ПРЕМЬЕР-ЛИГА

«МОСКВА» – «ХИМКИ» – 3:0. Уж осень на дворе, а ФК «Москва», уцепившись за верхнюю часть турнирной таблицы, никак не хочет опадать, подобно пожелтевшей листве. Вот и матч с аутсайдером не сулил неприятностей. А коли так, почему бы не напроситься к президенту клуба Игорю Дмитриеву в его VIP-ложу, о его президентском житье-бытье расспросить, да и вообще на футбольное закулисье поглазеть…

Президент был не против.

БЕЗ АНШЛАГА?

День начинался серый, минорный… Небо хныкало всю ночь. Мокрыми листьями была выложена дорога на стадион Стрельцова…

Аншлаг матчу не грозил, интригой и не пахло. «Химки» махнули на себя рукой, и разве что какая-нибудь другая щедрая рука конкурентов «Москвы» могла попытаться зажечь футболистов. Но, кажется, было бесполезно… Зато вовсю полыхало в этот день в Питере – именно там находились душой (а несколько тысяч и телом) московские болельщики: «Зенит» принимал ЦСКА… Наивно было полагать, что, погасив экраны, кто-то намылится на Автозаводскую… Так думал я в субботу утром.

День этот для президента «Москвы» Игоря Дмитриева намечался замечательным. Три очка ощущались в кармане почти физически, хотя президент гнал прочь оптимизм. Но у президента был аналитический склад ума (кончил «физтех» – МФТИ) – он знал, что оптимизм должен быть оправдан математически…

«ПОЧТИ ВЫХОДНОЙ»

Субботние домашние матчи были особо желанными для президента. Это он мне сказал в четверг, когда я приехал в новый офис «Москвы» на Дубровке за билетом и пропуском для машины.

– Почему именно этот день? Почему именно этот матч? – президент встретил меня в своем кабинете. – Конечно, он интересен в плане футбола, но для меня – это почти выходной. Все дела я уже к субботе сделаю. Ну, приеду, может быть, пораньше: нужно будет встретить кого-то из гостей, конечно, посмотрю на ребят, чтобы они почувствовали, что мы вместе, что мы одно целое, что я тоже переживаю.

В кабинете на стене висели Стрельцов, Иванов…

– Это наше славное прошлое! – сказал президент.

Я подумал: жалко, что не настоящее. Всего лишь прибавить к Москве слово «Торпедо», и послезавтра ностальгирующие пенсионеры с ЗИЛа заполнят полстадиона…

– Так значит, субботний матч для вас – отдых после трудовой недели?

– Нет, отдыхом я бы это не назвал – нервное напряжение, ожидание… Но чем хороши субботние матчи: на следующий день – будет настоящий отдых! Независимо от результата, все равно отдых. Стараюсь отдыхать так же, как футболисты. У команды всегда на следующий день после матча восстановительная тренировка, и я в это же время с детьми иду на спортивную площадку – играем в футбол. Я живу за городом. Собираются две компании: дети и мужики. Футбол на коробке – это мое, еще с института. У «физтеха» было несколько коробок с тартановым покрытием. Все время на них было расписано. Когда учился на младших курсах, нам доставалось время с часу до двух ночи!

– Мужички не подкалывают: президент «Москвы»…

– Я там живу уже давно – они меня знали в иных качествах. А потом у нас очень демократичная обстановка – на поле все равны.

ПОЧИСТИТЬ «КОМПЬЮТЕР»

– Как неделя выдалась?

– Не самая легкая – я же в отпуске был: накопилось много вопросов.

– Где отдыхали?

– На Камчатке… (таращу глаза и показываю большой палец. – Прим. авт.). У меня есть пунктик в жизни. С компанией каждый год обязательно ходим в северные походы – рыбалка, охота, сплавляемся по рекам на рафтах (такие надувные плоты). Для себя определили – путешествуем там, где нет мобильной связи. Чтобы можно было немножко почистить, грубо говоря, «компьютер». На какую бы футбольную работу я ни устраивался, всегда предупреждал: в конце лета уйду в поход и на связи не буду.

– Рыбка проходная, икорочка, водочка… Завидно, черт подери!

– Да. Все по-русски. В этом году побывали в долине гейзеров. В прошлом году были в Эвенкии, до этого – Якутия, Таймыр.

– Вернулись, бац: без вас два поражения…

– Ужас! Ребятам сказал, что принимаю вину на себя – оставил коллектив в самый напряженный период…

«ЩЕЧКОЙ НАДО БЫЛО БИТЬ!»

…Я подъезжаю к стадиону имени Стрельцова за час до начала матча. «Фольксваген Фаэтон» президента уже находится у входа в неожиданно большой толпе прочих иномарок. Тут же стоит печально пресс-атташе «Химок» Боря Халфин.

– Что пригорюнился, старина?

– Посмотрел карту… Неохота опять по всей России колесить…

В VIP-ложе №1 сидят пока в одиночестве близнецы: 10-летние Саша и Леша Дмитриевы в фирменных костюмах «Москвы» с красными галстуками и с пирожками во ртах (со шведского столика через стену). Распогодилось, солнце светило вовсю, убрав с асфальта ту самую лужу, в которую я должен был сейчас сесть со своими прогнозами о посещаемости. Северо-восточная трибуна с гигантской надписью ФК МОСКВА заполнялась методично – «буква за буквой». К началу матча толпа закрывает ОСК. Год назад, когда я был последний раз на матче «Москвы», болельщиков едва набралось на четвертинку буквы…

Сел я в лужу и с прогнозом о «негорючести» «Химок». Горели, да еще как! Арбитр Карасев сразу начинает тушить одного за другим карточками (всего вытащил гостям шесть).

Президент болеет стоя, иногда оборачиваясь к слишком громкому Леше (Саша куда-то запропастился) с приложенным к губам указательным пальцем и комментируя (часто со смехом) иные моменты.

– Папа, я говорил тебе! С Чеснаускисом что-то не так! Щечкой надо было бить! – раздался крик на десятой минуте. Только что 88-й номер, оказавшись один против пустых (не считая вратаря) ворот, расстрелял… облако.

Второй раз Леша дает волю связкам в споре с отцом перед самым перерывом – после того как мяч перелетел через вдруг потерявшего прыгучесть защитника к Якубко и тот с «точки» пробил вратаря Комарова.

Сын: «Якуба шесть забил!».

Папа: «Пять!».

Сын: «Шесть!».

Во время перерыва ложа перемещается в соседнюю комнату – перекусить, чем бог послал. Бог послал: расстегаи, севрюгу…

– Мы стараемся, чтобы красиво было во всем. И в этом тоже! – говорит президент. – Коньячку?

За рулем, – пожалел я себя.

ДОСТАТОЧНО ВЗГЛЯДА

Во втором тайме я встаю рядом с президентом – глазами тот был на поле, ушами и голосом со мной.

– Так что делали до матча? Интересно, кстати, какой завтрак у президента?

– Ничего особенного: жена омлет приготовила. Встал на час позже – в восемь. Потом повез ребят в музыкальную школу. Один играет на саксофоне, другой на домбре. Папа ни на чем не играет. Пока они занимались, поехал на рынок – купил фруктов, овощей…Вернулись домой в 13.30, пообедали (пельмени с бульоном), посмотрели футбол «Зенит» – ЦСКА… Гора родила мышь! (Это о сильнейшем и столь же неточном ударе Самедова).

– В четверг вы сказали: приеду пораньше – посмотрю в глаза ребятам. Посмотрели?

– Еще вчера посмотрел – после матча молодежки заехал на базу, поговорил с ребятами. Видно было – довольно напряжены. От этого сегодня некоторая зажатость. У нас много молодых футболистов, еще не устойчивы психически, поэтому для нас эта формула «победили на классе» не применима. В каждом матче надо играть с полной отдачей.

– Что-то сказали Божовичу или он вам перед матчем?

– Честно говоря, нам слов уже не нужно – взгляда достаточно Мы понимаем друг друга уже на таком уровне.

– Не сидела с утра мысль: победа в кармане?

– Нет! Слишком часто такие мысли с командами, которым вроде ничего не надо, выходят боком. «Химки» потеряли шанс, зато на них ничего не давит. Играют за будущие контракты. Да еще, как правило, первые матчи при новом тренере команды проводят на эмоциональном подъеме. А мы немножко подрасклеились в последние туры.

– Сынков часто берете с собой на футбол?

– У меня была с ними договоренность: если летние каникулы проведут на хорошем организационно-дисциплинарном уровне (смеется), то в качестве поощрения буду брать на футбол… Почти на всех домашних матчах были, один раз взял даже в Питер.

– Фирменные костюмчики…

– Да, как и у игроков – такого же покроя. Заказали у той же компании, что шила команде.

БРАТЬЯ ПО РАЗУМУ

Трибуна скандирует: «Торпедо-ЗИЛ! Торпедо-ЗИЛ!».

– Что это значит?

– Наверное, болельщики хотят нам напомнить, что мы в некотором роде часть торпедовского наследия… Заметьте, скандируют без всякой агрессии. Болельщики у нас замечательные. Не страдают распространенными, к сожалению, у болельщиков других клубов приступами дебилизма. Я был возмущен, когда начали фактически травлю Самедова… За что? А у руководителей футбола страусиная политика – ничего не замечают! Выпустят джина из бутылки – потом назад не затолкать. Вот последняя выходка болельщиков – выбежал, забил пенальти! Начинают показывать, чуть ли не национальный герой! А что обсуждать? Возьмите кодекс об административных нарушениях! Пятнадцать суток!

Голышев добегает с мячом в одиночестве почти до вратарской и бьет – 2:0!

– Я знал, было предчувствие, что он сегодня забьет! Но держал при себе, чтобы не сглазить. С «Локомотивом» неплохо сыграл, должен был забить – был момент…

– Подумал сейчас: а ведь вы здорово похожи на Божовича!

– На встрече с болельщиками перед началом сезона нам задали вопрос: «Вы не братья?». На что мы ответили: «Мы братья по разуму!». (Смеется). «И по духу».

– Хотел спросить про прическу…

– У меня получилось так. Когда в советское время я учился в школе, там запрещали длинные волосы, когда учился в институте – у нас была военная кафедра – тоже запрещали. Потом поступил в военную академию – тоже короткая прическа. А в году 95-м жена занялась моим имиджем – и вот сформировался такой облик. Вкусы совпали. Хотя, если честно, некоторое время было достаточно сложно общаться с чиновниками – ловил иногда косые взгляды…

– Хоккейный ЦСКА (ваш, кстати, родственник – из спортивной «семьи» «Норильского никеля») открыл раздевалки для журналистов после матчей, как в НХЛ. Может быть, и вам…

– Ну, это хоккей! НХЛ! Может быть, у них раздевалки больше – позволяют. Но в футболе… Не вижу смысла. Потом наши игроки, наверное, самые доступные в премьер-лиге. Как только выходят из раздевалки – в полном вашем распоряжении. Не знаю случая, чтобы кто-то отказал в интервью. Потому что мы им постоянно напоминаем: вы публичные люди, в любом состоянии, проиграли ли, выиграли, должны общаться с прессой.

– Бракамонте – как-то неожиданно ушел…

– Для меня ничего не было неожиданного. В прошлом году, когда подписывали с ним новый контракт, не могли договориться по деньгам. Но нашли компромисс. Подписал контракт с оговорками. А именно: если ему поступят лучшие предложения, мы не будем препятствовать. Я дал честное слово, что так и будет, но сказал: при наличии таких предложений мы не хотим слышать от тебя – улучшите мне условия, тогда останусь. Такое предложение поступило – он его принял. Правильно, он выиграл в финансах, получит новые эмоции, жена довольна – ей не нравилась Москва – слишком большой мегаполис. Выиграл ли он в профессиональном плане? Время покажет. Если у него что-то не заладится, может быть, сделаем предложение «Тереку». И возьмем его в аренду на следующий год.

– Сейчас позволили себе пару глоточков коньячка – значит, шофер на матч привез?

– Да, у меня шофер. Я за руль сажусь редко (иногда, правда, из дома выезжаю сам, а потом в Москве его подхватываю). Потому что часто какие-то встречи, которые предполагают и некоторое возлияние, да потом по пути много телефонных разговоров, пресс-атташе мне sms-ки шлет – дайджест прессы: где что интересного почитать.

«ДОЧЕГО ПРИЯТНО: ВЫИГРЫВАЕМ НАКЛАССЕ!»

Пенальти! Непонятно почему… Смотрим повтор по телевизору.

– Да, был! – говорит с облегчением президент (никаких подарков от судьи не нужно!).

– Третий гол! Третий гол! – в одиночку скандирует сын президента.

Разбег Вукича – 3:0!

– Говорили же специалисты – 3:0 победим! Не верили, думали, будет 1:0! – смеется президент.

Телекомментатор на экране: «Москва» выигрывает на классе…».

– Как приятно: «выигрывает на классе!» – говорит кто-то.

Финиш! Президент жмет руки всем подряд и готов бежать из ложи – поздравлять Божовича.

– Игорь, а за победу! – раздается сразу несколько голосов.

Президент разворачивается на 180 градусов. Коньячок – по рюмкам!

Через пару минут спешим в лифт. С нами только Леша.

– Куда Саша-то делся? – спрашиваю у папы (не слишком ли он беспечен в наше время «киднеппинга»?)

– Этот не пропадет! Наверное, уже с футболистами.

Действительно, Саша – в раздевалке среди блестящих (от пота) тел. Улыбок почему-то почти не видно. Президент наклоняется к каждому – жмет руку. Выходим. Взрослые продолжают поздравлять друг друга. Близнецы убегают на уже сумеречное поле. Я следом: «Ребята, щелкну вас для журнала!».

– Давайте! На скамейке – как будто мы тренеры!

Дмитриевы садятся в позе Сократа, задумчиво подперев головы ладонями…

 

Связанные материалы: