Как погибал «Пахтакор» - Советский спорт

Матч-центр

  • 15-й тур
    окончен
    Айнтрахт Ф
    Байер
    2
    1
  • 16-й тур
    окончен
    Кальяри
    Наполи
    0
    1
  • 16-й тур
    окончен
    Уэска
    Вильярреал
    2
    2
  • 16-й тур
    1-й тайм
    Рома
    Дженоа
    1
    2
  • 16-й тур
    1-й тайм
    Леванте
    Барселона
    0
    0
  • 18-й тур
    1-й тайм
    Лион
    Монако
    1
    0
  • 18-й тур
    перенесён
    Марсель
    Бордо
    0
    0
  • Футбол10 августа 2009 12:32Автор: Ларчиков Геннадий, Емельянов Сергей

    Как погибал «Пахтакор»

    ПАМЯТЬ АВИАКАТАСТРОФА. 30 лет назад – 11 августа 1979 года – случилась, пожалуй, одна из самых ужасных трагедий в нашем футболе. В небе над Днепродзержинском столкнулись два рейсовых пассажирских самолета Ту-134. В одном из них – из Ташкента на матч чемпионата СССР в Минск – летела команда «Пахтакор». Вместе с 17 членами клуба в той авиакатастрофе погибли 172 пассажира.

    ПАМЯТЬ

    АВИАКАТАСТРОФА. 30 лет назад – 11 августа 1979 года – случилась, пожалуй, одна из самых ужасных трагедий в нашем футболе. В небе над Днепродзержинском столкнулись два рейсовых пассажирских самолета Ту-134. В одном из них – из Ташкента на матч чемпионата СССР в Минск – летела команда «Пахтакор». Вместе с 17 членами клуба в той авиакатастрофе погибли 172 пассажира.

    «ССФ» нашел человека, который лично расследовал причины столкновения самолетов и выступал в единственном числе экспертом на суде. Валентин Иванович Дудин в ту пору был штурманом-инспектором Центральной инспекции безопасности полетов авиации Вооруженных Сил СССР.

    – Валентин Иванович, у них был шанс спастись?

    – Был. И не один. В среде опасных профессий очень существенную роль играет фактор случайностей. Как позитивных, так и отрицательных. А тут этих случайностей набралось аж четыре. И все сыграли против.

    – Давайте по порядку.

    Первая. Если бы в тот день начальник смены диспетчеров Харьковского районного центра управления полетами поручил контролировать сектор, в котором случилось столкновение, не этому гонористому юноше (Николаю Жуковскому. – Прим. ред.), а гораздо более опытному диспетчеру (Владимиру Сумскому. – Прим. ред.). Но он попросил Сумского за молодым просто присматривать.

    – Извините, а в чем гонор Жуковского выражался?

    – В том, что он пилотам того самолета, где летел «Пахтакор» после входа в его зону, сразу начал нотации читать. Пилоты попросили его поднять их борт на более высокий эшелон, что позволило бы им сэкономить горючее (с подъемом высоты на каждые 1000 метров расход топлива уменьшается на 6-7 процентов), а этот пацан давай их отчитывать, что неприемлемо в радиообмене: мол, что вы тут просите, у меня и покруче борта есть… И тем не менее он дважды поднимал их: сначала на высоту 7200 метров, а потом на 8400. Он знал, что на этой высоте идет самолет с севера – из Челябинска в Кишинев. Знал, да забыл…

    Вторая случайность, которая тоже играла против – 10-балльная облачность. Максимальная то есть. Если бы в облаках были хоть небольшие окна – у них был бы шанс увидеть друг друга и разойтись визуально.

    Третья. Столкновение можно было предотвратить, если хотя бы один экипаж использовал, путь и небольшие, возможности бортового радиолокатора обзора Земли и облаков. У него есть приставка запроса самолета, который находится в передней сфере. Встречный самолет там на экране высвечивается небольшой «блямбой». Но увы… В те времена техника не была такой удобной, как сейчас, и штурману приходилось напряженно смотреть в экран с немалым облучением. А это больше 15-20 минут мало кто выдерживал – глаза очень уставали. Да и психология у гражданских пилотов нередко была такая – нас же ведут с Земли, что напрягаться… Вот и привыкли к тому, что пользоваться такой приставкой необязательно.

    – А на каком расстоянии самолеты должны были бы увидеть друг друга, чтоб успеть отвернуть?

    – Километра хватило бы.

    – А минимальная высота друг над другом?

    – Не менее двадцати метров. Иначе килем могут зацепить…

    – Четвертая случайность, наверное, то, что именно в этот день Леонид Ильич Брежнев полетел в отпуск и именно через этот воздушный сектор? Из-за этого, говорят, закрыли воздушное пространство, и в секторе скопилось огромное количество самолетов…

    – Это придумали недобросовестные журналисты. Брежнев действительно пролетал на юг через эту территорию, но двумя днями раньше. А Черненко летал к нему с докладом за сутки до этой авиакатастрофы. Обстановка в небе в тот час над Днепродзержинском была средней загруженности, можно сказать, рабочая.

    Четвертая случайность в другом. За минуту с небольшим до столкновения Сумской понял, что происходит непоправимое, выхватил у Жуковского микрофон и сразу дал команду какому-то самолету, находившемуся в районе схождения бортов, освободить свой эшелон, а потом скомандовал одному из сближающихся бортов уйти с 8400 метров и занять освободившуюся высоту. Получив ответ: «Понял!», он бросил микрофон и сказал молодому: «Ты видел, что могло сейчас произойти?».

    Самое страшное, что «Понял!» произнес не тот, кому давалась команда, а совсем другой, какой-то четвертый борт. По правилам кнопку рации для переговоров нужно нажимать только тогда, когда в эфире будет чистое акустическое пространство, но у Сумского не было времени, он вклинился в чей-то разговор, и ответ «Понял!» адресовался не ему. Как на грех у того четвертого борта три последние цифры позывного совпадали с тремя цифрами одной из разбившихся «тушек».

    Через несколько секунд тихоходный АН-2, пролетавший в том районе, доложил: «Харьков-контроль, здесь что-то падает сверху…».

    – Как проходил суд?

    – Он состоялся через полгода в Харькове и шел в течение трех дней. Судьей был очень опытный юрист, кстати, летчик-фронтовик. Сумской вел себя на суде достойно, а вот Жуковский нервничал. Ему достался зубастый адвокат, и тот велел ему все валить на Сумского… В зале народу было под сотню. Родственники погибших были, конечно, настроены довольно враждебно, но все это враки, что один из них был обнаружен в зале суда с топором – якобы пришел мстить за погибших. Знаю, что первый секретарь ЦК Узбекистана пару раз звонил нам – в комиссию по расследованию, но никакого давления не было.

    И Сумского, и Жуковского приговорили к 10 годам общего режима.

    После приговора судья пригласил весь состав суда в специальную комнату – по рюмочке выпить. Я ему там говорил, что считаю несправедливым, что обоих наказали одинаково, но он лишь усмехнулся: ты, мол, нашей специфики не знаешь…

    На фото – «Пахтакор»-79 за месяц до авиакатастрофы

    Полужирным шрифтом выделены погибшие 11 августа

    Нижний ряд (слева направо): Владимир Федоров, администратор Мансур Талибджанов, Геннадий Антонов, Туляган Исаков, Вячеслав Амбарцумян, Константин Баканов, Шухрат Ишбутаев, Юрий Басов, Константин Новиков.

    Средний ряд: Олег Буров, врач Владимир Чумаков, тренер Идгай Тазетдинов, Владимир Макаров, Александр Кочетков, Анатолий Могильный, Николай Куликов, Владимир Сабиров, Равиль Агишев, Дмитрий Роман.

    Верхний ряд: Анатолий Дворников, Ахмеджан Мусаев, Сергей Покатилов, Александр Корченов, Алим Аширов, Александр Яновский, Ахмеджан Убайдуллаев, Геннадий Денисов, Виктор Чуркин.

    На фото нет погибших Михаила Ана, Юрия Загуменных, Сироджиддина Базарова.