СОБЫТИЕ ДНЯ. ФУТБОЛ. ЛИГА ЧЕМПИОНОВ. ТРЕТИЙ ОТБОРОЧНЫЙ РАУНД
«ДИНАМО» – «СЕЛТИК». ОТВЕТНЫЙ МАТЧ. 20.00 (МСК)

Вчерашним утром соперник «Динамо» в третьем отборочном раунде Лиги чемпионов совместил приятное с полезным – «Селтик» в полном составе отправился изучать достопримечательности Красной площади. Развеять шотландский сплин вызвался корреспондент «Советского спорта».

С утра в Москве заморосил противный дождь, и перспектива пешей прогулки, намеченной накануне, уже не казалась шотландцам столь привлекательной. В десять часов утра Тони Моубрэй спустился в холл отеля «Арарат Хайатт» и долго, сложив руки за спиной, смотрел сквозь оконное стекло, за которым хмурилось московское небо. О чем он думал? О том, как команде провести это дождливое утро вместо похода на Красную площадь? Или как обыграть «Динамо» и пройти в следующий раунд? Или как проскочить все эти ужасные пробки в день матча и не опоздать на стадион в Химки?

Тем временем сотрудники клуба мирно сидели в лобби и занимались тем, чем обычно занимаются по утрам все британцы, – пили чай. Причем в компании живой легенды «Селтика» Билли МакНейлла, капитана команды «Лиссабонских львов» (игроков так прозвали из-за места, где проводился финал). Она в 1967 году обыграла в финале Кубка европейских чемпионов миланский «Интер» во главе с самим Сандро Маццолой и единственный раз в истории шотландского футбола завоевала главный клубный европейский трофей. «Селтик» берет МакНейлла на все выездные матчи Лиги чемпионов, когда ветерану позволяет здоровье, – он живой талисман команды.

РЕВОЛЮЦИЯ И ТРАФИК

В какой-то момент уже казалось, что «Селтик» никуда сегодня не пойдет. Но вот один за другим футболисты спускаются в фойе, и через пять минут вся команда, включая тренеров, администраторов и бог весть еще кого, теснится на парадной лестнице «Арарат Хайатта». Выхожу и я. Лица шотландцев полны решимости и озадаченности одновременно – идем гулять, а куда и как идем, непонятно.

– Эй, дружище, ты с нами собрался на Красную площадь? – вдруг зычно окликнул корреспондента «Советского спорта» пресс-атташе «Селтика» Йен Джеймисон.

– Да, – отвечаю. – А что, нельзя?

– Можно, конечно. И было бы просто великолепно, если бы ты показал нам, куда идти. Ну и потешил бы нас какими-нибудь историями про Москву.

С удовольствием, идемте!

К счастью, дождь на время прекратился и погода снова сделалась благоприятной. Кто-то из шотландцев побросал зонты, а польский вратарь-гигант Артур Боруц и вовсе собрался на экскурсию в шортах и тапках!

Вытянувшись в длинную колбасу, наша процессия повернула с Неглинной улицы на Театральную площадь.

– Это же Bolshoi! – Тони Моубрэй, аки ребенок, тычет пальцем в Большой театр. – Это здесь проходят все самые большие балетные премьеры Восточной Европы?

– Именно, – стараюсь поддержать творческий порыв англичанина. – Но театр закрыт на реставрацию – до 2011 года.

А это что за красивое здание? – перейдя на другую сторону улицы, Моубрэй показывает на «Метрополь».

– Это гостиница, сыгравшая важную историческую роль. После Великой Октябрьской революции здесь произносил свои пламенные речи Владимир Ильич Ленин!

Моубрэй понимающе кивнул головой. Но, кажется, революционные идеи британцу не близки. А единственный в составе «Селтика» француз Марк-Антуан Форчун в этот момент брел где-то позади и с упоением слушал в наушниках хип-хоп.

– А почему это здание выглядит как старое, но совсем новое снаружи? – Моубрэй не унимался. Вопросы архитектуры его интересовали больше исторических экскурсов.

– Это тоже гостиница, называется «Москва». Ее и вправду недавно отстроили заново, точь-в-точь по чертежам 30-х годов.

– Тогда зачем ее надо было рушить?

– Говорят, чтобы построить подземный паркинг.

– Да вы что! Это же как минимум странно, – Моубрэй, кажется, впервые столкнулся с русским мировосприятием и еще долго чесал подбородок. – Хотя я уже успел заметить, что у вас в Москве очень много машин!

«ДЗАГОЕВ «СЕЛТИКУ» НЕ ПО КАРМАНУ»

Вскоре к нашему диалогу присоединяется и помощник Моубрэя Питер Грант, и разговор плавно перетекает в футбольное русло.

– А какие российские команды уже гарантировали себе место в групповом этапе Лиги чемпионов? – интересуются тренеры «Селтика».

– «Рубин» и ЦСКА.

– «Рубин» – это ваш действующий чемпион, да? – демонстрирует познания в российском футболе Грант. – Я оттуда ни одного игрока, правда, не знаю.

– И я, – соглашается Моубрэй. – А вот в ЦСКА много талантливой молодежи. Я слышал, что «Арсенал» начал интересоваться чешским вундеркиндом Нецидом. Хороший игрок, но пока сырой.

– А кто из молодых армейцев мог бы заинтересовать «Селтик»?

– Десятый номер (Дзагоев. – Прим. ред.), – говорит Моубрэй. – Ему всего 18 лет, а он уже читает игру, как матерый диспетчер! Классный футболист. Но я слышал, что его уже задрафтовал лондонский «Челси».

– Второй сезон в ЦСКА складывается для Дзагоева пока не очень…

– Ничего страшного. Он же совсем еще молодой парень. Окрепнет физически, поднатореет в футбольном быту и станет звездой. Думаю, из Дзагоева может получиться что-то вроде нового Аршавина. Жаль, для нас он слишком дорогой футболист.

На подходе к Воскресенским воротам Красной площади традиционно торгуют шапками-ушанками. Но игроки «Селтика» этот популярный русский сувенир игнорируют. Видимо, у многих из них они уже есть дома еще с прошлого визита в Москву в 2007 году, когда «Селтик» играл с московским «Спартаком».

– Мистер Моубрэй, а вы в Москве впервые?

– Нет. В 2001-м в бытность игроком был здесь с «Ипсвич Тауном». Мы тогда играли против «Торпедо». Хорошая была у вас команда. Помню, мы с трудом обыграли их в Москве и прошли дальше в Кубке УЕФА.

– У вас тоже уже есть шапка-ушанка с тех времен?

Да. И матрешка тоже есть, – улыбается Моубрэй.

«А ГДЕ ТУТ СТОЯЛ СТАЛИН?»

На Красной площади моих шотландских клиентов первым делом привлекает… очередь в Мавзолей.

– Все эти люди стоят в очереди, чтобы посмотреть на мертвого Ленина? – с удивлением школьника вопрошает Питер Грант. – Тони, сегодня в Мавзолей не пойдем!

– А когда у вас Парад Победы был в советские времена, где располагались первые лица страны? – Моубрэй вдруг забыл про расстановку «Селтика» на предстоящий матч с «Динамо» и его заинтересовала расстановка правительства СССР.

– Сталин и министры обычно располагались прямо на крыше Мавзолея. А другие приближенные стояли на вот этих невысоких трибунах справа и слева от Мавзолея.

– Интересно, – тренер озадачился так, будто в следующий момент он был готов достать блокнот и сделать соответствующую запись.

– А это что такое, на мороженое похожее? – Грант показывает пальцем на Собор Василия Блаженного. – Красивое здание.

– Это собор. Но не действующий. Странно, что вы его раньше не видели хотя бы на открытках.

– Видели, видели. Просто забыли, как называется.

– А это, – уже сжившись с ролью экскурсовода, начинаю угадывать любопытство шотландских туристов. – Это Лобное место. Здесь издревле на Руси публично казнили.

– Вот сюда-то мы с тобой, Тони, и приедем завтра после матча с «Динамо», если не сможем обыграть русских, – мрачно пошутил Грант. – Болельщики нам этого не простят.

В ответ Моубрэй лишь мрачно улыбнулся.

А вот вернувшемуся в основу после травмы полузащитнику «Селтика» Скотту Брауну горевать было не о чем. Проходя мимо Йена Джеймисона, игрок попытался прямо посреди Красной площади стащить с пресс-атташе тренировочные штаны.

– С этим парнем надо всегда держать руки в карманах! – предупредительно пошутил Джеймисон.

Дальше и без того спешная экскурсия приобрела ураганный темп. Группа шотландских туристов-футболистов пулей пролетела через ГУМ, не зайдя ни в один бутик, а потом уже знакомой тропой вернулась в отель.

Футболисты разбежались по номерам, а Моубрэй встал задумчивый посреди холла, точно такой же, как в десять часов утра, когда смотрел на дождливую Неглинную улицу.

– Скажите, друг мой, – обратился тренер «Селтика» к корреспонденту «Советского спорта». – У вас всегда такое сумасшедшее движение, как было в понедельник? Мы замучились добираться из аэропорта в отель.

– Всегда. А в день матча будет еще более сумасшедшим. Ведь все поедут по этой дороге на «Арену Химки».

– Тогда надо будет сказать водителю автобуса, что мы выезжаем на игру за три с половиной… Нет – за четыре часа до матча!

– Очень мудро с вашей стороны, сэр. Недавно «Спартак» не рассчитал время, попав в пробку, и на матч Лиги чемпионов против «Интера» добирался на метро.

– Проиграли небось?

– Точно. Но, если «Селтик» попадет в подобную ситуацию, вам даже и это не светит.

– Почему? – удивился тренер.

– Потому что в Химках метро нет.

– Что ж, спасибо за совет. И за экскурсию.

СМОТРИТЕ СЕГОДНЯ

«Динамо» (Россия) – «Селтик» (Шотландия)

Судья Й.Эрикссон (Швеция)

Химки. Стадион «Арена Химки». 20.00 (мск).

ТВ: «ТВ Центр», 19.55 (мск).

Связанные материалы: