ПРЕМЕЬЕР-ЛИГА
Гвоздь тура

В Подмосковье в первой же игре за родной «Зенит» (после четырехлетнего перерыва) вернувшегося в команду Владимира Быстрова питерские болельщики встретили яростным свистом, обидными кричалками, уничижительными баннерами…

– Весь Питер воспринял покупку Быстрова в штыки! – рассказывает за 15 минут до начала матча 24-летний Евгений Водолевский из Санкт-Петербурга. – «За» только те любители, что болеют и за «Зенит», и за «Спартак», и за «Динамо»… Раздражает нас то, что любит он поваляться! А главное, уж очень рьяно играл за «Спартак» против «Зенита». Нет у Питера распростертых объятий для игрока, побывавшего в «Спартаке»!

– А если он сегодня забьет за «Зенит» – все баннеры в топку?

– Гол забьет не он, а команда. У нас в «Зените» редко забивают за счет индивидуального мастерства. А еще Быстров к футболу как к бизнесу относится: он в 2005-м перешел в «Спартак», потому что ему там деньги большие предложили. А сегодня ему больше предложили в «Зените» – и он приехал… Он не за город борется, как Денисов – а за деньги.

– Я категорически против покупки Быстрова! Но я и против того, чтобы уже купленного игрока оскорблять, – высказывается петербуржец Павел Шадрин, болеющий за «Зенит» с 1982 года. – Хотя переход в «Спартак» и был предательством… Я еще 80-е годы помню: «На свете много подлецов: один из них – Сергей Швецов». Тот тоже из «Зенита» в «Спартак» перешел…

…Худшего приема в родной команде и представить нельзя. Владимир, вышедший на поле с 34-м номером на спине, освистан трибунами уже на разминке. «Against Bystrov – его голы не считаются», «Быстров легкого поведения»… – все баннеры посвящены исключительно новобранцу. Владимир лишь разводит руками. Хорошо ли, плохо ли играет полузащитник – трибунам, кажется, все равно. Главное – оскорбить.

На перерыв Владимир уходит под крики с низко опущенной головой. В первые же минуты второго тайма трибуны вновь скандируют обидные кричалки. И вдруг, на 49-й минуте, Быстров забивает гол – и тут же попадает в обьятия одноклубников. Но с трибуны «в благодарность» в его сторону летят файеры, что-то взрывается, все как на войне. И новое белое полотно: «Быстров, гори в аду!»…

Дальше – еще ужаснее. За грубость против Быстрова химчанин зарабатывает красную карточку – и теперь уже подмосковные фанаты орут в адрес Володи оскорбления. Питерцы аплодируют – и подхватывают в ответ.

К концу игры фанаты, видимо, устали – свиста стало меньше.

– Простили Быстрова? – спрашиваю фанатов-питерцев после игры.

– Нет. Вот если бы он сегодня после игры к нашей трибуне подошел – тогда может быть…

– Так ведь он подошел! Вся команда вам сказала «спасибо», взявшись за руки!

– Он не подошел! – спорит фанат. – Он хотел уйти – ему не дали. И теперь ему надо пережить домашнюю игру… В Питере для Вовы будет то же самое – только еще хуже!

– В чем смысл акции: все, Быстров уже не уйдет из «Зенита». Так за что вы человека убиваете?

– За язык! За то, что «я всегда хотел играть за «Спартак»!».

– Нет, не простим! – чуть не кричит подошедший к нам молодой фанат. – Мы будем продолжать таким образом показывать руководству, что оно ведет неправильную политику: надо считаться с мнением фанатов.

– А если он станет лучшим игроком «Зенита» – ну, и сколько вы со своими кричалками продержитесь?

– Десять лет! Десять лет против Быстрова! А потом я женюсь и перестану ходить на футбол. А пока его голам не будем радоваться ни я, ни другие фанаты!

– Да, ладно тебе, парень! Не горячись! – по-отечески хлопает юнца по плечу фанат-ветеран. И добавляет: – Домашнюю игру Вовка переживет – и все нормально будет. Примут его…