ВТОРОЙ ДИВИЗИОН

ГУЛЯНКА СО СТРЕЛЬБОЙ. Недавно футболисты питерского «Динамо» попали в неприятную историю со стрельбой. В итоге голкипера Антона Смыслова ранили, а его одноклубника Алима Хабилова увезли в отделение милиции в наручниках.

Что же случилось? В этом разбирался корреспондент «ССФ».

«ПОШЛИ ПИВКА ПОПИТЬ…»

Подробности инцидента всплыли в интернете лишь спустя несколько дней. «В одном из ночных клубов Петербурга якобы пьяные футболисты «Динамо» подрались с охранником этого заведения, тот выхватил травматический пистолет и прострелил Смыслову ногу резиновой пулей. На следующий день после инцидента игроки были отчислены из клуба…», – писал один известный российский сайт.

Вкупе с последними проблемами «Динамо» (болезнь супруги главного тренера команды Эдуарда Малофеева, затянувшаяся неудачная серия из нескольких поражений…), происшествие сразу же обросло массой слухов и домыслов. Мол, не так все гладко в «Динамо», лидирующем с приличным отрывом в западной зоне второй лиги. Перед «Динамо», как известно, в начале сезона была поставлена задача выхода в первую лигу. После первого круга – ни одного поражения! А вот со стартом второго круга вдруг начались проблемы… За семь следующих матчей подопечные Эдуарда Малофеева набрали всего одиннадцать очков. А две последние домашние игры – небывалое событие! – и вовсе проиграли: «Истре» – 1:2 и «Наре-ШБФР» – 3:4. После шести мячей, пропущенных в двух поединках, на Смыслова, поговаривают, стали косо смотреть в клубе. После этого вратарь в компании друзей и пошел в ночной клуб снимать стресс.

– В игре команды в последнее время творилась полная ж..! Обвинений, особенно в мой адрес, было до кучи, – рассказал Смыслов. – Словом, после поражения от Наро-Фоминска мы решили расслабиться. Накипело, понимаете… Пошли пивка попить, поговорить обо всем, объясниться друг с другомСперва поехали в гости к Хабе (нападающему Алиму Хабилову. – Прим. ред.). Он же – травмированный с начала года, сам очень в поддержке нуждается. Словом, приехав, решили сходить в «ночник».

– Что там случилось?

– То, что написали в интернете – мол, мы напали на охранника – полный бред. Мы даже до клуба дойти не успели. Только-только подошли к клубу, как оттуда вывалилось какое-то «чучело» и принялось оскорблять Алима. Скажем так, по национальному признаку – Хаба ведь кавказец. Один из моих друзей заступился за Хабилова: хотел по-хорошему, но тот мужик оскорбил и его. Что было делать? Началась драка, и наш товарищ сломал тому нос. Тот в ответ озверел и выхватил травматический пистолет. Все кинулись врассыпную. Так как я в драке не участвовал (стоял с женой рядом и следил, как бы ей не прилетело: она ведь беременная сейчас), то не стал и бежать. Однако этот парень направил ствол на нас и выстрелил. Слава богу, я успел закрыть супругу своим телом. Пуля угодила мне в заднюю поверхность бедра (я видел рану, она никак не тянет на серьезное ранение. Смыслов, кстати, довольно резво бежал за мной к лифту во время нашей встречи. – Прим. авт.). Приехала милиция и забрала в отделение почему-то только троих наших вместе со мной. Стрелявший, как и все остальные, разбежались. В отделении мы написали объяснительные, был составлен протокол. Меня на «скорой» отправили в больницу, там вынули пулю и зашили рану. Мы с Хабой – люди тихие, не хотели огласки. Но тут звонок от нашего человека по безопасности (Юрия Ананьева. – Прим. ред.): ребята, вы попали.

– И вас с Хабиловым «попросили» из команды?

– Так и есть. На следующий день я получил на руки трудовую книжку. Почему руководители клуба не стали разбираться в произошедшем, я не знаю. Что касается меня, могу только предполагать. Мое ощущение: руководители клуба были недовольны тем, как я играл в последнее время, и, думаю, даже подозревали меня в сдаче матчей. Но я никогда ничего не сдавал!

– Правда, что на вас с Хабиловым уголовное дело завели?

– Помню, нас этим пугали, но сомнительно, что такое произойдет, – Смыслов грустно усмехается. – Мы ведь ничего такого не совершали. Хотя Хабу и, правда, привезли в отделение в наручниках: даже шрамы на руках у него остались. Но, знаешь, его самого по башке сзади стукнули. Тот самый человек. Перед выстрелом в меня он огрел Алима прикладом своего «травматика» – сам видел. А потом досталось и мне.

– Антон, ты ведь осознаешь, что вы с Алимом стали жертвенными агнцами?

– Что ж, жалко, что нас не защитили…Но что делать? Попили, блин, пивка… Да, я видел, кто ломал нос обидчику Хабы, но сдавать его не собираюсь.

– Признайся честно: вы все-таки были пьяны?

Да не особо. За других говорить не могу, скажу за себя: я за тот вечер выпил около пяти банок пива. Но оставался при этом абсолютно адекватным.

«ХОЧУ ВСЕ ЗАБЫТЬ»

Хабилов встречаться с корреспондентом «ССФ» не захотел. Но пообщаться по телефону не отказался:

– Честно говоря, уже не хочется и торжества справедливости, а поскорее бы забыть всю эту историю. Понимаете, я – коренной кабардинец, приехал из Нальчика, а вы ведь сами прекрасно знаете, как порой относятся к выходцам с Кавказа. Не все, конечно, но в Питере я не раз сталкивался с оскорблениями на национальной почве. Я уже научился к подобным вещам относиться спокойно: обозвали, пропустил мимо ушей, пошел дальше. Но в ту ночь со мной были товарищи, которые искренне возмутились тому, что кричал мне тот человек. Один из моих друзей потребовал извиниться. Тот стал наезжать и на него, причем выражений не выбирал. Ну ему и врезали по носу. А он выхватил пистолет, начал стрелять… Извините, не хочу больше вспоминать эту историю… На днях возвращаюсь в родной Нальчик и постараюсь поскорее забыть обо всем произошедшем.

«ЗАЧЕМ ОН ПОДНИМАЕТ ЭТУ ТЕМУ!»

У футбольного клуба, который, разумеется, занимался собственным расследованием, – своя правда в этой истории. Ее мне изложил генеральный директор Владислав Алексеев:

– Мне позвонил Юра Ананьев и сказал, что сотрудники милиции задержали двоих наших игроков: Антона Смыслова и Алима Хабилова. Я доложил о случившемся президенту клуба Леониду Цапу. Мне было поручено разобраться в произошедшем. В результате выяснилось вот что: в три часа ночи группа игроков нашей команды из шести человек подошла к ночному заведению и пыталась туда зайти. Охранник их не пустил, сказав, что они пьяны. Началась перебранка, переросшая в потасовку. Кончилось все тем, что один из футболистов ударил охранника кулаком в лицо, сломав тому нос. Охранник выхватил травматический пистолет. Осознав, чем все пахнет, все эти шесть человек разбежались. Охранник тем временем выстрелил и попал в Смыслова. Подъехавший через несколько минут наряд скрутил Смыслова и Хабилова и доставил их в отделение.

– Кто ударил этого охранника? Смыслов или Хабилов?

– Ни тот, ни другой. Извините, но фамилию я говорить не хотел бы.

– Но почему тогда охранник стрелял в Смыслова?

Видно, он стрелял в того, кто находился ближе всех к нему…

– Почему в клубе было решено отказаться от услуг Смыслова и Хабилова?

– У Хабилова – травма, он не играет с самого начала сезона. А на днях выяснилось, что Алим в этом сезоне так и не сможет выйти на поле. Да, он хорошо помогал нам в прошлом году, потом получил травму, но мы не стали освобождать его из команды, сделали операции за счет клуба. Но восстановление чересчур затянулось. В ситуации, когда игрок не может нам помочь, честнее было просто расстаться. Вот только инцидент в ночном клубе не имеет к этому ровно никакого отношения.

– А по поводу Смыслова…

– После того как Антон побывал у врача, стало ясно, что он выбыл из строя на два с лишним месяца. Есть даже официальный документ по этому поводу. В итоге у нас остался только один вратарь. Но, вы же понимаете, один он не потянет. И я сразу же решил принимать меры: пользуясь изменением регламента после известных событий, решил дозаявить вратаря «Ельца». А с Антоном, из-за того, что он получил травму, по сути, по собственной глупости, мы решили расстаться. Честно скажу, чисто по-человечески мне жаль Антона: он очень помогал команде, был на хорошем счету, но, к сожалению, есть факты, против которых не попрешь. В 30 лет человек должен отвечать за свои поступки. Возможно, в будущем, когда он поправится, мы еще вернемся к его кандидатуре, и он снова будет играть в «Динамо».

– Проясните ситуацию, Смыслов и Хабилов написали заявления по собственному желанию или их «попросили» из клуба?

– Мы решили, что на данном этапе наше сотрудничество будет логичнее прекратить. Причем согласие было обоюдным.

– Я почему спрашиваю? Смыслов предположил, что его, по сути, обвинили в сдаче матчей и под таким предлогом просто решили от него избавиться. Что скажете?

– Бред и тупость! Вот зачем он поднимает эту тему? Ведь и слова сказано не было! Поэтому такие вещи я просто не хочу комментировать. Да, Эдуард Васильевич (главный тренер команды Малофеев. – Прим. ред.) после того матча с «Нарой» немного погорячился, сказав, что не все футболисты играли в полную силу. Но, согласитесь, это ведь не основание говорить о том, что кто-то сдает матчи. Малофеев этого и не говорил. А в нашей ситуации люди получили по заслугам, и они это прекрасно понимают. Кстати, Смыслов, когда мы его полностью рассчитали, сказал мне, что осознает свою вину…

– Но ведь одноклубники Хабилова, по словам самого Алима, заступились за его честь.

– Версия, озвученная вами, может быть у любого человека, замешанного в подобной ситуации. Надо ведь защищаться. Ему так нравится – пусть так говорит.

– То есть Хабилов лукавит?

– Не проверял – не знаю. Но, полагаю, Алим лучше меня знает, в каком состоянии он и Смыслов были в ту ночь. И это – двойной позор для клуба, для Петербурга.

– По Питеру бродят настойчивые слухи, что руководство «Динамо» не хочет выхода в первую лигу…

– Опять бред! У нас была задача – выйти в первую лигу. Была – и остается! И мы это сделаем. Питеру нужна команда в первом дивизионе! А финансирование будет, обещаю!

Так что, в следующем сезоне ждите нас там.

«ГОРОД ГРЕХА»

На мой звонок в администрацию клуба «Sin Sity» (в переводе на русский, кстати, «Город греха») ответила управляющая по имени Анна, в ту ночь как раз находившаяся на работе:

– Со всей серьезностью могу заявить вам, что охранник нашего заведения в конфликте не участвовал. Во-первых, у нашей охраны нет пистолетов: ни обычных, ни травматических. Во-вторых, в случае возникновения конфликтных ситуаций у нашей охраны есть четкое указание в перепалку не вступать, а сразу же нажимать «тревожную кнопку». В третьих, эти ребята-спортсмены успели дойти только до крыльца клуба, где и произошел инцидент. А наша охрана обычно находится внутри заведения. То есть контакт с нашим охранником был исключен в принципе!

– Как думаете, почему в истории фигурирует ваш охранник?

– Ситуация, по-видимому, развивалась следующим образом: человек, вступивший в конфликт с футболистами, был гостем нашего клуба, который вышел на улицу. Возможно, у него было плохое настроение, возможно, еще что-то. И я действительно не исключаю ситуации, что, увидев этого парня с Кавказа, он его обозвал. Чем и спровоцировал ссору. В нашем спальном районе такое, к сожалению, не редкость… Видимо, потому что этот человек вышел из нашего клуба, сложилось впечатление, что он – наш сотрудник. Но это не так. Я работала в ту ночь и четко отслеживала ситуацию.

P.S.

Накануне сдачи материала в печать я снова встретился с Антоном Смысловым. Он показал мне зашитую нитками свою рану (5 на 5 см) на левой ноге. По словам самого вратаря, недели через полторы он мог бы играть. Так что отчисление из клуба по причине травмы, как он считает, лишь повод расстаться – не более.

Получается все, как в анекдоте: Не за то отец ругал сына, что лошадь украл, а за то, что попался?

Санкт-Петербург

ДОСЛОВНО

Антон СМЫСЛОВ, вратарь питерского «Динамо»

– Этот парень направил ствол на нас и выстрелил. Слава богу, я успел закрыть супругу своим телом.

МЕЖДУ ТЕМ

Что такое травматическое оружие?

Идея производства оружия, применение которого не могло бы привести к летальному исходу, «родилась» в России в конце 90-х годов. Первым образцом такого оружия стал «бесствольный» пистолет ПБ-4 «Оса». В настоящее время в России существуют следующие разновидности травматического оружия:

– травматическое, с резиновой пулей (со стальным сердечником)

– аэрозольное, с вытяжкой красного перца

– светозвуковое

– сигнальное

– осветительное

Связанные материалы: