502 Bad Gateway


nginx

ПАМЯТЬ

ВАЛЕРИЙ ВОРОНИН. О его трагической судьбе снимают документальное кино, пишут книги – в 1968 году знаменитый футболист сборной СССР и московского «Торпедо» попал в автомобильную катастрофу, перенес клиническую смерть, после пластической операции вернулся на поле, но уже не тем голливудским красавцем Ворониным, которого многие (и небезосновательно) считали лучшим полузащитником мира. Со скорым завершением карьеры и жизнь покатилась под откос…

17 июля Валерию Ивановичу исполнилось бы 70 лет. «ССФ» вместе с сыном легендарного футболиста Михаилом перелистал семейный фотоальбом.


– На снимке я с мамой и отцом. Фото было сделано другом семьи, знаменитым иллюзионистом Эмилем Кио. Моих будущих родителей в конце 50-х годов познакомил торпедовец Михаил Посуэло, проживающий сейчас в Испании.

Любопытный случай произошел летом 1962 года во время чемпионата мира в Чили. Наша сборная играла в Арике, а мама прилетела на гастроли в Сантьяго (она танцевала в знаменитом ансамбле «Березка»). Хотя родители и оказались рядом, но встретиться не могли. Об этом узнали чилийские телевизионщики и срочно организовали телемост между Арикой и Сантьяго. Передача называлась «Большая любовь».

Эта любовь продолжалась еще более 10 лет, а потом родители разошлись. В последние годы папа проживал с какой-то женщиной – кто она была и откуда, честно говоря, не знаю. А мама умерла три года назад от инфаркта…

Отец очень хотел, чтобы я тоже стал футболистом. Искренне радовался, когда после окончания торпедовской школы у меня началась жизнь профессионального игрока…

Увы, раскрыться не получилось. Одной из причин явилось то, что болельщики хотели видеть во мне «второго Воронина», отцовская слава давила. В итоге, поиграв во многих городах (Кургане, Смоленске, Тюмени), я выше первого дивизиона не поднялся…


– На фото слева отец с партнером по «Торпедо» Валентином Ивановым ожидают машину, которая повезет их на сбор национальной команды в Новогорск. Справа – вместе с Эдуардом Стрельцовым уносят на руках с поля закончившего играть Валентина Козьмича.

Отец был на пять лет моложе Иванова, и когда в 1956 году по приглашению Бескова пришел в «Торпедо», тот был уже капитаном команды. А подружились они после всем известных событий 58-го года, когда команду вынужденно покинул Стрельцов…


Знаю, поначалу Валентин Козьмич отдавал предпочтение другому полузащитнику – Николаю Маношину. Он считал его более эффектным и перспективным игроком. Но отец своим трудолюбием, настойчивостью завоевал признание Козьмича. Вместе они держались и в сборной – участвовали в чемпионате мира-62 и чемпионате Европы-64.

А вот после аварии их пути резко разошлись. К тому времени Иванов стал тренером, а вернувшийся после травмы отец по-прежнему относился к нему, как к игроку, партнеру по «Торпедо» и сборной. Говорили, что отец не всегда являлся на тренировки. А если и приезжал, то часто занимался не в полную силу. Такое отношение, естественно, не нравилось молодому тренеру. Кончилось все тем, что Козьмич после многочисленных предупреждений убрал отца из команды.

Обидно… Обидно, что отец расплескал свой талант, словно вино из разбитой бутылки. Не смог удержаться на высоте, отделить истинное величие от напускного. Заработав в жизни славу, почет, уважение, деньги, за все это он заплатил самой дорогой ценой – собственной жизнью…


– В 1965 году в Москву приезжала сборная Бразилии. В «Лужниках» яблоку было негде упасть! Тренер Николай Морозов поручил отцу опекать самого грозного бразильца – Пеле. Сдержать Короля футбола не удалось. Наши проиграли – 0:3 – Пеле забил два мяча...

«У Пеле голеностопы будто на шарнирах! – восхищался потом отец. – Приняв мяч, он выполнял самые неожиданные приемы. Нейтрализовать его можно было только ударами по ногам, что, кстати, делали многие соперники из других команд. Но это не мое оружие. Я считаю, что грубость – показатель слабости. И она не столько приносит боль звезде, сколько унижает грубияна».

Надо сказать, что и Пеле достойно оценил игру своего опекуна. После финального свистка многие футболисты сборной СССР хотели поменяться с великим бразильцем майками. Но Король сам подошел к отцу и передал ему футболку, которая потом – по наследству – досталась мне. Помню, когда занимался в торпедовской школе, на каждую тренировку ходил в желтой майке с номером «10» на спине. Хотя она долго была мне велика…


Вспоминает автор, журналист «Советского спорта» Геннадий Ларчиков (на фото – справа):

– На снимке – встреча торпедовских болельщиков с командой в ДК ЗИЛа. Валерию Ивановичу (слева) не нашлось места на сцене, и он скромно сидел вместе со всеми в зале. Фото сделано за полгода до смерти Воронина…

Судьба впервые свела нас еще в детских командах «Торпедо». Те встречи, скорее всего, остались только в моей памяти – будущая звезда советского футбола вряд ли помнила всех, с кем гоняла мяч на гаревом поле старенького стадиона, что находился рядом с заводоуправлением ЗИЛа. Мне же оставалось только восхищаться и гордиться его игрой за первую команду автозаводцев.

Сегодня об успехах Воронина написано немало. Но ведь попадались на его восхождении к футбольному Олимпу и шипы, причем иногда в самые неожиданные моменты. Вспомнить хотя бы чемпионат мира-66, по ходу которого Воронин нейтрализовал и знаменитого венгра Альберта, и лучшего бомбардира чемпионата португальца Эйсебио. Мало кто знает, что перед отъездом в Англию тогдашний тренер сборной Морозов сомневался в том, а стоит ли вообще включать Воронина в заявку! Здравый смысл в итоге победил, тем не менее в первой игре с КНДР торпедовец участия не принял. Под вопросом была и следующая встреча – с итальянцами. Морозов вместо вечерней тренировки за сутки до матча отправил полузащитника вместе с делегацией футбольных чиновников на ужин в общество «Англия – СССР». Нетрудно представить, каким было настроение у честолюбивой звезды. Тем неожиданнее было невыспавшемуся Воронину на следующее утро услышать от тренера: «Готовься, выходишь». Спустя несколько часов он был признан лучшим игроком победного матча…

Ясно, что его игровую карьеру укоротила тяжелая автокатастрофа – заснувший за рулем «Волги» Воронин врезался в грузовик. В 29 лет, пережив клиническую смерть и тяжелейшую операцию, он снова надел торпедовскую форму, но ненадолго.

В последние годы Валерий Иванович числился тренером в цеховой команде ЗИЛа, но удовольствия от работы не получал. Развелся с любимой Валентиной, нашел приют у какой-то женщины… Часто заглядывал в «Советский спорт», «Футбол-Хоккей». Тогда же у него стали возникать проблемы с памятью. Что неудивительно, ведь после аварии врачи запретили ему даже притрагиваться к алкоголю. Трудно сказать, выполнял ли он врачебные наставления…

Его не стало 22 мая 1984 года. Причину смерти так и не установили – то ли выбросили из машины, то ли в драке пробили голову. Бездыханное тело ярчайшей звезды советского футбола нашли на улице прохожие. Воронину не было и 45-ти…


Валерий Иванович ВОРОНИН

Родился 17 июля 1939 года в Москве. Умер 22 мая 1984 года в Москве.

Амплуа: полузащитник, центральный защитник.

Игровая карьера: воспитанник детской команды «Каучук», юношеских команд «Торпедо», ФШМ (все – Москва). Выступал за «Торпедо» (1956-1969), капитан «Торпедо» в 1965, 1967 гг. В чемпионатах СССР сыграл 219 матчей, забил 26 мячей. За сборную СССР сыграл 66 матчей, забил 5 мячей.

Достижения: чемпион СССР 1960, 1965 гг. Обладатель Кубка СССР-1960. Бронзовый призер чемпионата мира-1966. Серебряный призер чемпионата Европы-1964, капитан сборной СССР в 1965 году. Лучший футболист страны 1964, 1965 гг. Участник матчей сборной УЕФА со сборными Югославии и Скандинавии. Дважды еженедельник «France Football» включал Воронина в десятку лучших футболистов Европы (в 1964 году – десятым, год спустя – восьмым). Заслуженный мастер спорта.

Тренерская карьера: тренер цеховых команд Завода имени Лихачева в 1970-1978 гг.