ПРЕМЬЕР-ЛИГА
Трансферы

ЭКТОР БРАКАМОНТЕ. Во вторник, 29 июля, «Москва» лишилась самого лучшего и самого преданного иностранца в своей 12-летней истории. За шесть полных сезонов этот аргентинец стал не просто вице-капитаном команды – ее символом. С уходом Бракамонте завершилась эпоха аргентинцев в «Москве»: Густаво Пинто, Макси Моралес, Пабло Барриентос, Макси Лопес… Брака ушел последним. Грусть от расставания вместе с новичком «Терека» переживала корреспондент «ССФ».

В Грозный Эктор приехал звездой. В первую субботу августа Браке выдали зеленую футболку с номером «9». При том, что «девятку» в этой команде последним носил еще Андрей Федьков – после ухода лучшего бомбардира номер был выведен из обращения.

Аргентинца, никогда не забивавшего «Тереку» (приятная для грозненцев статистика), поспешили приобрести за три дня до матча с «Москвой»: а вдруг забьет – статистику испортит?

…Первая вспышка редакционного фотоаппарата на стадионе имени Билимханова. Снимок – копия тех, что много раз делались на Стрельцова: Бракамонте, весь увешанный детьми. Черноволосые мальчишки, не говорящие по-русски, со знаменем «Терека» и чеченскими флагами, нарисованными на щеках, облепили аргентинца со всех сторон. Они не понимают его, он – их, только: «Эктор! Эктор!». И тянущиеся с трибуны детские руки…

– Эктор! Что у тебя такие длинные волосы? Надо бы постричься… – замечает «непорядок» в облике новобранца местный аксакал.

– Нееее! – морщится футболист.

– Ну, тебе же жарко! – настаивает чеченец. Бракамонте не слышит – взмахнув густой копной, он уже на десяток ступенек выше…

Минут за пять до игры Эктор объявляется в ложе прессы. Занимает кресло неподалеку от руководства «Москвы». Но начинается матч – в проходе возникает человек из окружения Кадырова. Он делает игроку характерный жест рукой: «Пойдем!». И спустя две минуты аргентинец уже стоит в VIP-ложе по правую руку от президента Чечни.

– За-а-а-мените его! За-а-а-берите его! – не разобрать, кому из своих игроков адресован болельщицкий плач. Счет на табло 2:0 в пользу гостей. – Вы-ы-ы-пустите Бракамонте!..

Той же ночью я улетаю обратно с «Москвой», Эктор с «Тереком» – в Кисловодск. Встретиться договариваемся в столице – уже ранним утром в воскресенье Брака должен вернуться в Москву… на два выходных.

«Я ПОМОГ «МОСКВЕ» МАТЕРИАЛЬНО»

В понедельник Эктор собирает своих бывших одноклубников на прощальный ужин в аргентинском ресторане «Эль Гаучо» на «Маяковской». В ожидании ребят Брака по-хозяйски жарит для них мясо: повар – давний приятель – с улыбкой сожаления похлопывает футболиста по спине. Глядя на все это, я не нахожу ничего другого, кроме как заметить:

– Грустный какой-то переход у вас получился, Эктор…

– Да, грустный. В «Москве» я ко всему привык. Но мне уже 31 год – и нужно немножко думать о других вещах. Еще зимой, когда я переподписывал контракт с «Москвой», мы договорились с нашим президентом Игорем Дмитриевым: поступит какое-то интересное предложение – можно будет его рассмотреть. Такое предложение поступило – и я решил не сопротивляться.

– Другими словами – с этого лета у вас пошел отсчет времени, когда нужно успеть заработать на безбедную старость?

– Можно и так сказать. Я прежде всего думаю о своей семье. Конечно, многим хочется играть в «Реале» и «Милане», но и переход в «Терек» я не считаю шагом назад. К тому же поступило предложение, которое устроило и меня, и клуб.

– Но болельщики считают, что «Москва» в середине сезона могла бы и обойтись без тех денег, которые выручила за ваш трансфер…

– Мой трансфер помог «Москве» – это точно. Не скажу, что я прямо спас клуб, но финансовая обстановка здесь за последние два года сильно изменилась – как, впрочем, и во многих других командах. Всегда считалось, что я важное звено и помогаю клубу на поле – а сейчас я помог ему еще и финансово. К тому же без меня «Москва» разгромила дома «Кубань», обыграла на выезде «Терек». Они доказывают, что и без Бракамонте могут играть хорошо. Хотите – по секрету?

– Хочу!

– Они без меня всегда лучше играли! (Смеется.)

– Кому из игроков «Москвы» вы бы прибавили зарплату – если бы прибавку можно было взять из тех денег, которые заплатил за вас «Терек»?

– Всем! У «Москвы» сегодня нет лидера. Все играют одинаково и чаще – друг за друга. Они доказали это в Грозном: там на поле вышли шесть мальчишек, которые еще недавно были в молодежке «Москвы». И выиграли! На своей последней тренировке в Мячково я сказал Дмитриеву: «Наши премиальные – очень плохие! Будут хорошие?». «Будут!». Президент пообещал, что премиальные поднимут. Меня продали – и деньги немножко появились. Только не подумайте, что «Терек» Бракамонте за десять миллионов купил…

– А за сколько?

– (Хохочет). За девять пятьсот.

– Кстати, почему этой зимой вы так долго не подписывали с «Москвой» новый контракт? Тоже из-за денег?

– Я продлил контракт – а моя зарплата стала даже меньше, чем год назад. Но я все равно его подписал, потому что понимал – клуб находится не в лучшем положении. Да, они обещали мне повысить зарплату – но тогда еще не было кризиса.

– Это правда, что в «Тереке» у вас зарплата в три раза выше, чем была в «Москве»?

– Кто тебе такое сказал? – Эктор поражен. – Зарплата у меня там выше, конечно, но не настолько…

– По словам руководителей «Терека», они «вели» вас полгода. Получается, переподписывая соглашение с «Москвой», Миодраг Божович уже знал, что может остаться без Бракамонте?

– Нет. Божович уже продлил свой контракт с «Москвой», когда я начал разговаривать с «Тереком». Полгода назад я об этом варианте даже не слышал. Только за неделю до поездки всей командой в гольф-клуб мне позвонил один из менеджеров «Терека»: «Эктор, ты готов ехать в Грозный?». Я поговорил с женой и ответил: «Если будет хорошее предложение – готов!». После этого они позвонили Дмитриеву, за два-три дня все обсудили – и я перешел. Предложение «Терека» – это был такой быстрый душ!

– В России говорят – «как ушат воды»…

– Именно это я и имел в виду!

«ЕСЛИ ВСЕ БУДУТ ДОВОЛЬНЫ – ПРОВЕДУ В ГРОЗНОМ ТРИ СЕЗОНА»

– В своем письме болельщикам «Москвы» вы написали: «Я не говорю «прощайте», я говорю «до свидания». Не исключаете возвращения, Эктор?

– Видишь ребят? (К нам подошел голкипер «Москвы» Юрий Жевнов, остальные футболисты потихоньку собираются за столиками на втором этаже. – Прим. ред.). Первая встреча будет уже сегодня. И я не стану плакать: «Ой, мы больше не увидимся!». Я скажу парням: «До завтра!». В воскресенье «Терек» играет с «Динамо» – и я опять буду звонить игрокам «Москвы», и мы опять встретимся. «Москва» – это мой дом.

– Обидно, наверное, что сыграть прощальный матч за «Москву» не удалось?

– Слышал, Дмитриев хотел сделать такую игру, но «Терек» не согласился. Они купили футболиста и выразили желание, чтобы я сразу приступил к работе. Их можно понять. Только я знаю – такой матч все равно будет!

– Когда?!

– Через два года у меня закончится контракт с «Тереком» – и все, я вернусь в «Москву». Потому что «Москва» – в моем сердце.

– Но у вас с «Тереком» контракт по схеме «2+1»…

– Если все будут друг другом довольны – то я, конечно, проведу в Чечне и третий сезон. Но если кто-то будет разочарован – уеду.

– Интересно, какие чувства вы испытали 1 августа после игры «Терек» – «Москва»?

– Не знал, в какую раздевалку идти. Перед игрой зашел только к «Тереку». А после матча заглянул еще и к «Москве» – поздороваться со своими друзьями (после игры в Грозном Эктор встал на выходе из раздевалки гостей и крепко обнимал, похлопывая по спине, каждого, кто оттуда выходил. – Прим. ред.).

«В МАЛЕНЬКОМ КИСЛОВОДСКЕ ЖДУТ ПРИКЛЮЧЕНИЯ»

– Предлагаю сменить тему. Эктор, вам часто в жизни приходится перебарывать страх?

– Вообще не припомню такого. В детстве я боялся только темных комнат и акул. А что, вас ни разу не кусали акулы?

– К счастью, ни разу. А вас кусали?

– Ой, да… – произносит серьезным тоном, нагоняя страх на корреспондента «ССФ». А ты думаешь, чего я теперь захожу купаться в море, но как только вода достает мне до коленок, сразу бегу обратно на берег? (Пауза). Да шучу я! – Бракамонте заливается смехом. – Сейчас мой единственный страх связан лишь с тем, чтобы ничего не случилось с моей семьей.

– К чему спрашиваю? Жена вашего бывшего одноклубника по «Москве» Александра Самедова Юля призналась, что не отпустит мужа в Грозный ни за какие деньги.

– Моя жена – камикадзе. Куда бы меня ни бросало – она повсюду за мной. Я не знаю: может, мы просто с Фернандой не осознаем, что такое «Терек»? Но я рассуждаю так: пока я сам не поживу в Грозном, не узнаю и не увижу все это своими глазами – мне не о чем говорить. Если мне что-то не понравится – тогда другое дело. Тогда уже я буду думать. В любом случае, самое главное для меня, чтобы жена и дочки чувствовали себя комфортно. Вижу, пока Фернанда довольна: в Кисловодске у нее открываются новые перспективы. В Москве у нас была съемная квартира, а там – целый дом, который можно обустроить на свой лад. Опять же – курорт, хороший воздух, лечебные воды…

– Есть футболисты, которые не решаются отправиться в Грозный. Но Бракамонте, похоже, страх неведом…

– Не хочу бахвалиться, при слове «Грозный» и у меня возникали тревожные ассоциации. Но я сразу ловил себя на мысли, что, по сравнению с Аргентиной, все это так несерьезно…

– В смысле?

– У меня на родине гораздо опасней. Там ты живешь в постоянном страхе. Я мало кому об этом рассказывал, но был случай – в дом моего тестя ворвались бандиты. Взяли в заложницы Фернанду и ее родственников, покидали их в машину и увезли в какой-то очень бедный район. Дом, естественно, ограбили. Слава богу, все остались живы…

В России, как мне кажется, такое случается крайне редко. Мне, например, за те шесть лет, что живу в Москве, лишь раз было действительно страшно. Это произошло в первый же день здесь. Переводчик «Москвы» (Антон Евменов. – Прим. ред.) привез меня в новую квартиру и сказал: «Эктор, теперь я еду в офис, а ты остаешься дома». Я ответил: «Хорошо, Антонио!».

После того как он уехал, я пошел в магазин. Набрал целый пакет продуктов: соки, йогурты… Подошел к подъезду и… Не смог открыть ключом замок домофона. Даже соседу не мог крикнуть: «Эй, открой мне!», – в этом доме всего было четыре квартиры. У меня еще не было телефона, я не знал ни одного слова по-русски, а те люди, что проходили мимо, не понимали по-английски. Мне пришлось пройти около двух километров, пока я, наконец, не набрел на какой-то отель – оттуда позвонил Антонио. Я провел на улице два часа, пока не приехала подмога...

Теперь, конечно, я тот случай вспоминаю с улыбкой. И понимаю, что в маленьком Кисловодске меня, наверное, тоже ждут какие-то приключения. Это – жизнь. К ней надо относиться проще.

– Интересно, а как поздно вы могли себе позволить гулять по Москве?

– В Москве я в любое время выхожу, куда хочу. Никаких проблем! Час ночи, два… Мы с женой по ночам ездили в гости к друзьям. Иногда – в казино заезжали. Но не для того, чтобы сыграть. Самые большие деньги, что я спускал за рулеткой, – это триста долларов, а выиграть больше тысячи рублей там нереально. Поэтому казино для меня – это место встречи с друзьями и хорошая еда. Жалко, что все это закрыли: на дискотеках так шумно, что не поговорить. А ты, что, по ночам не гуляешь? – удивляется Брака.

– По ночам я обычно иду с работы…

– Ха, – усмехается Эктор, не вкусивший журналистского хлеба. – А где это ты работаешь? Оч-чень странно…

«МОЖЕТ, И ПОСТРИГУСЬ... НО НЕ СЕЙЧАС!»

– По Грозному-то погулять успели?

– Я провел в городе всего два дня перед матчем с «Москвой». За это время меня только на машине на тренировку прокатили и обратно. Из окна ничего странного не заметил. Обычный город.

– Место, где будете встречаться с друзьями, из окна машины уже приглядели?

– No. Нет. Я не буду встречаться в Грозном с друзьями. Мы ведь только играем там. А живет команда в Кисловодске.

– Но на игру вы приезжаете за день, а иногда – и раньше…

– Гостиница, работа – и все. Перед матчем гулять не нужно. Только тренироваться, кушать, спать в отеле, сыграть матч – и обратно в Кисловодск. А там уже посмотрим, что будем делать… Единственное, чего я в Кисловодске опасаюсь – того, что там все закрывается в девять вечера. Это правда?

– Понятия не имею. Зато знаю одну древнюю чеченскую легенду. Хотите, расскажу?

– Давай!

– Согласно легенде, пращур чеченцев Нохчуо родился с куском железа в одной руке и куском сыра – в другой. Железо в этих краях – символ воинственности, сыр – символ гостеприимства…

– И всё? Такая короткая? – Брака разочарован. – Сыр я держу в руках чаще… Оружие мне вообще не нравится. Охота и прочие забавы – все это не для меня.

– Есть еще у чеченского народа притча о горце, который однажды попросился на ночлег, не зная, что хозяйка живет в доме одна. Та не могла отказать гостю, накормила и уложила его спать, а сама просидела всю ночь в передней у зажженной лампы. Утром, второпях, умываясь, мужчина случайно задел руку хозяйки мизинцем. Уходя из дома, гость кинжалом отрубил себе этот палец…

– Зачем?! – поражается Бракамонте. – Наверно, я в этой истории что-то не понял. Или мой русский еще не так хорош…

– С русским у вас все в порядке. Просто в Чечне для мужчин, воспитанных в духе «нохчалла», честь женщины – святое. А вы бы могли так поступить, Эктор?

– (Задумчиво). Хорошая легенда…

– Мизинец отрубили бы?

– Мизинец? Жалко…

– А волосы? Их тоже жалко?

– Волосы, может, и состригу. Но не сейчас!

«ПОКА НЕ ЖДУ ПОДАРКОВ ОТ КАДЫРОВА»

– Эктор, сколько у вас гитар?

– Четыре. Но самую первую, с которой я приехал в Москву шесть лет назад, я отвез домой в Аргентину. Для меня это не просто хорошая гитара – у нее есть красивая история: я полтора года работал только на то, чтобы в 1997-м купить себе «Fender».

– Скольких футболистов вы научили играть на гитарах?

– Очень многих! Например, когда Кавенаги приехал в «Спартак», я был у него первым преподавателем. С Кави и другими ребятами у нас даже мечта была – записать свой альбом.

– И почему же не записали?

– Все просто – мы играем в футбол в разных странах. Но песни для альбома уже написаны и ждут своего часа.

– О чем ваши песни?

– Много иронии и юмора, меньше любви.

– Сколько концертов вы дали в России?

– Сольник был один. А так я играл на многих праздниках, а еще пел для своих одноклубников и на концертах русских рок-групп…

– Вы уже наслышаны, что президент «Терека» Рамзан Кадыров любит щедро одаривать своих игроков? На внедорожниках от Кадырова ездят тренер Вячеслав Грозный, игроки Забавник, Лахиялов, Джабраилов…

– Я об этом только слышал. То же, что и ты. Самих машин пока не видел.

– Говорят, Кадыров может достать всё. Может, попросите у президента полусожженную гитару Джимми Хендрикса (музыкальный кумир Бракамонте, легендарная гитара которого год назад была куплена почти за полмиллиона долларов коллекционером Дэниэлом Бушером из США. – Прим. ред.)?

– Да, ну? – когда Брака услышал про заветную гитару, его лицо осветилось счастливой надеждой. Но уже через мгновение аргентинец сник…

– Я травмирован, поэтому главная мысль сейчас – поскорее восстановиться и выйти на поле, чтобы помочь команде. После домашнего поражения всем очень грустно. А мне хочется сделать так, чтобы всем было хорошо. Нет, – качает головой, – я сейчас о подарках думать не могу. Не до этого…

– Но гитару-то Хендрикса хочется?

– Конечно! Но уж слишком она дорогая… – вздыхает аргентинец.

– Ну, что, первый тайм закончился? – Брака заглядывает в «счетчик» моего диктофона, отмотавший 45 минут. В начале седьмого вечера вся «Москва» уже в сборе, ребята сидят за столиками на втором этаже и ждут Эктора. – Ну, я пошел, а ты приезжай завтра во Внуково меня провожать!

«ДЛЯ АРГЕНТИНЫ, ПАРНИ, ВРЕМЯ ДОЛЖНО БЫТЬ ВСЕГДА!»

4 августа. 9.30 утра. Внуково-1. Бракамонте за два часа (!) до рейса Москва – Минеральные Воды занимает очередь у стойки регистрации. Картина сама по себе удивительная! Особенно если вспоминать о том, как в 2003-м Брака буквально «на флажке» улетал в Россию из Буэнос-Айреса, изрядно перепугав президента «Москвы» Юрия Белоуса…

– Тогда я в двенадцать ночи подписал контракт, а рейс был уже в десять утра. На сборы оставалось восемь часов! Хотя сегодня, – смеется, – практически та же ситуация. Просто я всегда собираю сумку утром, в последний момент. К тому же вчера с игроками «Москвы» просидели до половины одиннадцатого вечера… Мне было приятно, что одни – раньше, другие – позже, но все ребята приехали ко мне. Я всегда буду скучать по этой команде!

– На будущее новоселье в Кисловодске экс-партнеров пригласили?

– Да, и они сказали: «Мы обязательно будем». Но я их шесть лет в Аргентину звал, говорил: «Там очень красиво!» – никто так и не удосужился выбраться! При этом на Доминикану и Кубу время у них находилось… В конце концов я высказал все, что о них думаю: «Для Аргентины, парни, время должно быть всегда!»

– Вторая часть вашей фамилии «монте» в переводе с испанского означает «гора». Вы в горах были?

– Конечно! У меня на родине их очень много – например, рядом с моим домом в Рио-Куарто есть очень большая вершина – Лос Андес. Было дело, спускался с Аконкагуа (самая высокая гора Южной Америки, 6962 метра. – Прим. ред.)... А еще помню, как в 2005 году «Москва» проводила сбор в Кисловодске. И это были не просто экскурсии по горам Кавказа! Мы туда бегали…

– В Грозном я у вас заметила обновку – серо-зеленую бандану. Вам ее выдали в клубе в довесок к зеленой форме «Терека»?

– Нет. В моей коллекции – платки всех цветов. Я их меняю в зависимости от одежды (из Москвы, кстати, Эктор улетал в гранатовой футболке и черной бандане – традиционные цвета «горожан». – Прим. ред.).

– С собой в Кисловодск какие-то вещи с эмблемой «Москвы» везете? – спрашиваю на прощание аргентинца: за спиной у него – гитара в черном чехле, в багаж сданы рюкзак и огромный чемодан на колесах…

– Пока нет. Только наклейка «Москвы» на гитаре. А без инструмента я не могу!

Брака рассмеялся, закинул гитару через плечо и пошел на посадку. Или на взлет?..

P.S.

Сыграть с «Динамо» Бракамонте не довелось. На предматчевой тренировке Эктор потянул мышцу – и о себе напомнила недавняя травма бедра...

В воскресенье перед игрой Брака уже храбрился и рвался на поле, но рисковать его здоровьем никто не стал – смотреть матч аргентинца отправили на трибуну. Дебют аргентинца в «Тереке» откладывается...

Эктор БРАКАМОНТЕ

Родился 16 февраля 1978 года.

Гражданство: Аргентина.

Команда: «Терек» Грозный.

Амплуа: нападающий. Рост 190 см, вес 86 кг.

Карьера: выступал за аргентинские клубы «Бока Хуниорс» (1997-1998, 2002-2003), «Лос-Андес» (1998-1999), испанскую «Бадахос» (1999-2002). Играл за «Москву» (2003-2009). С августа 2009 года в «Тереке». В чемпионатах Аргентины сыграл 58 матчей, забил 25 мячей, в чемпионатах Испании сыграл 85 матчей, забил 18 мячей, в чемпионатах России сыграл 145 матчей, забил 36 мячей. Рекордсмен «Москвы» по числу сыгранных матчей и забитых мячей в чемпионатах России.

Достижения: победитель Кубка Либертадорес (2003), серебряный призер чемпионатов Аргентины (2002, весна, 2003, осень). Финалист Кубка России (2007).

Грозный – Москва

«ССФ» выражает благодарность ФК «Москва» за помощь в организации командировки нашего корреспондента в Грозный.