СОБЫТИЕ ДНЯ. ФУТБОЛ
ПРЯМАЯ ЛИНИЯ

Вчера в редакции «Советского спорта» на «Прямой линии» с читателями побывал Сергей Овчинников, покинувший около двух недель назад краснодарскую «Кубань». За время двухчасового общения с читателями и журналистами Овчинников откровенно рассказал о причинах своей отставки, а также о будущем. Которое, надеемся, лишь ненадолго оказалось в тумане – Сергей Иванович не настаивает на длительной паузе в тренерской работе.

«ОПЫТ РАБОТЫ В «КУБАНИ» – НЕ ОТРИЦАТЕЛЬНЫЙ»

– Александр из Казани беспокоит. Не секрет, что в «Кубани» часто меняют тренеров – в прошлом году аж пять наставников в команде работало! Вы, когда шли в клуб, обговаривали с руководством этот вопрос, давалось ли вам время?

Я знал, что частые увольнения тренеров – в традициях клуба. Знал, что клуб не планировал приобретений игроков. Когда я принимал команду, в ней насчитывалось восемь человек, из них три дублера и четыре вратаря… Но я был готов работать и в этих условиях. Я просто не мог отвергнуть предложение от клуба премьер-лиги, ведь это мой дебют. С миру по нитке мы с помощником Андреем Семиным собрали команду, за пять дней до старта чемпионата у нас было 14–15 человек, которые вместе с нами прошли последние сборы.

– Руководство ставило вам условия по необходимости занять то или иное место?

– Да, условие следующее – если по итогам первого круга мы занимаем последнее место или будем в зоне вылета с отставанием в пять-шесть очков от 14-го места, то я сам подам в отставку. Первый круг мы завершили, имея отрыв от зоны вылета в четыре очка. Уверен, что мы бы по итогам чемпионата не вылетели. Мы укрепились. Взяли Бабангиду – известного в Европе футболиста, поскольку существовала вероятность ухода Касаева, мы продублировали позицию. Взяли Окодуву из киевского «Динамо». С первого тура я просил центрального защитника, у нас их просто не было – на этой позиции играл Засеев, правый защитник. Мы пригласили и центрального защитника Зуэла. Но усилением я смог воспользоваться только в игре с «Сатурном», да и то около 5–10 минут, пока мы играли в равных составах…

– Сергей Иванович, я за вас не беспокоюсь – отрицательный опыт ведь тоже опыт, и он вам еще пригодится. Удачи вам!

– Спасибо. Я, кстати, не считаю работу в «Кубани» отрицательным опытом. Честно признаюсь, такой работы, такой прыти я и сам от себя не ожидал! Ведь занимался не только тренерским делом, но и бытовыми вопросами – к примеру, визами для футболистов… В клубе просто не было людей, которые могли общаться на иностранных языках. Раньше об этих проблемах я не говорил, но сейчас, не будучи работником клуба, обязан дать информацию ее владельцу – он должен знать истинное положение дел в клубе. Уверен, Олег Артурович Мкртчан прочтет эту публикацию в «Советском спорте».

«КАСАЕВ ДОСТОИН СБОРНОЙ РОССИИ»

– Ваш уход повлиял на то, что Касаев так и не перешел в «Рубин»?

Не знаю, я переходом не занимался. Я просто не так давно выразил свою позицию – неопределенность не шла на пользу ни команде, ни футболистам. Я, как тренер, не мог лишить футболиста возможности играть в Лиге чемпионов. К тому же его цена выросла – с двух до 4,5 миллиона, в чем вижу заслугу и нашего тренерского штаба. Если на игрока есть спрос и его цена растет, игрок прогрессирует. В условиях кризиса «Кубань» могла хорошо заработать. Но не случилось, хотя приглашение Бабангиды на позицию Касаева говорило о том, что трансфер вот-вот должен был состояться… А по Касаеву скажу так – Алан обладает феноменальной техникой, таких игроков в нашем чемпионате – единицы. Уверен, он уже сейчас заслуживает хотя бы вызова в сборную.

– Согласны, что в России, когда у руля стоит тренер-менеджер, как, скажем, Бердыев в Казани, это гораздо лучше для команды?

– Понимаете, я тоже старался объяснить менеджменту клуба, как обстоит дело в ведущих клубах. Не учил, просто пытался подсказать ко взаимной пользе… Но мне говорили, что в клубе лучше знают, что делать, а я ничего не смыслю в менеджменте… Оставалось только заниматься командой.

– Алло, здравствуйте! Игорь Ефимович из Москвы беспокоит. Ваша отставка после побед над ЦСКА, «Локо» и «Спартаком» была неожиданна. Не кажется ли вам, что главный тормоз нашего футбола – это руководители клубов, а вовсе не судьи?

– Я благодарен президенту «Кубани» Олегу Артуровичу Мкртчану. Он рисковал, доверяя мне команду. Но надо учитывать немаловажную роль – помимо футбола, у хозяев клубов есть свой бизнес, они очень заняты. Информацию им работники клуба доносят быстрее, чем это делает тренер. Информация эта не всегда правдива, и в 99 случаях из ста она отрицательна для тренера. Знаю, что решение о моем увольнении было принято на эмоциях. Кто-то в клубе очень сильно хотел, чтобы я побыстрее уехал из Краснодара. Меня рассчитали за час, в полночь после игры с «Сатурном», чтобы на следующий день владелец клуба уже не мог изменить свое решение…

– Ваше мнение о судействе в российском чемпионате? Что нужно делать, чтобы свести к минимуму ошибки арбитров?

– Знаете, я часто задаю себе вопрос – почему нельзя жить честно? Я не беру взяток, не лезу в сомнительные истории… Наверное, когда проводится отбор среди желающих судить футбольные матчи, отбор этот должен быть жестким, должны выявляться люди, которые живут по совести. Репутация таких людей должна быть вне всяких сомнений. Я знаю очень много порядочных судей. Но, к сожалению, часто их задвигают, не дают судить. У меня нет никаких сомнений в честности Игоря Егорова, и я не понимаю, когда такому арбитру не дают работать.

– «Кубань» была готова тратиться на игроков перед стартом сезона?

– Да. Спортивный директор клуба купил защитника Сретеновича. Когда перед покупкой я спросил, можно ли посмотреть за его игрой хотя бы на кассете, мне сказали следующее: «Игроки «Милана» на просмотр не ездят!» Что ж, сказал я себе, поработаем с игроком «Милана». Если вы обратили внимание, то Сретенович сыграл у нас, образно выражаясь, полторы игры. И это не вина футболиста, что он попал в «Кубань», не отвечая уровню команды российской премьер-лиги. Я, кстати, все равно навел справки – Сретенович был в «Бенфике», мне было нетрудно туда позвонить… Говорю это для того, чтобы вы поняли – повлиять на покупку того или иного футболиста я не мог.

Продолжение «Прямой линии» с Сергеем Овчинниковым читайте в одном из ближайших номеров. Прочитав материал, вы узнаете:

как Овчинников помог Юрию Семину вернуться в «Локомотив»;

почему он долго жил на базе клуба;

какой самый нелепый слух распространялся о нем в Краснодаре;

в чем тайна его «ленинских» установок, после которых на глаза у присутствующих наворачивались слезы;

что сказал Овчинникову после увольнения его коллега Константин Сарсания

и о том, почему Сергея Ивановича больше не раздражают «Спартак» и хлебные крошки.

Связанные материалы: