СУДЬБА ФУТБОЛИСТА

АЛЕКСАНДР БАБИЙ. 10 лет назад в составе «Зенита» он под руководством нынешнего наставника питерцев Анатолия Давыдова брал Кубок России. До этого, выступая за донецкий «Шахтер», дважды поднимал над головой Кубок Украины. Сейчас грозный в недавнем прошлом защитник Александр Бабий работает в Донецке доктором-механиком на фирме приятеля, контролируя выход на линию городских маршруток…

И ДОКТОР, И МЕХАНИК

Его карьера сложилась неоднозначно – еще в 1993 году наставник тернопольской «Нивы» Леонид Буряк отчислил из команды за нарушение спортивного режима. Хорошо, что Бабий к тому моменту уже имел предложение от главного тренера «Шахтера» Валерия Яремченко...

Через 4 года Яремченко по той же причине указал защитнику на дверь. Но буквально через две недели Александра пригласили в Санкт-Петербург…

После первой же официальной игры, когда питерцы взяли верх над московским «Спартаком» (2:1) и душевно отпраздновали эту победу, Анатолий Бышовец поставил украинца перед выбором – или «зашиваешься», или уходишь из команды. Бабий предпочел первое и на два сезона стал ключевым защитником питерского клуба.

Кореспондент «ССФ» навестил Александра на его нынешнем рабочем месте – в одном из таксопарков города Донецка...

– Некогда известный футболист «Зенита» и «Шахтера» – работает механиком маршрутных такси. Выбор, однако…

А у меня как такового выбора и не было. Спасибо, знакомые, владельцы этой фирмы, хоть сюда помогли устроиться. Конечно, с футбольными годами не сравнить. Питерский «Зенит» с донецкими маршрутками, ха! Но и эту работу кто-то должен делать. Причем добросовестно. Пока нареканий в мою сторону не было.

– Ваша смена начинается в пять утра…

– И что? Трудно? Я дискомфорта не ощущаю. Уже два года в таком ритме живу. Будильник ставлю на 4.10. Встаю, еду на работу. Выпускаю микроавтобусы на маршрут. У нас их около 60. Проверяю техническую исправность машин. Заодно обращаю внимание на физическое состояние водителей. Могу давление проверить. Если у кого оно повышенное, таблетки даю.

– Были прецеденты, когда не выпускали водителей на линию?

– Ни единого. С перегаром на работу здесь никто не выходит – это чревато. Все взрослые люди. Да и штрафы сейчас в Украине за нарушения на дороге немалые. Люди в погонах не дремлют. Остановил микроавтобус в неположенном месте по просьбе пассажира – плати 300 гривен (1200 рублей). Выехал без отмеченной механиком путевки – уже 1500 гривен. Я ведь эти путевки и подписываю. А доктором работаю попутно – пригодились медицинские навыки, которые приобрел за время футбольной карьеры.

– После ее окончания вы некоторое время тренировали детей в донецкой ДЮСШ №5. Почему оттуда ушли?

– Во-первых, не сработался с директором школы. Он хотел, чтобы я не только тренировал ребят, но и кирпичи клал. Стадион строил, раздевалки. Сложный человек. Во-вторых, после того как «Шахтер» стал создавать по всей стране свои филиалы, самые перспективные мальчишки туда пере-брались. Остались пацаны (я команду 1998-1999 годов рождения тренировал), которые, не в обиду им будет сказано, далеки от футбола. Многим людям, в том числе и мне, стало просто неинтересно работать. Кто-то ушел в школу донецкого «Металлурга», а я вот доктором-механиком стал. Потому что футбольных предложений не было.

– Вы ведь были играющим тренером команды «ФШМ Донбасс Крым», выступавшей в первенстве Донецкой области...

– Так этот коллектив приказал долго жить. Из-за кризиса. Причем команду закрывали дважды. Первый раз она распалась, когда кризис только начался. В этом году ее возродили. Появились деньги. Мы начали выступать с третьего тура. Но отыграли только первый круг, и деньги опять закончились. На команду требовалось около 5 тысяч долларов в месяц. До кризиса многие ребята были на ставках, нормально зарабатывали, а когда собрались второй раз, играли уже за любовь к футболу.

– Вам довелось еще и Кубок среди любителей выиграть – в составе команды из Украинска. Этот городок прославился решением мэра выдавать всем приезжим квартиры бесплатно...

– Да, был момент – Украинск практически вымер. Люди бежали оттуда, куча заброшенных домов пустовала. Но затем, когда в прессе появились сообщения о бесплатном жилье, народ начал потихонечку возвращаться. Магазины стали открывать, водоснабжение скоро обещают провести. Команду нашу, кстати, тренировал Виктор Грачев – живая легенда «Шахтера».

– Сами-то квартиру в Украинске получили?

– Зачем мне? У меня в Донецке нормальная квартира. Мне ее в апреле 1994-го «Шахтер» выдал. Хотя я за команду еще ни одной игры провести не успел.

НАРУШЕНИЯ РЕЖИМА

– В «Шахтере» вы оказались после того, как вас отчислил из тернопольской «Нивы» тогдашний наставник команды Леонид Буряк…

– Да, за нарушение спортивного режима. Но я там расслабленно играл, потому что имел на руках предложение от «Шахтера». Поэтому, когда Буряк указал на дверь, спокойно собрал вещи и поехал в Донецк. Правда, меня уже не успевали дозаявить, пришлось немного поиграть в первой лиге за алчевскую «Сталь».

– В «Зените» вы ведь тоже появились «не благодаря, а вопреки»?

– Верно. Честно признаться, немного злоупотреблял я в Донецке зеленым змием. Собирались обычно компанией – Орбу, Матвеев, Кривенцов, Коваль – отдыхали. Но все было культурно – на полу никто не валялся. Яремченко же мне не простил «израильских подвигов»…

На земле обетованной у «Шахтера» сбор был. Всей командой поехали посмотреть Иерусалим. После экскурсии нам предоставили пару свободных часов. Мы с Кривенцовым зашли в кафе. Пропустили там по паре бутылок пива. Затем еще в одно питейное заведение забрели. Там тоже по два бокала одолели. Затем Валера куда-то потерялся. Я его искал-искал, но так и не нашел. Вернулся к автобусу с часовым опозданием. Скажем так, в состоянии тревоги. Тренер – за то, что Кривенцова потерял, – высказал все, что обо мне думает. Валера, правда, вскоре нашелся – приехал на такси в отель. Но когда мы в Донецк вернулись, Яремченко распорядился отправить меня на перевоспитание в «Шахтер-2». Я заупрямился. Слово за слово, разругались вдрызг. Все из-за моего взрывного характера.

Две недели горевал, пока не позвонил Леонид Колтун, который тогда работал ассистентом Бышовца. Спросил, нет ли желания в «Зенит» перейти. Я сразу собрал вещи и махнул в Ашхабад – питерцы там в Кубке президента выступали.

– Однако после первой же игры могли уехать из Санкт-Петербурга…

– Была история. В первом туре обыграли «Спартак» – 2:1. Понятное дело, эйфория немного охватила. Решили это дело отметить. Компания у нас была что надо – интернациональная бригада! Украинцы Вернидуб, Попович, Максимюк и Бабий, россиянин Лепехин, молдаванин Куртиян, армянин Березовский... В общем, попраздновали немного – ребята разъехались по домам, а я отправился на базу. Там решил немного добавить. Как раз с последних сборов в Болгарии привез две бутылки виски. Самому пить не хотелось, позвал охранника. С ним вдвоем мы эти бутылки и опустошили.

Бышовец, как на утреннем собрании меня увидел, сразу предложил пройти в свой кабинет. Там и заявил: «Собирай вещи!». Анатолий Федорович в этом плане очень строгим был…

– Как спасли положение?

– Давыдов заступился. Отправился к Бышовцу и сказал, что все ребята просят оставить меня в команде. Не знаю, какой фактор оказался решающим – его просьбы или надежды, которые Анатолий Федорович со мной связывал, но Бышовец свое решение отменил. Правда, распорядился, чтобы меня «зашили». Я к этому отнесся спокойно. Ну, сделали укол в вену. По-моему, такой чисто психологический метод. Я спросил доктора, что случится, если вдруг выпью. Он успокоил, мол, фатального исхода не будет. В любом случае, метод помог – я без выпивки почти весь чемпионат продержался.

СЫН ДАВЫДОВА

– Давыдов, сменивший Бышовца, понемногу «отодвинул» вас от основы…

– Ну не повезло мне, что выступал на той же позиции, что и его сын! Тренер очень хотел, чтобы Дима играл. Помню, как-то в день матча узнал, что меня нет в стартовом составе. Поинтересовался, почему. Давыдов отчеканил: «Потому что играть будет Дима». Вот так и выходили – то я, то он. Когда Димка ногу сломал, я играл больше. Но все равно чувствовал, что особых перспектив у меня при Давыдове нет.

– Только ли в родственных связях дело?

– Ну а в чем же еще? Но я Анатолия Викторовича особо не виню. Так-то он – человек отзывчивый, интеллигентный. Умеет найти общий язык с игроками. Тогда ему, возможно, опыта не хватило. Но сейчас Питер вполне может успешно выступить под его началом. Мне самому интересно посмотреть, как дальше будут развиваться события в «Зените» после отставки Адвоката. Все-таки – не чужая команда...

За два сезона в «Зените» вы получили 18 предупреждений и дважды удалялись с поля. Откуда вдруг такая агрессивность?

– Несколько факторов совпало. Во-первых, чемпионат был посильнее украинского. Скорости повыше. Во-вторых, нужно было деньги зарабатывать. А для этого требовалось не пускать нападающих соперника к своим воротам. Вот и нахватал предупреждений. Но в целом у нас неплохо дела шли. В сезоне-98 «Зенит» первый круг на самом верху закончил – со «Спартаком» конкурировали.

– Успехи достойно оплачивались?

– Зарплата была 2 тысячи долларов в месяц. С премиальными набегало вдвое больше: за домашнюю победу давали тысячу, за гостевую – полторы. С «Шахтером» не сравнить – там всего 500 долларов в месяц платили. Премиальные тоже были пониже: 500 – за победу, 250 – за ничью.

20 тысяч долларов, которые получили за победу «Зенита» в Кубке России – самые большие премиальные в карьере?

– Безусловно. В «Шахтере», когда первый раз взяли Кубок, дали по три тысячи «вечнозеленых» на брата. Сначала обещали выплатить по две, но затем решили добавить. А через два года за вторую победу выплатили уже семь.

– Знаю, «Зенит» вам и машину выдал – ВАЗ 21-06. Тогда всем игрокам «Жигули» в служебное пользование давали?

– Нет, в клубе тогда не только «шестерки» были. Березовский, Панов, Попович на иномарках ездили. Кто-то на «хюндаи», кто-то на «мазде». Помню, у Васи Кулькова «ниссан» был. Но «Жигулей» действительно больше всего – по-моему, аж 8 машин. Правда, я на своей «шестерке» долго не проездил – перегнал из Донецка «гольф».

– Говорят, игроки того «Зенита» пару раз специально собирались всей командой – «лечить» Панова от звездной болезни…

– Пытались ему популярно объяснить, что не один он забивает и выигрывает матчи. Что на него вся команда работает. Саша вроде бы и после первого разговора понял. Но прошло некоторое время – «звездочка» снова с головой накрыла. Пришлось еще раз собираться и заново все ему по полочкам раскладывать. Интеллигентно. Каждый по словцу. А начинали «разбор полетов» ветераны – Кульков и капитан Вернидуб.

– Сейчас, с высоты прожитых лет, не жалеете, что ушли из «Зенита», отказавшись от нового контракта?

– Жалею. Но, как в народе говорят – знал бы, где упаду, солому подстелил…

Мутко настаивал на том, чтобы я еще два года в Питере отыграл. Но я, повторюсь, при Давыдове особых перспектив в «Зените» не видел. К тому же «Торпедо-ЗИЛ» предложил неплохой контракт. Должен был получать в два раза больше. И команду тренировал не кто-нибудь – Борис Игнатьев. Помню, когда он со сборной России работал, мне Сергей Щербаков позвонил. По-моему, я тогда еще за «Шахтер» бегал. И не был заигран за Украину. Серега поинтересовался, как я смотрю на смену гражданства – с тем, чтобы выступать за россиян. Сказал, что Игнатьев его попросил позвонить и обговорить этот вопрос. Мне, конечно, идея понравилась. Но вскоре Игнатьева из сборной убрали, и все заглохло…

А с «Торпедо-ЗИЛ» вообще анекдотическая история получилась. Я почему-то сильно не понравился ассистенту Игнатьева – Костылеву. С первого же дня начал ко мне придираться. По пустяковым вопросам. Дескать, почему меня не по имени-отчеству называешь. И так далее. Достал, короче. Я психанул – и контракт разорвал. Год сидел в Донецке без работы. А затем меня «Борман» Овчинников в Нижний Новгород позвал.

– Незабываемый опыт – под руководством такого тренера поиграть?

– Спрашиваете! Строгий дядька, но справедливый. И за словом в карман не лез. Когда мне становится грустно, вспоминаю его перлы. Установки на игру давал просто изумительные. Причем не только в официальных матчах, но и в товарищеских. Логика в них отсутствовала напрочь! Помню, на сборах с корейцами играли, так Овчинников на их технологическое развитие посетовал. «Бл.., завалили всю Россию телевизорами, нужно хоть на футбольном поле показать, что мы сильнее!»...

НЕЙРОХИРУРГИЯ

– Расстаться с большим футболом вам автомобильная авария «помогла»?

– Да, после 23 марта 2002 года жизнь дала трещину. Ехали в три часа ночи по Донецку. До этого немного погуляли. Приятель был за рулем. Заснул. Врезались в столб. Голову я разбил прилично. Два с половиной месяца в больнице пролежал. Прошел отделение нейрохирургии, непростые операции. Физические нагрузки врачи запретили на два года. Куда уж тут о большом футболе думать…

А когда деньги закончились, жена ушла. Уехала в Грецию, еще и дочку Джулию прихватила. Хорошо хоть, когда немного на ноги встал, вернула мне ребенка. Джулии сейчас 16, думаю о том, как дать ей хорошее образование.

– Работа доктором-механиком позволяет оплачивать учебу дочери?

– С трудом. Мне очень хочется вернуться в футбол. Взял бы даже любительскую команду. Только пока никто не приглашает. Но я не отчаиваюсь. Жду своего часа.

На открытие ультрасовременной «Донбасс-Арены» 29 августа пойдете?

– Да, пригласили. Чествовать, наверное, нас будут. Костюмы шьют – тем, у кого их нет. Мерки у меня спрашивали. А так домашние матчи горняков смотрю преимущественно по телевизору. На стадион хожу только на еврокубки. Благо клуб обеспечивает ветеранов бесплатными абонементами. Вот только никак не выберусь – свой абонемент забрать…

Донецк
Александр БАБИЙ

Родился 9 июля 1968 года в Ташкенте (Узбекская ССР).

Гражданство – Украина. Защитник, полузащитник.

Выступал за клубы: «Подолье» (Хмельницкий), «Темп» (Шепетовка), «Нива» (Тернополь), «Сталь» (Алчевск), «Шахтер» (Донецк), «Торпедо» (Запорожье), «Металлург» (Запорожье), «Зенит» (Санкт-Петербург), «Локомотив» (Нижний Новгород), «Арсенал» (Тула).

За «Зенит» выступал в 1998-1999 гг. (44 матча, 4 гола). Карьеру игрока закончил в 2002 году.

Обладатель Кубка России-1999. Обладатель Кубка Украины 1995, 1997 гг.

ГДЕ СЕЙЧАС «ЗЕНИТ»-99?

Роман Березовский

(35 лет)

вратарь «Химок»

Саркис Овсепян

(36 лет)

защитник «Пюника» и сборной Армении

Алексей Игонин

(33 года)

полузащитник раменского «Сатурна»

Андрей Кондрашов

(37 лет)

тренер калининградской «Балтики» (второй дивизион)

Дмитрий Давыдов

(34 года)

защитник «Динамо» Санкт-Петербург (второй дивизион)

Сергей Герасимец

(43 года)

тренер «Динамо» Санкт-Петербург (второй дивизион)

Александр Куртиян

(35 лет)

тренер команды «Смена-Зенит» (второй дивизион)

Роман Максимюк

(33 года)

полузащитник «Казахмыса», Казахстан

Александр Горшков

(38 лет)

тренер молодежной команды «Зенита»

Александр Панов

(33 года)

безработный

Александр Бабий

(41 год)

доктор-механик маршрутного такси в Донецке, Украина

Юрий Вернидуб

(43 года)

тренер запорожского «Металлурга», Украина

Геннадий Попович

(36 лет)

тренер ДЮСШ «Локомотив», Санкт-Петербург

Сергей Осипов

(31 год)

безработный

Игорь Зазулин

(35 лет)

безработный

Константин Лепехин

(33 года)

тренер «Дружбы», Майкоп  (второй дивизион)

Андрей Кобелев

(40 лет)

главный тренер московского «Динамо»

Денис Угаров

(33 года)

главный тренер молодежной команды московского «Динамо»

Александр Петухов

(29 лет)

нападающий мурманского «Севера» (второй дивизион)

Вячеслав Малафеев

(30 лет)

вратарь «Зенита»

Анатолий Давыдов

(55 лет)

и.о. главного тренера «Зенита»