ПРЕМЬЕР-ЛИГА
Кадры

АНАТОЛИЙ ДАВЫДОВ. Две недели назад он заменил самого Адвоката в родном «Зените»! Все говорят – временно. Посмотрим, ведь и Валерий Карпин в «Спартаке» вроде бы тоже на тренерскую скамейку сел ненадолго – а вон как повернулось. Да и в «Сатурне» у Андрея Гордеева – тоже, кстати, выходца из родного тренерского дубля – пошло, как по маслу.

РОДНЫЕ ПЕНАТЫ

У ворот базы после очередной тренировки «Зенита» Анатолия Давыдова атакуют поклонники. Тренер останавливается и терпеливо позирует для совместных фотографий, раздает автографы и пожимает руки...

Хлопот у нынешнего наставника питерцев полно – Давыдов пришел на хозяйство в самый разгар сезона. Игры чемпионата идут одна за другой, а тут еще и матчи Лиги Европы к ним прибавились. Свободного времени совсем немного. Тем не менее Анатолий Викторович принимает приглашение совершить короткую пешую прогулку по Удельному парку, ему очень хорошо знакомому.

– В 84-м году к вам такое же внимание было со стороны болельщиков?

– Думаю, что даже побольше, – улыбается Давыдов. – К игрокам всегда больше внимания, чем к тренерам. Это ведь они по полю бегают, голы забивают.

– Есть чувство, что в родные пенаты вернулись?

– Конечно. Столько времени здесь провел! Сразу заметил, что на базе много изменений произошло. Ремонт. Качество поля улучшилось. Пруды очистили. Теперь ребята могут в них купаться, рыбу ловить.

– А в них рыба разве водится?

– Наверное. Я и не знаю, если честно. Но даже если рыбы там нет, то можно просто закинуть удочку и посидеть – это тоже удовольствие, – смеется тренер.

– Сами рыбалку любите?

– Я больше по грибам специализируюсь. В этом году у меня прямо на участке за городом грибы растут. На жарку каждый день собираю!

– Когда были игроком, по Удельному парку часто гуляли?

– Спрашиваете! Очень часто! Родные места все. С женами, с семьями вся команда тут гуляла. Деревья, правда, пониже были, – Давыдов оглядывается по сторонам.

– Помните, как Розенбаум пел: «Зенит» – это парни из Удельной…».

– «…И жизнь их вечный карантин». Конечно, помню!

– Много времени приходилось на базе проводить?

– Больше, чем сейчас футболистам приходится, это уж точно! Мы за два дня до каждого матча на базе закрывались. А сейчас зенитовцы, как правило, в день игры собираются. То есть на базе находятся только на тренировках с 10.30 до 13.00.

– А вы по старой памяти «мариновать» игроков на базе не собираетесь?

– А в чем маринование заключается? В том, что могут быть какие-то теоретические занятия? Думаю, это нормально. Мы можем иногда задержаться на базе, чтобы посмотреть какие-то фрагменты игр, где мы напортачили. Нужно не только ушами тренера слушать, но и глазами на собственную игру смотреть. А если вы про режим, то его я менять не собираюсь. Зачем, если уже есть накатанная система?

– То есть собираться на матчи «Зенит» при вас будет в день матча?

– В отдельных случаях, возможно, нужно будет собраться и за день до игры. Но такое бывало и при Адвокате. Если у команды несколько игр подряд через два дня на третий, то какой-то один вечер лучше побыть в гостинице. Собраться, поужинать всем вместе, помассироваться, поговорить, отдохнуть без семьи. Иногда это тоже полезно. Но системный характер такие сборы носить не будут – это точно.

«НА ЛАВРЫ НЕ ПРЕТЕНДУЮ»

– С руководством клуба разговор о сроках вашей работы уже состоялся?

– Пока нет.

– Неизвестность не мешает вашей работе?

– Как вам сказать… Моя задача – хотя бы на этом этапе в чем-то помочь команде, дать ей что-то новое, принести какую-то пользу. Что будет дальше – посмотрим. Я не знаю, сколько у меня времени.

– Примеры Гордеева и Карпина вдохновляют?

– Конечно! Гордеева поставили – и сразу пошел результат. Поэтому и продолжает работать. Карпин вроде бы тоже не собирался тренером быть долго – но ведь начало получаться, игра у команды пошла. Естественно, я тоже надеюсь своей работой доказать руководству клуба, что способен на многое. А разве можно без мотивации работать?

– Вы признавались, что долго ждали этого шанса. И вот, наконец, вы у руля команды. Выходите на первый матч в Перми и… горите 0:2 уже к пятнадцатой минуте. В этот момент не подумали, что пришел конец всем надеждам?

– Честно говоря, в те минуты я думал лишь о том, чтобы не пропустить третий мяч. Игра у команды совсем не клеилась. Была какая-то несобранность в действиях игроков. Неточные передачи. Тактически неграмотные действия в обороне. Понял, что что-то нужно срочно делать. Стал чаще выходить к бровке, давать какие-то указания. Наверное, сработало. Хотя моя заслуга в победе минимальна. Молодцы ребята, что не опустили руки, бились до конца.

– Как же вы можете повлиять на игроков от бровки поля, ведь вас же почти не слышно?

– Тем не менее какие-то передвижки ребятам можно жестами показать. Или бросить две фразы – профессионал поймет.

– Согласны, что приход нового тренера всегда мотивирует команду, и именно этим фактом отчасти можно объяснить волевую победу в Перми?

– Пожалуй. Да я ни на какие лавры от той победы и не претендую. Разве можно что-то кардинально поменять за неделю? Я лишь указал ребятам на какие-то проблемы, постарался улучшить их психологическое состояние.

– С Корнеевым общаетесь?

– Разумеется. Человек работает в клубе. Поэтому нам однозначно нужен контакт. Мы друг для друга пока новые люди. Незнакомый человек может сразу подпустить к себе, а может держать какую-то дистанцию. Я не вижу дистанции со стороны Корнеева.

– А когда последний раз общались с Адвокатом?

– Когда он приезжал на базу прощаться с командой. Дик пожелал мне удачи. Сказал, что проведена большая работа с молодежью. Заметил, что «молодежка» в прошлом году и в этом – совершенно разные команды.

– Вы с этим согласны?

– Да. В этом году у нас более агрессивная молодая команда. Более высокие результаты. Думаю, что в этом сезоне у игроков появилась мотивация. В прошлом году они совсем не верили, что реально пробиться в основу. Ведь никого не подпускали к составу, кроме Хохлова. А в этом году Адвокат частенько приглашал ребят на тренировки основы.

– А при вас у молодых будет реальный шанс выйти на поле, а не просто тренироваться с основой и сидеть на скамейке запасных?

– Думаю, что да. Возьмем для примера двух форвардов – Игнатовича и Канунникова. Понятно, что на фоне Аршавина, Погребняка и Данни шансов зарекомендовать себя у них почти не было.

Корниленко – хороший, работоспособный, старательный футболист. Но при всем уважении к Сереже, это уже не тот запредельный уровень. Текке – очень приличный игрок. Но что-то его постоянно сбивает. Я пока сам не понимаю, что именно. Переживания у него, что ли, нет за команду? Хотя претензий к его работе на тренировках у меня нет. Да и в игре нельзя сказать, что он откровенно стоит на поле. Но все-таки хотелось бы, чтобы он агрессивности добавил.

А других форвардов у нас нет. Поэтому молодые ребята вполне могут получить шанс.

«МАЛАФЕЕВУ РАССЛАБЛЯТЬСЯ НЕЛЬЗЯ»

– Впервые в карьере вы тренируете игроков такого высокого уровня. Со звездами работать сложнее, чем с дублерами?

– Наоборот. Все ребята ведут себя адекватно. Вижу перед собой воспитанных людей. Точно так же как и молодые футболисты, игроки основы «Зенита» внимательно слушают мои команды, а затем их выполняют. Впрочем, они обязаны это делать по своим контрактам.

Отличие в том, что игроков основы не нужно обучать элементарным вещам. Сказал – футболист тут же выполняет. И сил, и времени на объяснения тратится гораздо меньше. С большими мастерами приятно работать.

– А то, что коллектив интернациональный, для вас не проблема?

– С таким количеством иностранцев я раньше не работал. Но я пришел в команду, в которой уже есть свои традиции и нормы поведения игроков. Я не вижу, чтобы в «Зените» существовало два отдельных клана. Все футболисты шутят друг с другом, вместе смеются, вне зависимости от национальности.

– И кто главный шутник в «Зените»?

– У нас все шутят понемногу. Знаю, что раньше главным остряком был Андрей Аршавин. Пока я к игрокам только присматриваюсь и пальму первенства кому-то присвоить не могу. Я, кстати, и сам очень люблю юмор. В больших коллективах без него вообще нельзя. Обязательно нужна эмоциональная разрядка.

– Адвокат вел тренировки на английском языке. А вы?

– Я веду по-русски, меня переводят. Не вижу в этом проблемы.

– Дик заявлял, что для него не существует сомнений в выборе между Малафеевым и Чонтофальски: он прямо говорил, что Вячеслав – номер один.

– В команде обязательно должна быть конкуренция. Если видно, что человек где-то просел физически или начал допускать какие-то ошибки, занервничал в игре, то шанс должен получить его партнер. Мы с тренером вратарей Михаилом Бирюковым внимательно наблюдаем за вратарями в ходе тренировочного процесса. Если Слава хочет сохранить за собой место в основе, то расслабляться ему нельзя. Тем более что в нашей команде появился третий вратарь высокого уровня, который тоже добавляет конкуренции – Дима Бородин.

«РАДИМОВ – УМНЫЙ ЧЕЛОВЕК»

– Многие удивились, когда вы позвали в свой тренерский штаб Владислава Радимова.

– Понимаю. Дело в том, что все помнят, что Владислав был на поле взрывным, очень эмоциональным игроком. Наверное, в какой-то степени это был театр с его стороны. Таким образом он, вероятно, пытался судей поддавить. Но, став начальником команды, он поменял свой менталитет. В быту он ведет себя очень достойно. Это культурный, общительный, умный человек. Я рад, что теперь он участвует в нашем тренировочном процессе.

– Как думаете, тренер из него получится?

– Пока рано об этом говорить. Но думаю, что весь вопрос в его желании. Если он будет стремиться к тому, чтобы стать тренером, то – безусловно.

– А он этого хочет?

– Сложно отвечать за него. Но, по крайней мере, на мое предложение он откликнулся с радостью. Это и неудивительно. Он ведь учится в ВШТ, и такой опыт ему очень кстати.

Как дела у вашего сына Дмитрия Давыдова в питерском «Динамо»?

– Хорошо. Его команда идет на первом месте в зоне «Запад» второго дивизиона.

– В «Зенит» его не хотите вернуть?

– Думаю, уже поздно, – смеется Давыдов.

– Он собирается пойти по вашим стопам?

– Он учился на тренера. Но пока играет и вперед не загадывает. Но вообще сомневаюсь, что пойдет. Иногда я слышу от него: «Папа, смотрю на тебя и понимаю, что это очень тяжело».

– Как семья восприняла новость о вашем назначении?

– С радостью, конечно. Они тоже мечтали, чтобы я вернулся в большой футбол. Пускай даже пока неизвестно, надолго ли.

– Как думаете, если результаты пойдут в гору, вы получите шанс?

– Звоните пресс-аташе, он вам назначит встречу с президентом клуба, от него и узнаете, – улыбается тренер.

– «Зенит» неудачно стартовал в Лиге Европы, проиграв в гостях португальскому «Насьоналю». А свой дебют в качестве тренера на европейской арене помните?

– Конечно, помню. Играли с итальянской «Болоньей». В Питере был огромный ажиотаж. Уступили 0:3 на «Петровском». Считаю, что проиграли тогда не по делу. Нам забивали на редких контратаках абсолютно нелогичные мячи!

– Вы что, помните все матчи десятилетней давности?

– Нет, конечно. Я уже немолод. Только некоторые.

– Финал Кубка России 1999 года в их число наверняка входит?

– Только не надо про Кубок вспоминать, пожалуйста! Я уже так устал от вопросов на эту тему. Зачем? Это же вчерашний день. А жить нужно сегодняшним!

Анатолий ДАВЫДОВ

Родился 13 ноября 1953 года.

Карьера тренера: работал тренером в «Зените» в 1997-2001 годах и с 2007 года. Был главным тренером липецкого «Металлурга» (2002-2005), новосибирской «Сибири» (2005-2006), ивановского «Текстильщика-Телекома» (2007). Был и.о. главного, затем главным тренером «Зенита» (1998-2000).

Достижения как тренера: с «Зенитом» выиграл Кубок России (1999).