас «Москва» обрела запас прочности, на котором можно протянуть какое-то время. А затем понадобятся новые усилия.

    – Материальные?

    – В первую очередь. Все понимают: не деньги играют в футбол, но и без достойного финансирования клуб приличного уровня на плаву не удержишь. Божович абсолютно прав, говоря, что «Москва» нуждается в кадровом укреплении. Не дай бог, последуют травмы, вылетит кто-то из игроков основы. Кем их заменить? Скамейка-то короткая, разгуляться негде. Надо учитывать и то, что по окончании сезона ряд футболистов наверняка получат лестные предложения из других команд. Смогут ли их удержать в «Москве», справятся ли с натиском со стороны оппонентов?

    – И Божович не скрывает, что рассматривает нынешнее место как плацдарм, трамплин.

    – Поэтому мне грустно читать в бизнес-изданиях комментарии представителей «Норильского никеля», что ФК «Москва» является непрофильным активом, от которого они с удовольствием избавились бы.

    – Вроде даже потенциальный покупатель назывался.

    – Упоминалась компания Red Bull. Газетная утка чистой воды! В свое время я общался с ходоками из этой фирмы, но до конкретики дело не дошло, все осталось на уровне общих фраз. Впрочем, в данном случае речь не о Red Bull, куда важнее отношение «Норникеля» к клубу, которым они явно тяготятся. Понятно, что при таком подходе говорить о серьезных планах трудно. А современный футбол – это бизнес: нет инвестиций – не будет и результата. Хорошо, что мы сумели в свое время выкупить у «ЗИЛа» базу в Мячково. А вот стадион на Восточной улице уже не принадлежит клубу: при «разводе» акционеров он остался у Прохорова, который, увы, более не связан с ФК «Москва». Михаил Дмитриевич переключил внимание на биатлон, занимается этим амбициозным олимпийским проектом, а его бывший футбольный клуб арендует некогда родную «поляну», что, сами понимаете, не есть очень хорошо…

    «СТОЛЬ БЕСПАРДОННОГО ЛУКАВСТВА ОТ БЛОХИНА НЕ ОЖИДАЛ»

    – А если, к примеру, переехать в «Лужники», подмяв под себя тамошнее «Торпедо»?

    – Подобный шаг приведет к потере даже того немногочисленного отряда болельщиков «Москвы», который есть. Нельзя такие вещи делать по наитию, наугад. Поймите, футболом недопустимо заниматься между десертом и дижестивом, как бы между прочим. Тут не бывает мелочей. Скажем, в свое время я каленым железом выжигал определенные правила, заведенные в клубе до моего прихода.

    – Например?

    – Вспоминаю начало 2003 года: агенты, как мухи, крутились вокруг Дмитрия Смирнова и Александра Рязанцева, самых на тот момент востребованных футболистов «Торпедо-ЗИЛ».

    – Пытались перекупить?

    – Вопрос о методах работы. Можно ведь действовать цивилизованно, но в нашей стране по-прежнему пытаются на ходу подметки срезать. Тогдашний президент «Спартака» Андрей Червиченко заплатил агентам несколько сотен тысяч долларов, чтобы те сманили игроков. И они увели Диму и Сашу, как коней из стойла… У Рязанцева закончился контракт, он отказался его продлить, тут хотя бы формальные рамки приличия были соблюдены. А в случае со Смирновым агенты повели себя откровенно по-хамски. Я уже говорил, что «Торпедо-ЗИЛ» имело долги по зарплате, мы постарались максимально быстро все погасить, но формальный повод пожаловаться в палату по разрешению трудовых споров для расторжения контракта оставался. Этим и воспользовались…

    – Позже истории повторялись?

    – Когда «Москва» в 2007 году вышла в финал Кубка России, подбирались к Роме Адамову, шептали ему на ухо схемы «ухода». Но если команда благополучна, в клубе царит взаимное уважение, зарплата и премиальные выплачиваются в срок и в полном объеме, игрок вряд ли поддастся на подобные провокации. Да и мы держали руку на пульсе, стараясь контролировать ситуацию и отбивать агентские атаки.

    – А Кириченко?

    – Он ушел за год до окончания контракта. Клуб был заинтересован, чтобы Дима остался. Но неожиданно появившиеся агенты потребовали 500 тысяч евро за посреднические услуги. Кириченко, у которого прежде никаких агентов не было, вдруг начал тянуть время… Я понял: через год игрок уйдет от нас бесплатно, и совет директоров принял решение продать Дмитрия в «Сатурн».

    – Но с Семаком вы точно прокололись!

    – Начну с того, что с Сергеем у меня давние приятельские отношения. Были и есть. В конце концов мы земляки, а теперь еще и соседи. Дачи, кстати, купили задолго до того, как оба оказались в «Москве». Словом, в конце 2007 года Сергей пришел ко мне и сказал, что получил предложение от «Рубина». В Казани ему пообещали платить в два с половиной раза больше, чем у нас. Я развел руками, поскольку понимал: на такую сумму акционеры точно не подпишутся. Можно было вести речь о повышении, но не столь существенном. И все-таки я решил поговорить с Блохиным, мол, если главный тренер будет настаивать, что ему нужен Семак, у меня появится дополнительный аргумент в разговоре с Прохоровым.

    Олег Владимирович ответил, что Адамова, которого звали в московское «Динамо», он отпустить не может, поскольку Роман – лучший бомбардир клуба в минувшем сезоне. Мол, общественность не поймет. А с Семаком обещал определиться после первого сбора. Действительно, после возвращения в Москву Блохин заявил, что Сергея можно продавать. Помню, я несколько раз переспросил: «Уверены?». Тренер кивал головой.

    – И вы, значит, смирились?

    – За Семака «Рубин» заплатил «Москве» три миллиона долларов. Напомню, Сергей еще не входил в сборную страны и даже не рассматривался в качестве кандидата на Евро. Не забудьте и его возраст – 32 года. Так что сумму на тот момент я посчитал вполне адекватной.

    Каково же было мое изумление, когда Блохин вдруг заговорил после Евро, что Семака продали, не посоветовавшись с ним! Мог чего угодно ожидать, но не столь беспардонного лукавства. Подозреваю, Олегу Владимировичу ни холодно ни жарко от моих слов, тем не менее считаю принципиально важным прояснить данный вопрос, поскольку тут было накручено много неправды…

    «СЛУЦКОМУ МОГУ ЛИШЬ ПОСОЧУВСТВОВАТЬ»

    – Надо понимать, любовь с Блохиным у вас не сложилась?

    – Я ведь его не в спутники жизни звал, верно? Тренер с самого начала жестко повел себя с игроками. Прежняя душевная атмосфера в команде улетучилась, как дым. Рассказы же о былом величии Блохина, честно говоря, мало впечатляли легионеров, да и молодых россиян. Куда больше на них давил авторитарный стиль работы наставника. К слову, Блохин был не единственным кандидатом на место Слуцкого. Колода отечественных специалистов хорошо известна, увы, она весьма ограничена. Мы делали предложение Красножану, но президент республики убедил того остаться, сыграв на патриотизме. Потом искали за кордоном. Виалли и Даум заломили неподъемные деньги – пять миллионов евро в год. С Дель Боске связывались, получили список его пожеланий: собственный самолет для перелетов на матчи, тридцать миллионов на покупку новых игроков… С Протасовым вели переговоры, с Михайличенко. Фигура Блохина наиболее устроила Михаила Прохорова, он посчитал, что на Олега Владимировича пойдет зритель.

    – А зачем вообще надо было убирать Слуцкого?

    – Когда Леонид Викторович сменил Петракова, многие пожимали плечами, выражая недоумение. Но в первой же игре под руководством нового тренера «Москва» со счетом 3:1 победила «Спартак». Возглавив команду, Слуцкий получил отличный шанс и постарался сполна им воспользоваться.

    – До последнего времени ему это удавалось. Леонид Викторович четыре года шел в гору, пока не споткнулся на недавнем матче «Крыльев» с «Тереком»…

    – Слуцкий напрасно сразу стал давать интервью, что-то доказывать. Это не его тема. Если какие-то странности и имели место на поле, Леонид Викторович — последний, кто в них повинен. У меня нет сомнений в его честности и порядочности. Другое дело, что люди осведомленные говорили об исходе того матча как о деле предрешенном задолго до стартового свистка…

    – Значит, прав Гаджиев, предпочитавший в сомнительных ситуациях оставаться дома, не ездить на игры со вторым дном?

    – Абсолютно! На сто процентов! Могу лишь посочувствовать Слуцкому, оказавшемуся в подобной ситуации… Впрочем, не хотел бы вторгаться в область домыслов и предположений. Предпочел бы говорить не о чужих клубах, а о том, к которому имел непосредственное отношение. Все-таки «Москва» преодолела длинный путь за эти годы. Петраков сделал команду крепким середняком, при Слуцком мы вышли на более высокий уровень, пробились в финал Кубка России, заняли четвертое место в чемпионате-2007. Однако, как показала жизнь, Леонид зачастую проигрывает наиболее важные, ключевые матчи. В таких принципиальных поединках и проявляется мастерство тренера, его класс. Наставник должен вселять веру в футболистов, напитывать их духом победителей.

    – Вы же понимаете: такое не делается за день.

    – Но уже в сезоне-2006 были тревожные звонки для Слуцкого, когда команда не могла обыграть соперников в самый нужный момент. Акционеры клуба – люди деловые, прагматичные и даже, извините, циничные. Они руководствуются трезвым расчетом, а не эмоциями. Факты же свидетельствовали: в ключевых эпизодах «Москва» пасовала, не проявляя должных волевых качеств. Отдельные члены совета директоров настаивали на увольнении Слуцкого. Мне даже пришлось пойти на хитрость и обратиться к Мутко, который прекрасно понимает, как важно поддерживать отечественных тренеров. Виталий Леонтьевич перед последним туром чемпионата-2006 позвонил напрямую Михаилу Прохорову, и острота вопроса была снята.

    – А кого предполагалось поставить на место Слуцкого?

    – Мне навязывали кандидатуру Муслина. Тренер, может, и неплохой, но ни в одной команде более чем на сезон никогда не задерживался. Тоже показатель, согласитесь…

    Словом, Слуцкий остался у руля, но в 2007 году многие беды предыдущего сезона, увы, повторились. Главным ударом оказалась концовка чемпионата. За четыре тура до финиша мы шли в тройке, даже могли претендовать на золотые медали, но уж бронзовые, по крайней мере, упускать не имели права, поскольку идущий четвертым ЦСКА отставал на пять очков. В итоге же мы проиграли прямым конкурентам из «Зенита» и «Спартака», пропустив вперед армейцев. В тот момент участь Леонида Викторовича была решена. Тренер не сумел вдохновить команду, поднять ее на решающий бой. К слову, это в полной мере удается сейчас Божовичу.

    – Он уже не ваша креатура, Юрий.

    – Тем не менее искренне симпатизирую Миодрагу. К положительным качествам Слуцкого он словно добавил собственные достоинства. В нынешнем сезоне «Москва» почти не усилилась новыми игроками. Из более-менее заметных приобретений можно вспомнить, пожалуй, Якубко да Григалаву. Гию я рассматривал еще в бытность работы президентом клуба. Тогда им интересовался ЦСКА и вроде бы «Аякс». Вукича мы тоже в свое время отвергли по целому ряду качеств. И с Самедовым переговоры велись при мне, и с Ребко... Думаю, понимаете, Якубко и Григалава не являются футболистами, вокруг которых строится игра команды. Значит, Божович заставил по-новому проявить себя тех, кто входил в костяк «Москвы» в прошлых сезонах. С 2003 года в команде остался только Бракамонте, все остальные сменились.

    – Получается, основу нынешней «Москвы» все же заложил Слуцкий.

    – И Петраков. Другое дело, что при Леониде в клубе создали селекционный и информационно-аналитический отделы, разработали критерии поиска и подбора футболистов. Не агенты приходили в «Москву» с листочками бумаги и расхваливали клиентов, а мы говорили, кого конкретно хотим видеть в команде. Именно так были найдены Пабло Барриентос, купленный ныне «Катанией», командой итальянской серии А, Макси Моралес, на днях забивший гол в решающем матче первенства Аргентины и ставший чемпионом страны. Да, Блохина Моралес не устроил, с Барриентосом он поработал так, что тот категорически отказался возвращаться в Россию... Впрочем, сейчас речь о принципах, на которых еще пару лет назад строилась комплектация клуба. Тех, кого мы покупали, уже продали. А что дальше? Так ведь не может продолжаться вечно. Одно из самых сильных моих нынешних разочарований связано с тем, что в «Москве» сокращены подразделения, кажущиеся мне стратегически важными.

    – То есть?

    – Информационно-аналитический отдел, часть международного. Без этого трудно двигаться вперед.

    А СУДЬИ КТО?

    – Главное, чтобы не разогнали подразделение клуба, работающее с судьями.

    – Могу еще раз повторить сказанное: в футболе нет мелочей. Любой нюанс имеет значение – от размещения до питания. Когда в 2002 году я пришел в клуб и узнал, где раньше поселяли иногородних судей, приезжавших на наши матчи, мне стало не по себе. Представьте: арбитров везли в общежитие «ЗИЛа», в натуральную общагу. Тихий ужас, конец света! Разумеется, мы сразу же перевели судей в нормальные человеческие условия.

    – Пять звезд?

    – Твердые четыре. Баловать тоже нельзя… А если без шуток, арбитры – футбольная элита. Значит, и отношение должно быть соответствующим. И, конечно, им нужен авторитетный глава, который сможет и отстоять, и защитить интересы подопечных. Левников был фигурой весомой и уважаемой, чего, увы, не скажешь о его преемнике. Сужу об этом не только по личному опыту, но и по публичным высказываниям Игоря Захарова, его тезки Егорова. Люди без стеснения дают жесткие оценки непосредственному руководителю. Впрочем, вопрос политический. Думаю, Виталий Мутко с этим разберется в ближайшее время.

    – Интересно, а мнение букмекеров значимо для вас?

    – Еще одна краска в многовекторной футбольной палитре. Люди вкладывают реальные деньги в бизнес и знают, чем и зачем рискуют. К их мнению, как минимум, стоит прислушаться.

    – Но все тотализаторы чуть не накрылись медным тазом, когда с 1 июля позакрывали конторы…

    – Меня это даже порадовало. Там такие подозрительные личности крутились, пытаясь заказать нужный результат… Букмекерство поощряет коррупцию. Может, наш спорт стал бы чуть чище, хотя уже на прошлой неделе шесть контор опять получили лицензии…

    – Вы собираетесь смотреть на все происходящее в футболе с позиций зрителя?

    – Почему же? В стороне от дел не останусь, не сомневайтесь. Когда я ушел из «Москвы», Виталий Мутко предложил подумать о работе в РФПЛ, но я настолько устал за пять лет, что решил взять паузу.

    – Вроде бы на Украине у вас возникали варианты?

    – Звонили какие-то люди, но переговоры имело смысл вести с руководством федерации, другими влиятельными персонами украинского футбола. Впрочем, я в любом случае не порываю с любимой игрой. Моя компания «Футбол Маркет» ежегодно проводит международную выставку в Экспоцентре. В этот раз она состоится 9-10 октября и будет приурочена к матчу сборных России и Германии. Думаю, по традиции выставку откроют президент РФС Виталий Мутко и мэр Москвы Юрий Лужков.

    – Последний — ваш постоянный партнер на футбольном поле?

    – Уже много лет дважды в неделю – по средам и субботам – играем за одну команду. Сегодня провели очередной матч. На этот раз у нас в нападении было четыре Юрия – Лужков, Гаврилов, Семин и Белоус.

    – Неужели соперник устоял против такой грозной силы?

    – Как ни странно, мы уступили 4:6.

    – Но Лужков хотя бы забил?

    – Два мяча.

    – А вы?

    – Один.

    – Семин?

    – Вот у Юрия Павловича игра не заладилась, все штанги обстучал, но в ворота не попал. Костерили мы его по первое число…

    – Да, с такими одноклубниками вы не пропадете, Юрий!

    – Надеюсь, я и сам по себе чего-то стою.

    – Слышал, наконец-то окончили Дипломатическую академию?

    – Поступил на факультет международных отношений еще в 2002-м, но потом из-за занятости в клубе постоянно продлевал академический отпуск. Только в этом году смог защитить диплом.

    – Собираетесь в МИД податься?

    – Дополнительное образование никому не мешало, но будущее так или иначе связываю с футболом. Я никуда не спешу. Надо осмотреться, разобраться. Мы еще полетаем!

    Юрий Викторович БЕЛОУС

    Родился 10 октября 1960 года.

    Карьера: окончил Луганский медицинский институт. Несколько лет работал в центральном НИИ Медико-биологических проблем спорта, специализировался на нетрадиционных методах реабилитации.

    С декабря 2002-го по март 2004 года занимал пост генерального менеджера футбольного клуба «Торпедо-ЗИЛ», переименованного в январе 2003 года в ФК «Торпедо-Металлург».

    С марта 2004 года – генеральный директор ФК «Москва». С конца 2007 года – президент ФК «Москва». В апреле 2008 года подал в отставку с поста президента.