Севидов, Ловчев, Бубнов: почему они не тренируют? - Советский спорт

Матч-центр

  • 15-й тур
    окончен
    Айнтрахт Ф
    Байер
    2
    1
  • 16-й тур
    окончен
    Кальяри
    Наполи
    0
    1
  • 16-й тур
    окончен
    Уэска
    Вильярреал
    2
    2
  • 16-й тур
    2-й тайм
    Рома
    Дженоа
    2
    3
  • 16-й тур
    перерыв
    Леванте
    Барселона
    0
    2
  • 18-й тур
    1-й тайм
    Лион
    Монако
    2
    0
  • 18-й тур
    перенесён
    Марсель
    Бордо
    0
    0
  • Футбол14 октября 2009 15:57Автор: Вагин Роман

    Севидов, Ловчев, Бубнов: почему они не тренируют?

    ЭКСПЕРТЫ. «А сами-то они с кем работали, что выиграли, чтобы критиковать?!». У российских тренеров из числа именитых, правда-матка от «могучей кучки» футбольных экспертов – Юрия Севидова, Евгения Ловчева и Александра Бубнова – зачастую вызывает именно такую реакцию.

    ТЕМА НОМЕРА

    Юрий СЕВИДОВ: «Я был как отрезанный ломоть…»

    ЭКСПЕРТЫ. «А сами-то они с кем работали, что выиграли, чтобы критиковать?!». У российских тренеров из числа именитых, правда-матка от «могучей кучки» футбольных экспертов – Юрия Севидова, Евгения Ловчева и Александра Бубнова – зачастую вызывает именно такую реакцию.

    Не споря с тем, что их послужные списки как тренеров далеки от идеала, «ССФ» по-другому ставит вопрос: что помешало классным в прошлом игрокам достичь высот в тренерской профессии? Схожие по проблематике монологи героев не только дают ответ, но и позволяют узнать, в каком краю тренеру Севидову могли подбросить героин, когда Ловчев получал предложение возглавить «Спартак» и что для Бубнова ценнее, чем работа в любом российском клубе...

    — В советские времена мне как тренеру дорога наверх была заказана, – убежден Юрий Александрович. – Во-первых, скандальная биография – судимость за спиной, во-вторых, я не был членом партии. А без партбилета выше второй группы не пускали. До сих пор удивляюсь, как мне «Шинник» доверили. Видимо, то, что вовремя ВШТ закончил, сказалось. Тогда как раз слух пошел – кто Высшую школу не закончил, тренировать не может. А у меня диплом на руках, какие-никакие успехи – в Вологде за два года команду с 17-го места на четвертое поднял, в Рязани местный «Спартак» за те же два года – с 20-го на 3-е…

    И все равно неожиданностью стало – первая лига, Ярославль… О таком и мечтать не мог. Потом узнал, что за меня второй секретарь местного обкома вступился: «Сидел? Ну и что – Ленин тоже сидел». Так и назначили...

    Я это назначение с воодушевлением воспринял, но только к работе приступил – ужаснулся. Команда оказалась бандитская! Игры продавали направо-налево. Причем со старта ответственно набирали очки, чтобы себя в турнирном плане обезопасить, а уж потом… Тогда еще правило существовало – по ходу сезона разрешалось лишь трех человек дозаявлять. Жаль, будь моя воля, я бы весь состав поменял. Настолько гнилая, хулиганская команда была – просто ужас!

    Начали, как обычно, но скоро стали «продаваться». Меня, разумеется, никто в известность не ставил. Помню, играли в Кутаиси, подходит человек: «Юрий Саныч, вот вам три тысячи за ничью». По тем временам хорошие деньги. Решил подыграть: «А ребятам?». – «Ребята свое уже получили». Ты понял, «получили»?!

    Я – в раздевалку. Такой базар поднял! Половину состава с игры снял, вратаря поменял… В итоге вышли и грохнули этот Кутаиси!

    Но когда продали игру в Орджоникидзе, я не выдержал, заявление написал: «С этой командой работать больше не буду». Заявление не удовлетворили – оставили на посту. Тогда я шесть человек отчислил. Прихожу через день, а они тренируются как ни в чем не бывало! «Это как понимать?» – спрашиваю. «Нас обком направил…». Еду в обком. «Ты понимаешь, это наши ребята, местные, проверенные. У тебя же одни москвичи…». «Да какие они проверенные – игры внаглую продают!». – «Нам все равно – главное, чтобы дома побеждали…». – «Зачем вам тогда тренер? Сами тут разбирайтесь, а меня отпустите!». – «Нет, будешь работать!». Такой вот разговор – на повышенных тонах. Делать нечего, сезон домучился кое-как, спустя рукава, но зимой ушел.

    Потом была Махачкала, вторая лига – год там отработал. А в 87-м меня отец к себе в «Нефтчи» вторым тренером пригласил – в «вышку»! Там тоже расставание непростым получилось. Первый секретарь горкома партии начал отцу советовать, кого в состав ставить. Отец такого отношения стерпеть не мог. Короче, поругались сильно. Я отцу говорю: «Ты чего делаешь? Мы отсюда не уедем!». Он: «Как не уедем? Я – заслуженный тренер СССР, меня вся страна знает!». Ага, говорю, скоро узнает, когда у тебя в аэропорту несколько граммов героина в сумке найдут, и прощай, свобода, лет так на десять. Отец все прекрасно понял, и мы на первом же самолете вылетели в Москву…

    Между прочим отец искренне хотел, чтобы я тренером стал. Не раз отмечал: «Ты футбол до тонкостей знаешь». Задатки во мне видел, часто советовался, как с равным. И спорили мы чуть ли не каждый день – у нас, как ни странно, точки зрения на игру во многом не совпадали. Футбол бывает смотрит по видео, звонит: «Ты чего делаешь? Давай приезжай, будем разбирать…».

    При этом прекрасно понимал, что в СССР, при существующей системе, мне не пробиться. Переживал: «Юрка, может, все-таки чем-нибудь другим займешься? Да и характер у тебя…». Говорю: «Пап, а чем? Я ничего другого не знаю, не умею». Хотя сам тоже понимал, что бесполезно все это – стенку головой не пробить. Дали вторую лигу, и то хорошо. Кто ж знал, что Союзу недолго жить осталось…

    После Баку другая проблема возникла – здорово ноги прихватило. Десять лет из дома не выходил почти – пока дорогостоящую операцию не сделали. Так-то вообще коляска грозила…

    Оклемался немного – ни работы, ничего. Положение безвыходное. Хорошо, Сашка Мирзоян знал мои проблемы, ребят направил – те тренера искали для какого-то «Магнезита». Что за команда при встрече узнал – оказалось, из города Сатки, выступает на первенство Челябинской области. И предложили мне с этим «Магнезитом» поработать. Причем бытовые условия – абсолютно сумасшедшие! Зарплата порядка двух тысяч долларов плюс премиальные, бесплатное питание, жилье и, раз уж мне передвигаться тяжело, машина в любое время суток… Я, конечно, согласился. Поехал, взял пятерых пацанов – только что из-за школьной парты – и выиграл с ними за год и первенство области, и Кубок…

    Но с ногами сильно мучался – полтора часа на тренировке не мог отстоять. И ребятам на поле ничего не показывал, хотя надо бы. Из-за этого с тренерством и закончил. По знакомству повозился немного с московским «Патриотом», команда на КФК играла (общеизвестный факт – там у меня Игнашевич начинал), и закончил. В 2001-м еще одну операцию на ногах сделал, потом еще… Возраст опять же – мне к тому времени 60 исполнилось.

    Да и нервы на «лавке» – а я человек вспыльчивый, мне терпения не хватало частенько, уставал элементарные вещи по сто раз объяснять, срывался. Одно дело – у человека удар или финт не выходят. Совсем другое, когда важный мяч забивает, а потом стоит три игры, «самогонку гонит». Вот это бесило здорово.

    Еще тренеру во все времена было важно с руководством ладить – раньше с обкомами, горкомами, сейчас – со спонсорами, хозяевами. Это – тоже не сильная моя сторона. Я понимаю, что удобный тренер тот, которому скажешь: «Падай в лужу – ползи», и он поползет. Только я не такой. И Ловчев не поползет, и Бубнов. Хотя оба – по-настоящему влюбленные в футбол люди.

    Жалел ли о том, что с тренерством не вышло? Я когда из тюрьмы освободился, уже ни о чем не жалел. Мои лучшие футбольные годы были позади, особых планов я не строил. Знал только, что в тренеры мне дороги нет. Не пустят – с такой-то судьбой. Я был как отрезанный ломоть. Хотя по натуре максималист. И если бы пустили – уверен, получилось бы…

    Юрий СЕВИДОВ, 67 лет

    Карьера игрока. Чемпион СССР-1962 в составе «Спартака». Обладатель Кубка СССР (1963 и 1965 гг.). Лучший бомбардир чемпионата страны-1962. В чемпионатах СССР сыграл 180 матчей, забил 57 мячей. 3 матча за олимпийскую сборную СССР (1 гол).

    Карьера тренера. Тренер в ФШМ, Москва (1975–1977). Главный тренер команды «Динамо», Вологда (1978–1979). Главный тренер команды «Спартак», Рязань (1980–1981). Главный тренер команды «Шинник», Ярославль (1984). Главный тренер команды «Динамо», Махачкала (1985). Тренер команды «Нефтчи», Баку (1987). Главный тренер команды «Магнезит», Сатка (1997). Главный тренер команды «Патриот», Москва (1998).

    ДОСЛОВНО

    Юрий СЕВИДОВ:

    – Я знаю футбол, знаю, о чем говорю. Cам через все это прошел, будучи игроком. Поэтому сегодняшние тренеры на меня порой и обижаются. Я говорю правду – их это задевает. Когда аргументированно все раскладываю: вот тут твоя команда ошиблась поэтому, тут – поэтому… Кричат: «Он никого не тренировал! Чего его слушать?». Постойте – во-первых, тренировал, пусть и немного, пусть и без громких побед. А, во-вторых, у нас сегодня хватает тренеров, которые в футбол даже не играли. Только по книжкам знают, что это такое. Это как, нормально?

    С ДРУГОЙ СТОРОНЫ

    Валерий ГАЗЗАЕВ,

    главный тренер киевского «Динамо», экс-главный тренер ЦСКА и сборной России:

    – В футболе, как и везде, аналитики, теоретики, эксперты – несостоявшиеся практики. Почему у людей не получилось с тренерской профессией – у каждого свои причины. Кому-то, наверное, не хватило знаний, кому-то желания…

    Бывает, конечно, что они делают верные выводы, справедливо критикуют, но случается, что и ошибаются в своих высказываниях. Я к этому вопросу подхожу философски: сколько людей, столько и мнений. Мы, тренеры, при подготовке к матчам тоже не всегда принимаем беспроигрышные решения. Что уж говорить о тех, кто мнит себя стратегом, видя бой издалека…

    В моей практике было немало случаев, когда аналитики безапелляционно и ошибочно судили мою работу. Их слова нередко оказывались подобно горящим спичкам, брошенным в бензин. При моем-то характере... Но все это сгорало внутри меня – при встрече я не высказывал недовольства, а уж тем более не оценивал их работу.

    Борис ИГНАТЬЕВ,

    тренер «Локомотива», экс-главный тренер сборной России:

    – И Севидов, и Ловчев в свое время поработали тренерами, знают, почем фунт лиха в нашей профессии. Уверен, они и сейчас не затерялись бы в нашем строю. Почему бросили это дело? Думаю, что основная причина – нежелание быть разменной монетой в кошельке хозяина команды, держаться за место только ради зарплаты.

    С другой стороны, даже не став тренерами, эти люди не ушли из большого футбола. Их знания и опыт по-прежнему приносят определенную пользу тренерам и игрокам. Главное – к их мнению прислушиваются. Ведь аналитики с футбольным образованием всегда дают грамотный, обстоятельный анализ. Да, не всегда с ними можно согласиться, особенно когда критика кажется необоснованной, кого-то они раздражают… Но в любом случае их рассуждения не пролетают мимо ушей, а заставляют задуматься.

    Евгений ЛОВЧЕВ: «Или в «Спартак», или никуда!»

    — Я начинал работать тренером, а в голове у меня были ну абсолютно утопические мысли, – признается Ловчев. – Наблюдая до этого футбольную жизнь из окна спартаковского автобуса, думал, что можно, например, взять команду из Златоуста, играющую на первенство Челябинской области, и сделать ее чемпионом мира. Просто не варился в этом котле, не знал всех подводных течений…

    В Куйбышеве, где начинал играющим тренером, сразу попал меж двух огней – прежнее руководство команды бодалось со сменщиками. В конце концов сделали крайним меня, обвинили в том, что я доплаты получал. Хотя весь футбол в низших дивизионах тогда на этих доплатах строился! Чтоб вы понимали, о чем речь: официальная ставка игрока составляла, скажем, 160 рублей, а на трех военных заводах ему выписывали еще по 100. И получались нормальные деньги. У всех так было. Но когда потребовалось наказать Ловчева, всплыли именно эти доплаты. Приехала комиссия, разобрала дело и постановила – лишить звания мастера спорта международного класса, запретить работать с командами мастеров…

    Хорошо, дисквалификацию сняли так же скоро, как и наложили, и я три года спокойно отработал в Златоусте. После чего поступил в ВШТ. Получив диплом, поехал в челябинский «Локомотив». Там случилась неприятная история по типу куйбышевской с той лишь разницей, что из Москвы приехал корреспондент «Советской России» писать про меня заказную статью. В итоге я работу потерял, а «Локомотив» – место во второй лиге.

    В 89-м принял свою последнюю команду – «Дружбу» из Майкопа. Я всегда принципиально отказывался от «работы» с судьями. Но однажды перед игрой со «Спартаком» из Октемберяна к нам приехал махачкалинский арбитр – сейчас уже фамилию не вспомню. Гостя лично встречал третий секретарь обкома партии и потом специально полночи его упаивал. На игру этот арбитр вышел совершенно датым. И в конце первого тайма ни с того ни c сего вдруг поставил пенальти в ворота соперника. Мы забили. Октемберян через какое-то время счет сравнял. Так во втором тайме махачкалинец поставил еще один выдуманный одиннадцатиметровый!

    Тренеры гостей увели команду с поля… Я был в бешенстве. Пошел даже в раздевалку «Спартака» и извинился за такое судейство: «Ребята, вы меня знаете, я к этому никакого отношения не имею». Услышав об этом, руководство «Дружбы» возмутилось: мы, мол, тут стараемся, а этот москвич, что, чистеньким остаться хочет? Но я к тому времени уже собрал вещи и уехал. Тогда же сказал фразу, которую многие до сих пор вспоминают: «Я слишком люблю футбол, чтобы в нем работать!».

    Насмотрелся я на все эти дела, и никакого желания продолжать тренерскую карьеру не осталось. Вспоминал, как в Куйбышеве однажды чуть не замазался. Пошел к соперникам на поклон. В первый и последний раз в жизни. Скажу даже к кому – к Коле Худиеву, он за Орджоникидзе играл, а до этого мы с ним в сборной пересекались. Коля только спросил: «Жень, зачем тебе это?». И у меня словно глаза открылись: действительно, зачем? Считаю, Бог меня в тот момент отвел, перед футболом я остался чист.

    В общем, после Майкопа я решил от всего этого отойти, стал бизнесом заниматься, при малом предприятии «Спартак» организовал команду ветеранов, которая ездила по стране, и ей не нужно было притворяться, отдавать игры, покупать… Нужно было просто играть в футбол.

    Потом была команда звезд эстрады «Старко», ее сменила «Фортуна», потом я команду Госдумы тренировал… Это не было тренерством в общепринятом понимании слова – немножко другое. Но главное – после всей грязи второго дивизиона там я отдыхал душой.

    Однажды довелось организовывать товарищеский матч с командой ветеранов сборной Франции. Помогал мне начальник управления инкассации Госбанка России по Москве и Мособласти. Оказалось, он курирует мини-футбольную команду «Минкас». В футбол я возвращаться не собирался – ни в большой, ни в мини – меня уговорили. Дал согласие тренировать «Минкас» на общественных началах. Даже и представить себе не мог, что эта «общественная» работа продлится почти полтора десятка лет – пока в 2009-м наш «Спартак», где я был и президентом, и тренером, и учредителем, не снимется с соревнований…

    Была ли моя тренерская карьера в мини удачной? Людям со стороны виднее. Замечу только, что, несмотря на все победы, я всегда оставался человеком большого футбола. Как-то заявил, помню: «Со словом «мини» люблю только мини-юбки»…

    При этом в большом футболе я мог бы работать только в одном клубе – в «Спартаке». Другие варианты даже не рассматривал – хотя предложения поступали. И в высшую лигу, когда помоложе был, звали, и в первую…

    Но у меня стоял внутренний блокатор – или в «Спартак», или никуда! Вернуться в родную команду в качестве тренера… Был однажды такой вариант – точнее, даже полварианта. Это когда Николай Петрович Старостин из «Спартака» Бескова убирал. Мы со Старостиным, тогда случайно пересеклись на Ленинградском проспекте у метро «Динамо». «Жень, ты сейчас чем занимаешься?». – «Да ничем в принципе…». – «Ну, тогда приезжай завтра ко мне на Красносельскую, есть что обсудить». Приехал. Николай Петрович не стал ходить вокруг да около: «Как относишься к тому, чтобы стать главным тренером «Спартака»?». Я понимал, что это не столько дань уважения тренеру Ловчеву, который по большому счету и тренером-то еще не был, сколько внутриклубная борьба Старостина с Бесковым. Скорее всего сыграл свою роль тот факт, что мой уход из «Спартака» в «Динамо» многие расценивали, именно как уход от Бескова. То есть я представлялся таким противовесом его фигуре…

    Прекрасно знал, что существуют еще две кандидатуры – Романцева и Нетто. Уже гораздо позже, повзрослев и поумнев, понял, что нам с Игорем Санычем изначально ничего не светило – Старостин отдавал предпочтение Романцеву. Олег в итоге и возглавил команду. А я даже в Тарасовку не поехал, когда там процедура выборов проходила – знал, чем дело закончится...

    Но я ни о чем не жалею. Да, может быть, где-то характер мешал. Но я всегда был таким, таким и останусь – неуступчивым. Простой пример – одна газета недавно обратилась с предложением поучаствовать в конкурсе прогнозистов, он у них с начала сезона идет. Я посмотрел, а там в числе прочих специалистов фамилия Червиченко. И так меня это задело! Да какой же, думаю, Червиченко специалист, елки-палки?! Для меня делом чести было его обогнать. Жаль, не получилось – не все результаты угадал…

    Нет, к тренерству возвращаться не собираюсь. Время, возраст – сами понимаете. Закрытая тема. Единственное, «Спартаку» готов помогать – хотя бы советами. Например, вижу, что у команды сейчас проблемы в защите. Впрочем, и Карпин это видит – не зря Борю Позднякова пригласил…

    Евгений ЛОВЧЕВ, 60 лет

    Карьера игрока. Чемпион СССР-1969 в составе «Спартака». Обладатель Кубка СССР-1971. Лучший футболист СССР-1972. В чемпионатах СССР сыграл 236 матчей, забил 23 мяча. За сборную СССР сыграл 52 матча (1 гол). Бронзовый призер Олимпийских игр 1972 года. Участник чемпионата мира 1970 года.

    Карьера тренера. Тренер команды «Крылья Советов», Куйбышев (1980). Тренер команды «Металлург», Златоуст (1981–1983). Главный тренер команды «Локомотив», Челябинск (1986–1987). Главный тренер команды «Дружба», Майкоп (1989). Работал с командами звезд эстрады «Старко», «Фортуна» и сборной Госдумы РФ. С 1999-го по 2009 год – президент и главный тренер МФК «Спартак» (Москва).

    ДОСЛОВНО

    Евгений ЛОВЧЕВ:

    – Во-первых, сам я ни разу не слышал, чтобы тренеры в мой адрес что-то негативное говорили. Во-вторых, как я имею право высказывать свое мнение, так и любой может заявить – да он и игрок был плохой, и тренер никудышный! Это личное мнение человека – только и всего. Никак не оценка профпригодности.

    В-третьих, даже если такие разговоры и идут – куда он лезет, если сам никого не тренировал? – что с того? В конце концов только я сам могу ответить на вопрос: дано мне тренером быть или нет. И я отвечаю – дано! Это я доказал в мини, когда горели глаза, когда побеждал и становился чемпионом…

    Да, в большом футболе не срослось. Отчасти, наверное, потому, что не в «Спартаке» работал...

    Александр БУБНОВ: «Витриной быть не хочу!»

    — А я не считаю, что у меня с тренерством не получилось, – парирует Бубнов. – И на тех, кто вякает, внимания не обращаю. Эти люди собой ничего не представляют. Все их победы в России ровным счетом ни о чем не говорят! Наш футбол сильно коррумпирован, здесь действуют совершенно другие правила, законы, ничего общего с настоящим профессиональным спортом не имеющие. Вот и думайте – чего в таких условиях победы стоят и какая у большинства наших тренеров квалификация. У тех, кто и по мячу-то никогда не бил…

    Смотрите: Сарсания захотел тренером стать, в премьер-лиге поработать – опля, мечта сбылась, получил клуб. Спрашивается, а почему известные наши футболисты, став тренерами, годами не могут работу найти? Никогда не задумывались? Так я отвечу: потому что в России деньги решают все. Здесь можно все продать и все купить. Но я, например, принципиально не хочу никого и ничего покупать! И с дураком президентом работать не желаю! Правильно Хидиятуллин сказал: «В российский футбол палец засунешь – по локоть в грязи окажешься».

    Ведь станешь ты сегодня тренером или нет – зачастую от стечения обстоятельств зависит. Примеры? Слуцкий, Сарсания… И в то же время лишь стечение обстоятельств, что тренерами не стали такие люди, как Ловчев, Юр Саныч Севидов… Хотя по пониманию футбола они гораздо ближе к настоящим, большим тренерам.

    Моя тренерская карьера не удалась? Ха! Я никогда над этим не задумывался. Мне это слово само по себе противно – карьера… Я делал свое дело. И выходя на поле, и тренируя, действовал как умею, как считаю правильным. И если такие специалисты, как Сан Саныч Севидов, Бесков, Лобановский не просто общались со мной тет-а-тет, советовались, но и после наших бесед делали выводы… Значит, я правильно поступал, это дорогого стоит.

    При этом с мэтрами я во многом не соглашался, у меня на все была своя точка зрения. Спартаковцы моего поколения знают историю, как Бесков в 84-м году прямо на перроне развернулся и, ничего нам не сказав… не поехал с командой в Киев. Испугался, не захотел, плохо себя почувствовал – не знаю. Что делать? Как играть? В итоге Старостин собрал ведущих игроков, так называемый тренерский совет, и я предложил – давайте выйдем с одним нападающим и двумя инсайдами. Был уверен, что это может сработать именно в матче с Киевом. Тогда в мире еще никто такой системы не знал. А «Спартак» ее использовал и уничтожил «Динамо» – 3:0! В гостях! После чего Лобановский и в клубе эту схему на вооружение взял, и в сборной. Сегодня же все так играют – сплошь и рядом…

    Вот это был уровень! Все ребята, кто в тренерский совет «Спартака» входил, – все они, можно сказать, были играющими тренерами. Поэтому, когда сегодняшние «специалисты» начинают рот открывать – мне смешно становится. Российский чемпионат и тот, советский, даже сравнить нельзя!

    Я сам в России с такой действительностью столкнулся, что теперь чаще думаю – спасибо, Боженька, что меня от всего этого уберег. Тюмень вспомнить… Те несколько месяцев предсезонки и работой-то не назовешь! Когда меня Долбоносов, президент клуба, по селекционным вопросам обманул, я принципиально отказался сезон начинать. Хотя на сборах мы «Локомотив» разбили – 6:1! Причем не только в селекции дело было – знал я, за счет чего Тюмень в высшей лиге держалась. Они всё через судей делали. И криминала там было столько…

    Перспектива идти по этой дорожке меня не грела. Там тренер в принципе не нужен был – при таких-то делах. Разве что как витрина. И Долбоносов перед командой каких-то сверхзадач не ставил – главное по итогам сезона, а тогда в высшей лиге 18 клубов участвовало, на 16-м месте оказаться. Хорошо, я это быстро понял. Сказал ему: «Вова, давай сам команду тренируй, а я пошел». И еще прогноз дал: «С таким отношением к делу вы не только из высшей лиги вылетите, но и из первой». Как в воду глядел…

    Больше мне в России команд не предлагали. Да и не могли предложить: уходя из Тюмени, я четко дал понять – работать буду только там, где строго выполняются мои условия. Руководство не лезет в дела тренера, уважает его работу (терпеть не могу новых русских, которые считают, что деньги – это все, абсолютно не принимая в расчет человеческий фактор), тренер определяет селекционную политику и т.д., и т.п. А главное – мы не играем в подковерные игры. Это вообще должно быть исключено! Как думаете, рискнул бы кто-нибудь после таких заявлений меня к команде подпустить? В России середины 90-х…

    Зато позвали в Белоруссию – мой хороший знакомый Леонид Гарай был тогда начальником команды-чемпиона страны МКПЦ «Славия» из Мозыря. Он и пригласил. Даже не так – попросил помочь. Я чисто по-человечески пошел ему навстречу. Правда, он все время оговаривался: «Ты только не переживай, если что-то пойдет не так, это не твой уровень…». Я тогда голову ломал – с чего бы это? Скоро понял – Гарай меня исподволь к мозырским будням готовил. Если бы я с самого начала знал, куда иду, большой вопрос – пошел бы…

    Когда увидел инфраструктуру, ознакомился с организацией дела – в ужас пришел. А тут Лига чемпионов… Вынужденно поставил на молодежь: у меня средний возраст команды был 21 год! При этом, считаю, неплохо в Европе смотрелись. Опять же к вопросу – кого это Бубнов тренировал? При мне «Славия» в первом отборочном раунде «Тирасполь» прошла, во втором – с «Олимпиакосом» дома 2:2 сыграли. Знаю, греки после матча премиальных лишились – такой результат стал для них позором. И в гостях целый час держались, потом, правда, пацаны не выдержали, рассыпались – 0:5…

    Я старался прививать команде гармоничный футбол. Где главный принцип прост и понятен: если ты хочешь выиграть, мяч должен быть у тебя. Чтобы он был у тебя – ты должен знать, как его отнять. А отняв, знать, что с ним делать дальше. В этом и есть гармония футбола…

    После Белоруссии предложений не было, но я вам скажу – и слава богу. Даже если сейчас появится какой-то серьезный вариант – отмечу, серьезный, – я тысячу раз подумаю: соглашаться или нет. Рассматривать-то можно любое предложение, но работать – только с очень серьезными людьми. Главный тренер, помощник, консультант – сам пост для меня не принципиален. Во главе угла – процесс.

    И чтобы мои условия соблюдались. А с этим-то как раз проблемы. Поскольку ни один – ни один! – российский тренер сегодня не может про себя сказать: «Я чист, я не запачкался». В «грязных играх» прямо или косвенно поучаствовали все. Кто-то больше, кто-то меньше, кто-то не по своей вине, но – все! А для меня работать с такими людьми, в таких клубах неприемлемо. Это моя человеческая позиция. Я просто ставлю перед собой вопрос – Саш, или ты продолжаешь себя уважать, или получаешь известность, бабки, но в душе становишься гаденышем. И тут даже выбирать не приходится.

    Последним клубом, где я официально работал, было киевское «Динамо». И если бы Лобановский не умер – работал бы там до сих пор. Просто для меня быть рядом с таким тренером, пусть даже в скромной роли тренера-селекционера, в тысячу раз почетнее, чем возглавлять любой российский клуб…

    Александр БУБНОВ, 53 года

    Карьера игрока. Чемпион СССР 1976 (весна), 1987 и 1989 гг. в составе московских «Динамо» и «Спартака». Обладатель Кубка СССР 1977 г. В чемпионатах СССР сыграл 375 матчей, забил 10 мячей. За сборную СССР провел 34 игры, забил 1 мяч. Участник чемпионата мира 1986 г. Чемпион Европы среди молодежных команд 1976 г.

    Карьера тренера. Тренер в клубе «Ред Стар», Париж, Франция (1991–1993). Главный тренер клуба «Динамо-Газовик», Тюмень (1994). Главный тренер клуба МПКЦ «Славия», Мозырь, Белоруссия (1997). Тренер-селекционер клуба «Динамо», Киев, Украина (2002).

    ДОСЛОВНО

    Александр БУБНОВ:

    – Без характера хорошего футболиста быть не может, а тренера – тем более. Мой тренерский характер проявлялся в том, что я никогда не переступал ту грань, за которой начинались нефутбол и беспринципность. До этой грани со мной еще можно было договориться, после – никогда! Я там для себя такой шлагбаум поставил. И если кто-то пытался его приподнять, просто посылал этих людей куда подальше. В такие моменты я не о пайке своем тренерском думал и не о карьере – старался человеком оставаться с чистой совестью. Бывало даже сам на конфликт шел, когда уже понимал, что дальше так невозможно…