Глава КФА Сергей Зуев: Видеоповторы в судействе – не выход - Советский спорт

Матч-центр

  • НХЛ - регулярный чемпионат
    3-й период
    Ванкувер Кэнакс
    Тампа-Бэй Лайтнинг
    2
    3
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    3-й период
    Лос-Анджелес Кингз
    Виннипег Джетс
    3
    1
  • Футбол06 августа 2009 22:30Автор: Пряхин Сергей

    Глава КФА Сергей Зуев: Видеоповторы в судействе – не выход

    Во вторник гостем редакции «Советского спорта» стал руководитель Коллегии футбольных арбитров Сергей Зуев. За полтора часа, отвечая на вопросы читателей, оставленные в Интернете, и журналистов отдела футбола, он объяснил ошибку арбитра Малого в матче «Зенит» – «Москва», поведал о своем отношении к дисквалификации бригады Александра Гвардиса и рассказал о возможном возвращении к судейству Игоря Егорова. А также поведал о новом эксперименте УЕФА с участием российских арбитров.

    ФУТБОЛ. ПРЕМЬЕР-ЛИГА
    ПРЯМАЯ ЛИНИЯ

    Во вторник гостем редакции «Советского спорта» стал руководитель Коллегии футбольных арбитров Сергей Зуев. За полтора часа, отвечая на вопросы читателей, оставленные в Интернете, и журналистов отдела футбола, он объяснил ошибку арбитра Малого в матче «Зенит» – «Москва», поведал о своем отношении к дисквалификации бригады Александра Гвардиса и рассказал о возможном возвращении к судейству Игоря Егорова. А также поведал о новом эксперименте УЕФА с участием российских арбитров.

    «ОТ ДИСКВАЛИФИКАЦИЙ УШЛИ»

    – В последнее время что ни тур, то судейский скандал. Как вы, глава КФА, оцениваете уровень работы арбитров в первом круге чемпионата России?

    – Я человек технического образования. Вы мне говорите о скандалах, а я вам приведу статистику. Цифры говорят, что неудовлетворительных оценок в этом году столько же, сколько и в прошлом. Четыре. Еще три – удовлетворительных, где решения арбитра заметно отразились на ходе или даже результате матча. В 2007 году было 11 «двоек» и 6 «троек». Так что о падении уровня судейства я бы говорить не стал. У меня другое мнение. Чем реже ошибаются арбитры, тем больший резонанс вызывают их промахи.

    – Что грозит арбитру, получившему «двойку»?

    – В этом году мы ушли от старой практики дисквалификаций. Раньше отсудил плохо – на месяц остаешься вне игры. Теперь мы, посоветовавшись с клубами, пришли к другой схеме. Кто хорошо работает – получает больше назначений. Кто плохо – меньше. Кто допускает несколько серьезных ошибок – заканчивает с судейством. При этом все решается в своем кругу, не выносится на широкую публику.

    – Вместе с тем многие судейские решения вызывают у болельщиков, мягко говоря, недоумение…

    – Мы не против диалога с прессой. И даже в ближайший понедельник планируем собрать журналистов для брифинга, на котором обсудим спорные моменты, возникшие в матчах предстоящего тура. Пока это эксперимент. Проблема в том, что специалисты дадут свои оценки, причем публично, за несколько дней до заседания Экспертно-судейской комиссии. А это не лучший подход.

    – Со второго круга команды снова могут оставлять в протоколе жалобы на действия арбитров. Это на пользу делу?

    – Посмотрим. Будет возможность сравнить первый круг, где не было в итоге подано ни одной жалобы, и второй.

    – Вроде бы команды, несмотря на договоренность, не раз грозились подать жалобы. И даже подавали.

    – Все они позже были отозваны. Официально ни одна жалоба не получала хода.

    «НЕТ ТЕРМИНА «ТЕХНИЧЕСКАЯ ОШИБКА»

    – В 13-м туре вся страна удивлялась решению судьи Эдуарда Малого, который не дал Александру Самедову перебить пенальти в матче «Зенит» – «Москва». Читатели нас спрашивают: чем эта ситуация отличается от ситуации в памятном матче Узбекистан – Бахрейн, который был переигран из-за ошибки арбитра?

    – Судья, работавший на матче Узбекистан – Бахрейн, принял решение, которого в принципе не может быть. Когда забит гол – неважно, кто вошел в штрафную первым: игроки атаки или игроки атаки и защиты. Есть нарушение – 11-метровый следует перебить. А не назначать свободный удар в противоположную сторону. В матче «Зенит» – «Москва» пенальти не был реализован прямым ударом. И в штрафную раньше времени вбежали игроки обеих команд. На видеоповторе это видно. Но судья обратил внимание только на нарушение игрока «Москвы». Это не техническая ошибка, а некая неготовность арбитра объективно проконтролировать данный момент. Но в принципе при не забитом пенальти он имел повод назначить свободный удар от ворот «Зенита».

    – Почему тогда так долго муссировалась тема: техническая это ошибка или нет? Есть ли повод для переигровки или нет?

    – Для меня этот вопрос никогда не стоял. Вообще такой термин – «техническая ошибка» – нигде не объясняется. Это вопрос, связанный с нарушениями правил игры. Вот, например, вы показываете игроку вторую желтую карточку – и он должен быть удален с поля. Никак иначе. Так и здесь. Решение Малого не противоречит правилам игры. Просто он неверно разобрался в эпизоде.

    – Может, Малому стоило сразу объяснить свое решение? А то представители «Москвы» говорили, что Малый отказался с ними разговаривать и дал комментарии только после просмотра видеозаписи…

    – Но даже специалисты разошлись во мнениях! Были авторитетные люди, искренне считавшие: это ошибка, требующая переигровки.

    Cразу объективно прокомментировать свое решение после матча – сложно. Тем более, когда вокруг все на эмоциях. В Европе есть договоренность: по окончании матча арбитры не дают комментариев. А через день Эдуард выступил на страницах газет и признал ошибку.

    – Неужели Малому не могли подсказать боковые арбитры?

    – У каждого из них в данном случае своя зона ответственности, – Зуев берет с блюдечка конфеты и расставляет их на импровизированном поле. – Главный арбитр смотрит, кто из игроков до удара входит в штрафную и правильно ли исполнитель 11-метрового бьет по мячу. Задача ближнего помощника, – Зуев берет другую конфету, – смотреть: не двинулся ли до удара вратарь. Дальний помощник напрямую в эпизоде не участвует.

    Ошибка Малого в том, что он слишком сосредоточил свое внимание на раздражающем его объекте – ближайшем футболисте «Москвы». Он уже сделал ему предупреждение: я за тобой смотрю. А тот не утерпел, вбежал раньше времени. Малый сам признавал: надо было отойти на пару шагов назад – контролировать ситуацию было бы проще.

    «КАБИНКА ДЛЯ СУДЕЙ? МОЖЕТ БЫТЬ!»

    – В продолжение темы – вопрос от нашего читателя с ником Кальтер. Не собираются ли в судействе использовать видеоповторы?

    – Предложение Мишеля Платини выставить двух дополнительных рефери в районе штрафных площадок мне ближе. Правила-то одинаковые для всех. Если мы вводим видеоповторы на чемпионатах мира или Европы, то и во втором дивизионе они должны быть. А сколько у нас показывают матчей во втором дивизионе? Впрочем, и без этого хватает вопросов: кому принадлежит сигнал, как и сколько его просматривать… Или что делать, если по видеозаписи нельзя сделать однозначный вывод? Поэтому давайте подождем первых результатов эксперимента УЕФА с двумя дополнительными судьями, который проводится на групповом этапе Лиги Европы. Там 48 судейских бригад, из них две наши во главе с Николаем Ивановым и Алексеем Николаевым.

    – Где будет располагаться арбитр, следящий за штрафной площадкой, – спрашивает читатель Jackka.

    – В Ньоне 24 августа пройдет однодневный семинар по этому поводу. На нем будем присутствовать я, а также Иванов и Николаев. Думаю, тогда все и станет ясно: где и как располагаться, как будет осуществляться связь между этими арбитрами и главным судьей… Пока эта система использовалась только на юношеском уровне. Предполагаю, что арбитр будет стоять за пределами поля слева от ворот. Это если смотреть на них с поля.

    – В бронированной кабинке? Если, допустим, Денис Колодин попадет в арбитра мячом, мало не покажется…

    – Тут надо учесть и другой нюанс. Если в «Лужниках» такой арбитр может работать относительно спокойно – до трибун будет метров сорок, то на чисто футбольном стадионе он сядет прямо перед фанатской трибуной. Так что, может, бронированная кабинка и не помешает.

    – На матчах Лиги Европы в бригаду будут входить не четыре арбитра, а шесть. Кто еще из наших судей будет участвовать в эксперименте? Есть ли какие-то требования к ним?

    – Один из тех судей, что станет следить за штрафной площадкой, должен быть арбитром ФИФА. Другой – арбитром премьер-лиги.

    – Кто из россиян сейчас является арбитром ФИФА?

    – Это достаточно большой отряд – восемь человек. При том что максимум – десять. В элит-группе – Баскаков, в премьер-группе – Николай Иванов. За ними во второй группе – Сухина, Егоров и Николаев. В третьей – Гвардис, Безбородов и Лаюшкин.

    «ГОТОВНОСТЬ ЕГОРОВА СОМНЕНИЙ НЕ ВЫЗЫВАЕТ»

    – Раз уж прозвучала фамилия Гвардиса, уместно задать вопрос, волнующий многих. В том числе нашего читателя с ником Soccer. Самое суровое наказание за нарушение «Зенитом» лимита на легионеров понес не клуб, а судейская бригада во главе с Гвардисом. И поведение КФА в этом вопросе многие посчитали чересчур пассивным. Вам не кажется, что Гвардиса и его коллег сделали крайними?

    – В Дисциплинарном кодексе КФА есть пункт: нарушение административных обязанностей, которое привело к подаче протеста. Наказание: отстранение от судейства. Первоначальное предложение на Исполкоме РФС звучало так: дисквалифицировать до конца сезона. Удалось добиться, чтобы срок сократили до конца первого круга.

    – Арбитры вышли на следующий тур в футболках в поддержку Гвардиса. Но куда больший резонанс вызвал бы отказ от работы на матчах премьер-лиги…

    – Думаю, что демонстрации протеста – не конструктивный выход. Для КФА решение исполкома – закон, который мы должны выполнять. До вынесения этого решения мы вправе приводить аргументы в защиту арбитра. Мы их привели и добились снижения срока наказания.

    – Вы считаете, отстранение всей бригады до конца первого круга заслуженно?

    – В соответствии с инструкцией, которую мы рассылали арбитрам, за допуск игроков к матчу перед его началом отвечает главный судья. В дальнейшем эти функции переходят к резервному арбитру и – в случае двух и более замен одновременно – к первому помощнику.

    – То есть Гвардис пострадал несправедливо?

    – По тем правилам, которые имеются сейчас, наказание должен нести прежде всего резервный арбитр.

    – Вопрос от читателя Владимира Николаева. Игорь Егоров поддержал Гвардиса и его помощников, с которыми сам Егоров обычно работает на матчах премьер-лиги. И в знак солидарности отказался судить до истечения срока их дисквалификации. Она закончилась, но Егоров по-прежнему не судит. Проясните ситуацию.

    – Игорь – сильный, неординарный арбитр. Но те слова, которые он высказал в адрес руководителей нашего футбола, кажутся мне некорректными. Мы стремимся к тому, чтобы у судей была своя, семнадцатая команда в чемпионате России. У нас есть Совет действующих арбитров во главе с Юрием Баскаковым, который вправе принимать ключевые решения. Егоров выступил по собственной инициативе. Отказался судить. У нас вопросов к его профессиональной готовности нет. Но коли бюро Исполкома вынесло решение до принесения извинений и сдачи нормативов не допускать его к работе, то так тому и быть.

    – Но Егоров принес извинения – публично, через «Советский спорт». Когда вы пригласите его на сдачу тестов?

    – Приняты эти извинения или нет – вопрос не в моей компетенции. Пока никаких директив от бюро Исполкома РФС мы не получали. Мы ходатайствовали, чтобы допуск Егорова к работе был рассмотрен на ближайшем заседании бюро. Когда оно будет – пока не знаю.

    «НЕТ УМЫСЛА – НЕТ ПЕНАЛЬТИ»

    – В матче «Терек» – «Зенит» арбитр Каюмов не назначает пенальти, когда мяч попадает в штрафной в руку игрока «Терека». В матче ЦСКА – «Зенит» мяч попадает в руку Тимощука – и судья Сухина указывает на точку. Вопрос в единой трактовке правил. Чем один случай отличается от другого? Когда пенальти нужно давать, когда нет?

    – Каждая команда имеет диск с 10—15 моментами, где поясняется, почему в одном случае фиксируется игра рукой, в другом – нет. Беда в том, что одинаковых моментов не бывает. Подготовленный арбитр должен прежде всего определить умысел в действиях футболиста, сыгравшего рукой. Оценить расстояние от бьющего, силу удара, понять, была ли возможность убрать руку. Каждый раз это индивидуально. И отдается на откуп арбитру. Хотя, допустим, на Украине решили иначе: есть контакт с рукой в штрафной площади – пенальти. Я считаю, это неверно. Потому как противоречит духу правил. Нет умысла – нет и нарушения.

    – Многие рассуждают еще и о том, летел ли мяч в этот момент в ворота. Если игрок «на ленточке» лежит, опираясь на руку, и в нее попадает мяч – это 11-метровый или нет? Ведь если бы не рука – был бы гол!

    – Нет. Ведь игрок не мог же избежать контакта мяча с рукой. Помните, Юрий Гаврилов рассуждал: если бить вратарю под ту ногу, на которую он в этот момент перенес вес, то будь ты хоть Ринатом Дасаевым, отбить мяч крайне сложно. Это законы физики. И здесь то же самое. А раз так, значит, игрок действовал неумышленно. И пенальти назначать нет оснований. Кроме того, нарушения фиксируются вне зависимости от того, где они происходили – на линии ворот, в другом месте штрафной или за ее пределами. Есть фол – есть свисток.

    «ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КФА МОЖЕТ «ЗАВИСНУТЬ»

    – Сейчас КФА не участвует в назначениях судей, что кажется несколько странным. Это – прерогатива Комиссии по назначениям. Вас не заботит вопрос: почему выходит, что на ключевых матчах, допустим, «Рубин» – ЦСКА, главным арбитром работает человек, отсудивший лишь три матча в премьер-лиге?

    – Задача КФА – подготовить судей так, чтобы они могли обслужить любую игру. Мы рекомендовали этих людей, и мы за них в ответе. Определить, какие именно матчи они получат, – не в нашей воле. Но можно догадаться, какие существуют критерии у Комиссии по назначениям. Если помните, Гвардис тогда отбывал дисквалификацию, Егоров отказался судить, у Сухины была травма. Учитывая, что судья должен быть нейтральным и не может обслуживать матч какой-либо команды два раза подряд, выбор был весьма ограничен – не 20 человек, которые есть в списке, а лишь несколько. К тому же Вячеслава Попова нельзя назвать неопытным арбитром – он десять лет работал на матчах первого и второго дивизионов.

    – Насчет нейтральности. Наш читатель rnzakirov интересуется: почему «Спартак» так часто судит родственник зенитовца Вячеслава Малафеева? Причем каждый раз Владислав Безбородов совершает ошибки явно не в пользу «Спартака»…

    – А вот Роман Широков – пусть не родственник Малафеева, но по крайней мере одноклубник. И тем не менее критикует его – будь здоров. Матчи «Зенита» Безбородов не судит. А все остальное – не повод для обсуждения. В профессионализме и объективности Безбородова у меня нет сомнений. Он очень перспективный арбитр и в этом сезоне вместе с Лаюшкиным всего за полгода сумел попасть в третью группу арбитров ФИФА. Это очень хороший показатель.

    – Ваш контракт с РФС в качестве главы КФА заканчивается 16 августа. Что дальше?

    – Недавно в соответствии с требованиями УЕФА создана новая единая структура – судейско-инспекторский комитет. Его функции и полномочия еще не прописаны. Как и новая роль КФА. Сейчас мы – автономная некоммерческая организация с одним учредителем в лице РФС. У нас есть свой счет, мы заключаем гражданско-правовые договоры с судьями, ведем учебно-тренировочный процесс… Если к 16 августа мой контракт не будет продлен или не будет назначен новый человек, который станет заниматься этим делом, то выплата заработной платы судьям, расчеты с нашими партнерами – то есть вся наша финансово-хозяйственная деятельность – могут «зависнуть». Надеюсь, правда, что до этого не дойдет.

    – А вы общались по этому поводу с Юрием Осинцевым, который возглавляет судейско-инспекторский комитет?

    – Не раз. У него есть свое видение ситуации. Но тем не менее как станет функционировать этот комитет и в каком виде будет существовать КФА, пока не решено…