ФУТБОЛ
ВОЗВРАЩАЯСЬ К НАПЕЧАТАННОМУ

Вчера в Кировском суде Ярославля продолжились слушания по так называемому «делу Шепеля». Бывший гендиректор «Шинника», который руководил клубом с лета 2006-го по январь 2008 года, произнес последнее слово. Приговор Владимиру Шепелю должен быть вынесен 27 октября.

«ПОЧЕМУ ПОВЫСИЛИ СЛЕДОВАТЕЛЯ?»

Последнее слово Шепель должен был произнести три недели назад. Но судья Нина Воронина не дала этого сделать, так как отсутствовал адвокат Шепеля Сергей Уваров. На этот раз он здесь. Как и отец подсудимого – Геннадий Шепель. Он встречает сына в коридоре, протягивает руку. Но Шепель-младший пожать ее не может – он в наручниках. Их снимают уже за решеткой, чтобы подсудимый взял бумаги, по которым будет зачитывать последнее слово…

Владимир Шепель обвиняется по пяти статьям Уголовного кодекса России. Ему инкриминируют неуплату налогов на сумму около 30 млн. рублей, вменяют в вину растрату имущества на сумму более 56 млн. рублей. Обвиняемому грозит от 5 до 9 лет лишения свободы.

На предыдущих заседаниях опрошены многие свидетели. В том числе экс-губернатор Ярославской области Анатолий Лисицын, финансовые работники «Шинника», игроки команды, спортивный директор. Наконец пришло время говорить Шепелю.

— Ваша честь! — начинает Шепель. – 21 января 2008 года возбуждается уголовное дело по факту хищений в ФК «Шинник» на основании оперативных данных. Но никаких данных по этому поводу мы в уголовном деле не видим, как и доказательств, подтверждающих хищения… Следователь Модэкин поручает эксперту произвести предварительный расчет расходов, неучтенных в бухгалтерии клуба (именно выплата этих денег игрокам, как скажет позже Шепель, является главным вопросом для следствия. – Прим. ред.). И, не дожидаясь расчета, предъявляет мне обвинение в хищениях. В это же время следователь Модэкин получает продвижение по службе…

— Налогом облагаются деньги, которые клуб зарабатывает сам. Например, от продажи билетов. Но игроки получали деньги от спонсоров. То есть эти средства не были продуктом деятельности клуба. Так что мы не обязаны были платить с них налог. А разговоры о хищениях – плод домыслов следователя. Все для того, чтобы у него было основание предъявить мне обвинение по тяжким статьям, — скажет Шепель в интервью, которое дает после заседания, стоя за решеткой.

«ПРОШУ РАЗРУБИТЬ УЗЕЛ»

После заседания экс-гендиректор «Шинника» признается, что и на него оказывалось давление:

— На меня давили. Давали понять, что мне не нужно строить из себя героя. Они намекали на то, чтобы я дал показания на Гейко (помощника экс-губернатора. – Прим. ред.) и самого бывшего губернатора Лисицына.

— Были ли законные основания для возбуждения данного уголовного дела? Кто является истинным инициатором? И почему следователь Модэкин получил повышение за свои необоснованные действия? – задается вопросами Шепель.

— Установлено, что из 257 миллионов рублей 201 был потрачен на уставные цели, — объясняет корреспонденту «Советского спорта» адвокат подсудимого Сергей Уваров. — Остается обвинение в хищении 56 миллионов. Но Шепель объяснил, что 28,8 миллиона вернулось в клуб. И расписал, куда пошли еще 27,2 миллиона. Например, часть из них – на лечение от онкологического заболевания спортивного директора Юрия Шишлова в Израиле стоимостью 159 тысяч долларов. Этот вопрос решался на уровне замгубернатора.

— Ваша честь! – обращается Шепель к судье Нине Ворониной. – Данное уголовное дело – это гордиев узел. В нем сплелись интересы некоторых политиков, руководителей следственного управления и, наконец, интересы следователя, который, чтобы довести дело до суда, совершает огромное количество нарушений… Я прошу разрубить этот гордиев узел и не множить дальнейшие нарушения. Прошу дать мне возможность обнять своих детей и вернуться в бизнес. Еще раз прошу разобраться в этом деле профессионально и, самое главное, беспристрастно!

— Суд удаляется в совещательную комнату для вынесения приговора. Он будет оглашен 27 октября в десять часов, — завершает заседание Воронина.