ПРЕМЬЕР-ЛИГА

«МОСКВА» – «ЗЕНИТ» – 1:0. «Горожанин» Юрий Жевнов, если разобраться, лучший вратарь чемпионата. Пропускает один гол за 117 минут в среднем. Акинфеев и то чаще – гол в 93,5 минуты. В матче «Москвы» с питерцами корреспондент «ССФ» отправился за ворота Жевнова – полюбоваться мастером. А голкипер пообещал после игры нескучный комментарий…

В РАЗДЕВАЛКЕ БОЖОВИЧ ШУТИЛ

«Москва» в нынешнем чемпионате вполне может прыгнуть выше головы, до Казани, конечно, не допрыгнуть, но побить собственный рекорд двухлетней давности (4-е место – при Слуцком) – вполне. Парадокс: чем труднее соперник, тем сильнее выглядит «Москва» (игру с каким-нибудь аутсайдером может вполне и провалить). Так что, можно не сомневаться, с «Зенитом» должна быть заруба. Что, интересно, говорил ребятам Миодраг Божович в раздевалке перед матчем?

ЖЕВНОВ: Мне повезло на тренеров – никаких накачек не слышал. Эдуард Васильевич Малофеев – тот вообще перед матчами стихи читал. На кого-то это действовало, кто-то смеялся… Слуцкий никак особенно не настраивал, правда, любил индивидуальные беседы, особенно, когда видел, что человеку плохо. Блохин тоже не любил лишних слов. Так и Божович. Что он говорит обычно? Что можем выиграть, но можем и проиграть – и ничего страшного в этом нет, это футбол, но все-таки наша судьба – в наших руках, и мы не должны ни под кого подстраиваться. Вот и всё. Эти слова раскрепощают. Вообще главный фактор успеха «Москвы» – то, что тренер создал непринужденную атмосферу. От него исходит всегда позитивная энергия, даже когда проигрываем. Старается поднять команду шутками. И уж тем более он веселый после побед. Знаете, что сказал после матча Шешукову, который гол забил? «У тебя просто не получился удар. Если бы получился – то наверняка забил бы мяч за трибуну!».

Однако погода в день матча к шуткам не располагала. Фотокоры завернулись в шарфы, на одном даже шапка-ушанка. Я тоже среди них за воротами – должен, так сказать, влезть в шкуру Жевнова. Но менять «шкуру» не шибко охота – по причине той же погоды: на мне – зимняя куртка, на нем – майка. Не очень-то, наверное, ему уютно сегодня и потому еще, что справа вся трибуна плотно заселена питерскими. Они превращают гостевой матч в домашний, напрочь заглушив сотню фанатов «Москвы»…

ЖЕВНОВ: А по мне – чем больше болельщиков, тем лучше. А уж против меня они или нет – не так и важно. Вот почему мне, кстати, нравится играть на «Петровском», и там мне обычно удавались матчи – потому что стадион всегда полон! Заряжаешься энергией от трибун.

Если присмотреться – лучший вратарь чемпионата со своими 180-ю сантиметрами, оказывается, ниже судей и большинства футболистов. «Физические данные у меня для вратаря не очень» – сказал он однажды.

ЖЕВНОВ: Да, не очень-то я высокий для вратаря. Но ведь папа был еще ниже – метр семьдесят, а стоял на воротах! Видимо, гены какие-то передались. Он меня часто с собой на матчи брал, очень мне нравилось смотреть, как он стоит. Хотя однажды я совсем маленьким стоял за воротами и получил мячом по голове… А в ворота меня в детстве поставили, потому что был самым слабым – я играл с ребятами на 3-4 года старше, никто не хотел быть вратарем. Из-за роста пропускал и по пятнадцать голов! Просто били надо мной – я не мог допрыгнуть. Были слезы, расстройство…

СПЕЦМАЗЬ ОТ МОРОЗА

Этот матч для вратаря – подлее не придумаешь. Беготня в основном в середине поля – там горячо, в штрафной же – пусто и холодно. Я чувствую этот холод – мерзнут пальцы, прячу их в карманах. Однако Жевнову явно горячо – он даже несколько раз за тайм прикладывается к бутылочке рядом со штангой, хотя наверняка не против того, чтобы и впредь разогреваться без мяча – пробежками туда сюда, гимнастическими наклонами... Лишь бы игра шла подальше от ворот.

ЖЕВНОВ: Со стороны кажется, что одеты мы легкомысленно, но на нас специальные майки и трико – сохраняют тепло. К тому же перед игрой массажисты растерли меня специальной мазью. Но появляется проблема – когда замерзают пальцы рук и ног. Стараюсь их разогревать движениями. Но вот в Томске играли – при минус двенадцати, было чувство, еще пара градусов и хана – замерзну…

Основная работа Жевнова в первом тайме – выбивать мяч от ворот. Удар у него поставлен отменно – бьет почти без разбега.

ЖЕВНОВ: Бить умею, наверное, потому, что в детстве играл на всех позициях – и защитника, и нападающего, и в середине поля. А в рамку встал окончательно лет в тринадцать – когда уехал учиться в Минск в училище олимпийского резерва – РУОР. Альтернативы не было, все-таки для полевого игрока я не достаточно скоростной… Но вчера в ударах много брака было – потому что в подсознании сидит и мешает: газон мокрый, опорная может поехать. Поэтому и разбег короткий делал – чтобы не промахнуться по мячу. Обычно на сухом ровном газоне из десяти ударов девять выбиваю, куда захочу.

За весь тайм Жевнов ни разу не выбросил мяч рукой! Но и с руки Жевнов так и не выбил мяч ни разу за весь матч! Во всяком случае я таких ударов не помню. А ведь именно такими ударами (с руки) он забил два гола в своей карьере.

ЖЕВНОВ: Да, есть у меня такой минус – не могу далеко выбросить мяч рукой. Мне проще и удобнее положить мяч вниз или выбить с руки. А забивал я вот как. Первый – на сборах в Турции какой-то украинской команде, кажется, в 2001-м. Февраль, ветреная погода, поле было возле моря, вышел во втором тайме, ветер как раз дул в спину. Выбил, порыв ветра подхватил мяч, немножко не рассчитал вратарь – гол!

Второй гол случился в Кубке УЕФА в Тбилиси. Был дождь, мокрое поле, при счете 0:0 выбил очень сильно – мяч долетел до линии штрафной соперника, бежал к мячу наш нападающий и вратарь, мяч ударился перед ним и – в ворота! Но тот матч мы проиграли – 2:3, и радости особой гол не доставил…

Вообще наш тренер БАТЭ Юрий Пунтус мечтал, чтобы я забил когда-нибудь как полевой – чтобы порадовать наших болельщиков (для него главное всегда – красота футбола). И даже давал такие установки: если при выполнении стандарта в моей штрафной скапливается много соперников, то я имею право, если перехвачу мяч, бросить себе на ход и бежать забивать гол. Но, к сожалению или к счастью, таких моментов не было. Хотя было однажды: добежал с мячом до середины поля, но почувствовал, что накрывают, и отдал пас. Мы тогда, кажется, забили.

«ДАЙТЕ МЯЧ ПОТРОГАТЬ!»

Второй тайм начался с истошных криков «Юра!» из «московского» сектора – наконец, пробились в эфир, пока не проснулись питерцы. Юра снова согревался пробежками вдоль линии штрафной. Но скоро организм испытал встряску по полной: Текке бьет метров с десяти, и Жевнов еле-еле ловит мяч – тот чуть не юркнул между ног…

ЖЕВНОВ: Какие чувства после таких подвигов? Каждый раз разные эмоции, разный адреналин. Но все зависит от важности момента, от количества зрителей. Одно дело отбить мяч при счете 1:0, другое – при счете 3:0.

Питерцы готовятся пробить штрафной с центра поля. Пока ставят мяч, Жевнов бросается… за свои ворота: «Быстрее, мяч!». Получает от ребят, подкидывает и возвращает назад.

ЖЕВНОВ: Самое сложное для вратаря, когда мяч грязный и мокрый. И перед этим штрафным мне захотелось почувствовать еще раз контакт с мячом… А с центра поля со штрафного я пропустил, кстати, в первом своем матче за БАТЭ: в Лидии был один защитник с сумасшедшим ударом, не ожидал я такого удара, даже не прыгнул, 1:2 проиграли. На Кубке Содружества тоже с центра поля за шиворот мне запустили в 2000-м.

Над стадионом собирается огромная туча и начинает сыпать снежком – он красиво планирует под светом прожекторов на зеленый газон. Жевнову не до красот, мяч после удара Файзулина проносится мимо левой «девятки» – попал бы, никакая прыгучесть Юры не помогла бы. Минуты не прошло, как Текке получает мяч пяткой от Денисова, вбегает в штрафную, но лупит выше перекладины. Что там в центре – проходной двор?! – не кричит, но показывает Жевнов, и руками сжимает невидимую гармошку – плотнее, компактнее! Тучи сгущаются над Жевновым и природные, и метафизические, а на 75-й минуте грянул гром – Зырянов пробил в правую «девятку»: мяч летел так же красиво, как и Юра – наперехват.

ЖЕВНОВ: Прыгучесть дается от природы. Она или есть, или ее нет. Я помню, как прыгал папа – мне, наверное, передалось. Есть, конечно, специальные упражнения, но учит сама жизнь: если падаешь и тебе больно, то в следующий раз постараешься упасть поудачнее. А ведь раньше падали на такие жесткие поля! Папа никак особенно не учил. Учился на его примере. Видел, когда он после матча неделю ходил на карачках, видел его синие бока и понимал: так прыгать нельзя.

Больше грома и молний над воротами Жевнова не будет, громыхнет только у противоположных – Шешуков забивает на 85-й минуте, и Жевнов потрясает кулаками…

ЖЕВНОВ: Есть все-таки высшая справедливость! После игры сразу все ребята отметили: в Питере у человека отняли первый в карьере гол за «Москву», причем чистый. И тут все воздалось… Футболисты вообще люди суеверные, и об этом часто задумываешься и приходишь к выводу, что есть какое-то равновесие: если в каком-то матче тебя неудачно отсудили, то потом в других в спорных ситуациях помогут.

«КАЖДЫЙ ВЫХОДНОЙ ПРОВОЖУ В БЕЛОРУССИИ»

Последнего решающего штурма у «Зенита» так и не получилось. Более того: атаковала «Москва»! Вообще вторые таймы у команды Божовича получаются лучше первых – хорошо готовы, значит, физически!

ЖЕВНОВ: Да, многие отмечают, что команда физически выглядит очень прилично. Это результат тренировочного процесса. У Божовича – свои наработки. Нагрузки есть не только на весенних сборах (это как у всех), но и в соревновательный период: среди игровой недели два дня очень тяжелых. Он в начале сезона так и сказал: «Готовьтесь так работать до конца сезона, нагрузки будут только возрастать».

Финальный свисток, Жевнов издает победный клич: «Ааааа!!». «Мы – чемпионы!» – скандируют «москвичи». Над трибуной «Зенита» поднимается дымок под цвет тучи. «Гады, кресло подожгли!» – говорит какой-то охранник. «Вова!» – кричат журналисты Быстрову в смешанной зоне. Тот быстро уходит прочь – к автобусу.

ЖЕВНОВ: Дни после победы самые счастливые у футболистов… Просыпаешься с особым чувством. Вообще я счастливый человек – занимаюсь любимым делом и за это еще получаю зарплату. А какие большущие деньги были для меня триста долларов по первому контракту в БАТЭ (мне было шестнадцать лет)! Конечно, в «Москве» другие деньги, и у нас сейчас очень дружная команда. От Москвы – города – идет такая энергетика…

В Москве не очень-то и принято ходить друг к другу в гости, все время какие-то дела, проблемы. Ну, конечно, после игры, особенно после удачной, можем собраться, но так, посреди недели – проблематично. В Борисове все было как-то… по-домашнему. Вот полечу после восстановительной тренировки в Белоруссию на день. Там я набираюсь положительных эмоций. Практически каждый выходной туда летаю…

Связанные материалы: