Алан Касаев. «Сыграл на «Ноу Камп», как в раю побывал» - Советский спорт

Матч-центр

  • ВХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 19:30
    Динамо СПб
    Лада
    0
    0
  • Футбол16 ноября 2009 13:15Автор: Беляков Владислав

    Алан Касаев. «Сыграл на «Ноу Камп», как в раю побывал»

    ПРЕМЬЕР-ЛИГА Персона АЛАН КАСАЕВ. Сразу после победы над ЦСКА он помчался в любимый Питер – «Рубин» получил 4 дня отдыха. В телефонном разговоре – никаких проявлений звездности, лишь вежливое: «Хотите встретиться? Без проблем. Давайте вечером в среду…».

    ПРЕМЬЕР-ЛИГА
    Персона

    АЛАН КАСАЕВ. Сразу после победы над ЦСКА он помчался в любимый Питер – «Рубин» получил 4 дня отдыха. В телефонном разговоре – никаких проявлений звездности, лишь вежливое: «Хотите встретиться? Без проблем. Давайте вечером в среду…».

    «МОГ ЗАКОНЧИТЬ С ФУТБОЛОМ В 20 ЛЕТ»

    Мы сидим в самом центре города, на Исаакиевской площади, в любимом ресторане Алана «Шатуш» («Шерсть ламы», если по-русски – символ богатства и свободы нравов. – Прим. ред.). Заказав ягодное ассорти и чайничек жасминового чая, Касаев гостеприимно, по-кавказски, подвигает вторую чашку мне.

    – Обычно мясо беру. Но сегодня уже со столькими друзьями встретился, что больше не лезет, – Касаев смеется. – Почему именно этот ресторан? Я здесь часто бываю, нравится. Богатство и свобода нравов? Это не про меня… Хоть и с «Барселоной» играл, как был простым парнем, так им и остался. «Звездной» болезни не подвержен.

    – В Питер-то какими ветрами, Алан? Не Курбан ли Бекиевич на разведку в неприятельский тыл заслал?

    – Да нет, – снова смеется. – Завалы студенческие разгребаю: я же в институте Лесгафта учусь. Ну, как учусь: вырываюсь периодами, сдаю что-то. Сейчас вот на сессию приехал. За четыре дня мало что успею, но хоть с друзьями повидаюсь: много их тут у меня осталось. Еще с зенитовских пор...

    – Те времена часто вспоминаешь? Как в 20 лет мог с футболом закончить?

    – Мог, но не закончил, слава богу. Случается, вспоминаю. Словно кошмарный сон…

    Первый раз связки порвал осенью 2005-го – на ровном месте. Во время матча за дубль, в игровом эпизоде услышал хруст в колене. Сразу понял: что-то серьезное. На обследовании в Германии выяснилось: разрыв передних «крестов».

    Почти год восстанавливался. Наконец, поправился, поехал с дублем на сбор в Финляндию. Первая контрольная игра, получаю мяч, борюсь с защитником, вдруг – резкая боль, аж в глазах потемнело. Когда пришел в себя, понял: то самое колено... Заплакал прямо на поле. Впервые в жизни. В происходящее не верилось. Столько пота, усилий, и все зря? Одна мысль крутилась: «В таком юном возрасте – и такие травмы! За что?!».

    «ПИТЕР ЛЮБЛЮ ДО СИХ ПОР»

    – «После того как стало ясно, что снова полетели «кресты», Алан сказал, глядя мне в глаза: «Все равно я вернусь на поле!» – вспоминал тренер той команды дублеров Алексей Стрепетов…

    – Родители такой характер заложили: никогда не пасовать перед трудностями, не ныть. Случилось что-то: терпи и работай над собой. И меня так воспитывали, и сестру мою, Зарему – чемпионку мира и Европы по тяжелой атлетике, кстати.

    – Зарема Касаева — твоя сестра?!

    – Да. Двоюродная, правда. Жаль, нечасто общаемся в последнее время. У меня – спорт, у нее – спорт...

    – Возвращаясь к травме… На обследовании в Германии у известного доктора Айхорна выяснилось, что первую операцию тебе сделали неправильно. И случившийся рецидив – не рецидив вовсе, а последствия врачебной ошибки...

    – Ошибка была. Кстати, тот врач, делавший мне первую операцию, пытался снять с себя ответственность: ты, мол, сам виноват, восстанавливался неправильно… Ладно, столько времени прошло, не хочу сейчас никого обвинять. Непросто было, но я не жалею, что в столь юном возрасте прошел такую школу жизни. Мой характер это закалило еще больше.

    С мечтой о «Зените» тогда, правда, пришлось расстаться, но Петербург люблю до сих пор. Даже квартиру перед прошлым Новым годом здесь купил: «двушку» в районе метро «Старая деревня», недалеко от Финского залива. Красиво! После сезона приеду, обустраивать начну...

    – Обустраивать? К чему бы это, Алан?

    – Не к смене клуба точно, – улыбается Касаев. – У меня контракт с «Рубином» до 2012 года, в казанском клубе все полностью устраивает, никуда уезжать не собираюсь. А что до квартиры: появится возможность, так я и в Казани жильем обзаведусь. Там тоже очень красиво.

    «ПЕРЕД «КУБАНЬЮ» НЕ ВИНОВАТ»

    – Если 21 ноября «Рубин» обыграет «Зенит», плакала питерская бронза...

    – Сегодня я – игрок «Рубина», и буду за него биться, невзирая на симпатии. Чемпионство мы себе еще не обеспечили, а значит, надо брать очки. Тем более что это будет наш последний матч в этом чемпионате при своих болельщиках. Хотелось бы подарить им победу.

    – Значит, если на последней минуте матча с «Зенитом» выйдешь один на один с Малафеевым...

    – …нога не дрогнет, если ты об этом. И Славе придется вытащить мяч из сетки. Без обид.

    – А в матче последнего тура – интрига еще круче. Ты ведь и ногу к вылету «Кубани» в первый дивизион можешь приложить…

    – И там нога не дрогнет: хоть на первой, хоть на последней минуте. Главное, чтобы шанс представился. Да, будет безумно обидно, если моя бывшая команда, в которой я стал тем Аланом Касаевым, которым сейчас являюсь, вылетит. Но это футбол, здесь нет места жалости. Так что, если забью, ребята, с которыми играл в Краснодаре, все прекрасно поймут. Надеюсь, и кубанские болельщики обижаться не станут.

    – Они-то, может, и не станут. А вот руководство «Кубани» твоего ухода, похоже, так и не приняло. Недавно довелось общаться с генеральным директором клуба Суреном Мкртчяном. Обида на тебя в его словах сквозила нешуточная.

    – Обида? За что, интересно? Я до конца отрабатывал свой контракт, принес клубу немало пользы. Впрочем, как и он мне.

    – «У нас с Касаевым была договоренность, что до конца нынешнего сезона он точно останется в Краснодаре. Однако стоило поступить предложению от «Рубина», Алан о своем обещании забыл», – эти слова Мкртчян говорил мне лично.

    – Не было такой договоренности! Не хотел я эту тему поднимать, но раз Сурен Размикович говорит такое... Когда заканчивался сезон в первом дивизионе, мы с Сергеем Доронченко (спортивным директором «Кубани». – Прим. ред.) договорились: появятся достойные предложения – меня тут же отпустят. Когда на меня вышел «Рубин», я честно сказал генеральному директору, что намерен уйти и свое решение не поменяю. Я отдавал «Кубани» всего себя: и в играх, и на тренировках. Даже после того как решил уйти, продолжал честно отрабатывать контракт. Так что, ни перед клубом, ни перед Мкртчяном своей вины не чувствую. Более того, самому впору было обижаться: ведь мой переход в «Рубин» получился далеко не безоблачным...

    «ОВЧИННИКОВ СКАЗАЛ: «ЕЗЖАЙ, АЛАН, ЕЗЖАЙ!»

    – Окно дозаявок открылось первого августа, а твой трансфер состоялся только через три недели. Почему так долго? Не хотели отпускать?

    – (пауза). Вот именно: не хотели. Вы же понимаете, если бы все было гладко, я бы стал игроком «Рубина» в течение нескольких дней. Нет никакого желания ворошить прошлое, но те три недели выдались для меня ой-ой-ой какими трудными. Хотелось поскорее все разрешить, уехать в Казань, чтобы уже осваиваться в новом коллективе…

    – Что говорили партнеры по «Кубани», главный тренер?

    – Ребята, с которыми тесно общался, полностью были на моей стороне. Хагуш, Джиоев, Засеев, Леха Ботвиньев. Овчинников, тот вообще, когда узнал о предложении «Рубина», сказал: «Езжай, Алан, езжай! Бердыев – очень сильный тренер, когда еще возможность выпадет с ним поработать? Да и в Лиге чемпионов сыграешь». А ведь сыграть в Лиге – моя детская мечта... Словом, когда все закончилось, вздохнул с громадным облегчением.

    – Кстати, о Бердыеве. Много всякого про него рассказывают: хмурый он, мол, угрюмый, нелюдимый... Не страшно было идти к такому тренеру?

    – Да ну, небылицы это. Наверное, со стороны так кажется. У меня еще при первой встрече сложилось обратное мнение, что абсолютно живой он и приветливый. Просто Бердыев – очень умный тренер: когда надо – пошутит, чтобы разрядить обстановку, когда надо – посмотрит строго…

    – В коллектив быстро влился?

    – Достаточно быстро. Хотя поначалу было непросто. Ребята помогли освоиться. Кстати, отличная атмосфера в команде – один из главных козырей «Рубина». Я со всеми поговорить могу, но ближе всего общаюсь с молодежью: Рязанцевым, Горбанцом, Баляйкиным…

    ГЛАЗА ИБРАГИМОВИЧА

    – «Мне все равно, с кем играть: с командой первой лиги, «Спартаком» или «Барселоной», – это твои слова из мартовского интервью нашему еженедельнику. Всего восемь месяцев прошло с тех пор, и здравствуй, «Барса»! Напророчил, выходит?

    – Выходит, так, – Алан смеется. – Никто не ожидал, что нам попадется настолько тяжелая группа: «Барселона», «Интер», киевское «Динамо». «Группа смерти»!

    Скажу честно, после жеребьевки особо не верилось, что хоть кого-то сможем обыграть: такими монстрами соперники казались. Но в итоге общим собранием постановили: чего расстраиваться, к нам лучшие команды мира едут! Сами на их фоне себя испытаем – каждый день разве такое случается? Да и болельщикам праздник. Словом, жаловаться грех. И, знаешь, как-то раскрепостила эта мысль, расслабила...

    – До такой степени расслабила, что саму «Барселону» – победителя последней Лиги чемпионов – грохнули. Да еще в гостях, на «Ноу Камп». Сами-то хоть понимали в тот момент, что натворили?

    – Скорее – нет, чем да. После финального свистка на поле было две шокированные команды: «Барселона» и еще более шокированные мы. Только в раздевалке отошли. Там творилось что-то невообразимое. Все бегали, кричали, обнимались друг с другом. Автора победного гола – Карадениза – едва в объятиях не задушили. Жалко, шампанского не было! А так полное ощущение того, что мы Лигу чемпионов выиграли и нам сейчас кубок получать. Хотя за победы над «Барсой» давно пора трофеи вручать – очень уж сильна эта команда.

    Как нам это удалось, на «Ноу Камп» выиграть? Все просто – терпели, ждали шанса... Дважды дождались, оба своих момента блестяще использовав.

    Думаю, гол Рязанцева ключевую роль сыграл. Не забей Санька, «Барса», может, и выиграла бы. А так именитые каталонцы только беспомощно трепыхались на подступах к нашей штрафной. До сих пор помню вопль отчаяния и дикие глаза Ибрагимовича, когда на последних секундах то ли в штангу, то ли в перекладину попал. Во взгляде отчетливо читалось: «Да что ж это за команда-то такая?! Как ее пробить?».

    «НА ПОЛЕ – НИ ЗВЕЗД, НИ ИМЕН»

    – Перед домашним матчем испанцы прямо говорили: не знаем, мол, что за команда такая – «Рубин». Вроде бы откуда-то из Сибири. Теперь узнали!

    – Это – да, поначалу у хозяев чересчур много вальяжности было: снисходительные взгляды на нас сверху вниз, даже на промахи так остро не реагировали: мол, ничего, еще забьем. Как мне показалось, они поняли, чем все может закончиться, только после гола Карадениза.

    – Признайся, дрожали коленки, когда тебя на «Ноу Камп» разминаться отправили?

    – Честно, нет – абсолютно спокоен был. Единственное – очень сложно выходить на замену в таком матче. Твоя команда сенсационно выигрывает у «Барселоны», и надо сыграть предельно четко. Не было права даже на одну десятую ошибки!

    – Когда вчерашние кумиры рядом бегают – сосредоточиться, наверное, вдвойне тяжелей. Константин Зырянов, помнится, после товарищеского матча с испанцами шутил на эту тему: «Побежал в раздевалку за мыльницей – хотел с Раулем сфотографироваться, да пока бегал – он ушел. Я так расстроился, что даже хотел из футбола уходить…».

    – Смешная история, – Касаев веселится. – Нет, желания взять у кого-нибудь автограф прямо на поле не было. Хотя Месси, действительно, в одном из моментов совсем близко пробежал. Просто на поле ты об этом думаешь, как будто включаешь другую систему распознавания: где нет ни звезд, ни имен. Ну, пробежал Месси, и что с того?

    Против тебя – такие же люди, как и ты сам. И твоя задача – либо не дать им забить, либо забить самому. У меня, по крайней мере, так. Это уже потом думаешь: елки-палки, кого мы обыграли, саму «Барселону»! Кстати, историю расскажу: наш видеооператор Николай Рябцев пообещал перед первым матчем, что побреется наголо, если мы выиграем. Так мы ему после игры: «Николаич, вперед!».

    – И что Николаич?

    – Как что? Побрился! Еще никогда не забуду, какой нам шикарный прием в Казани устроили, когда мы на следующий день домой прилетели. Толпа народа в аэропорту встречала, все что-то скандировали, кричали. Потом еще в городе фейерверк в нашу честь устроили…

    – После матчей с «Барселоной» все чаще можно услышать, что «Рубину» вполне по силам из группы выйти.

    – А почему нет? У нас действительно хорошие шансы на выход из группы. Если в оставшихся матчах мы будем играть так же, как в обоих поединках с «Барселоной», место в плей-офф получим заслуженно.

    – Алан, твоя жизнь – словно иллюстрация пословицы «Терпение и труд все перетрут». Ад двух тяжелых травм, чистилище первой лиги, затем в течение одного сезона – дебют в «вышке», Лиге чемпионов и, наконец, матч на «Ноу Камп». Это и есть футбольный рай?

    – Рай? – Касаев задумывается. – Наверное, да. Сыграв на «Ноу Камп», могу сказать, что побывал в футбольном раю. Пусть и всего семь минут. Но зато какие это были семь минут! Ради них можно было вытерпеть и мучительное восстановление, и все остальные невзгоды...

    Санкт-Петербург

    Алан КАСАЕВ

    Родился 8 апреля 1986 года.

    Клуб: «Рубин» Казань.

    Амплуа: полузащитник.

    Рост 173 см, вес 67 кг.

    Карьера: выступал за реутовский «Титан» (2002), ярославский «Шинник» (2003), питерский «Зенит-2» (2004-2007), владикавказскую «Аланию» (2007), краснодарскую «Кубань» (2008-2009). С 21 августа 2009 года играет за казанский «Рубин». В чемпионатах России сыграл 24 матча, забил 3 мяча.