-->

ЧМ-2010

СЛОВЕНИЯ – РОССИЯ – 1:0. Решающий стыковой матч, оставивший нашу сборную без чемпионата мира, корреспондент «ССФ» смотрел прямо от кромки поля стадиона «Людски Врт». Сумасшедшая поддержка словенских болельщиков, ярость Самира Хандановича, кровожадность Терье Хауге и слезы Динияра Билялетдинова – в грустном репортаже из Марибора.

Стою за воротами Самира Хандановича и сам не замечаю, что колошмачу ладонями что есть сил по электронной панели с бегущей рекламой.

– Юра, дава-а-ай! – кричат вместе со мной еще несколько российских журналистов, расположившихся здесь же.

Но Юра, как и в «Лужниках», снова бьет насилу в ближний угол, и Ханданович отбивает мяч. Жирков разочарованно выдыхает и из последних сил бежит назад, а мы с коллегами хватаемся за головы. Мысль, что нас не будет на чемпионате мира, бьет словно током. Через шесть минут, уже в добавленное время, когда Василий Березуцкий то ли бьет, то ли простреливает вдоль ворот Хандановича, вместе с мячом, вылетающим за лицевую, из груди вылетает последнее «Ах!» Все. Мы проиграли…

БАЛКАНСКАЯ КРОВЬ

…Гуляя по мощеным улочкам старого центра Марибора, трудно поверить, что находишься на Балканах. Во всем чувствуется европейский уют и достаток, люди очень спокойные и гармоничные. «Австрия, только по словенским ценам» – дают определение городу соотечественники, успевшие в день игры совместить туристическую программу с шоппингом.

В день игры Марибор живет своей обычной жизнью. Какого-то ажиотажа не наблюдается совершенно. Но это если не включать телевизор. А если все-таки включить, то можно целый день смотреть сюжеты про то, как словенцы готовятся к игре. Ближе к вечеру, когда до стартового свистка остается еще несколько часов, почти на всех каналах одна и та же картинка – из аэропорта. Тот факт, что в Марибор прилетят Дмитрий Медведев и Роман Абрамович, кажется, возбуждает словенцев даже больше, чем вероятный выход собственной сборной на чемпионат мира.

Осознание, что мы все-таки на Балканах, приходит только на стадионе. Нас, конечно, предупреждали, что стадион «Людски Врт» – не самое подходящее место для матча, в котором решается судьба поездки на чемпионат мира. Но почувствовать силу этого места можно, только там оказавшись.

Уже за час до начала здесь творится что-то невообразимое. Люди, которые еще днем казались какими-то неправдоподобно меланхоличными для носителей балканской крови, сейчас стоят на пластиковых креслах, неистово прыгают и даже не поют, а рычат какие-то песни.

Так как ложа прессы очень маленькая, многим журналистам вместо пропусков на пресс-трибуну выписывают аккредитации фотографов. Напялив поверх куртки розово-серую манишку, я спускаюсь к полю и жду, пока Терье Хауге с помощью монетки разведет команды по разным сторонам поля. Самир Ханданович бежит к воротам, за которыми находится трибуна словенских фанатов. Я бегу туда же.

НОЛЬ ЭМОЦИЙ

– Потому что мы словенцы, хэй, хэй, хэй! – начинает грохотать за моей спиной, как только Хауге дает стартовый свисток.

Я оглядываюсь по сторонам – поет, оказывается, весь стадион. Все двенадцать с половиной тысяч человек смотрят матч стоя! Сидят на «Людском Врт» только почетные гости в VIP-ложе.

– Надо, надо, надо гол! – словенцы не замолкают ни на секунду.

У наших совершенно не держится мяч, нас прижимают к своей штрафной. Догадываюсь, что тот, кто смотрит матч по телевизору, наверное, совершенно не понимает, что происходит со сборной России. Но отсюда, из-за ворот Хандановича, в трех метрах от кромки поля, такое развитие событий не кажется удивительным. Мы попали под сумасшедший психологический прессинг. И, как выяснилось (несмотря на закалку Евро-2008 и матчи с Германией), пока еще не настолько опытны, чтобы справиться с ним.

В отличие от нас, зажатых и скованных, словенцы словно летают по полю. Они не показывают какой-то суперфутбол. Они делают только то, что умеют: надежно обороняются, хорошо контролируют мяч и постоянными забросами вперед ищут шансы для своих форвардов.

Не покидает ощущение, что у хозяев в составе на два-три человека больше, чем у нас. По какой бы части поля ни гулял мяч – везде (ну разве что кроме вратарских площадок) игроков в белых футболках вокруг него больше, чем в вишневых.

Нам казалось, что гол Печника в Москве в какой-то мере даже пойдет нашей сборной на пользу. Мобилизует, заставит выйти на игру в Мариборе с подобающим главному матчу года настроем. И всматриваясь сейчас от кромки поля в глаза наших, я действительно не вижу в них высокомерия, безразличия, ну или чего мы там еще опасались увидеть.

Но трудно отбиться от другого чувства. У нас каждый играет как будто бы сам по себе, тогда как словенцы производят впечатление настоящей команды. В одну из трудных минут первого тайма, давая глазам отдых, я перевожу взгляд на разминающихся игроков. Кто-то из словенцев, уже достаточно разогревшись, бежит обратно и, пробегая мимо всей скамейки на свое место, от каждого получает дружеский хлопок. Потом Хауге дает спорный свисток в нашу пользу – и все запасные словенцы вскакивают со своих мест, и у каждого есть, что сказать норвежцу. А на нашей скамейке – тишина и спокойствие. Только Игорь Корнеев несколько раз резко стартует в сторону все того же Хауге, но его на полпути останавливает Гус Хиддинк.

И еще одно впечатление. Глядя на то, как постоянно заводит своих и без того запредельно настроенных партнеров капитан словенцев Корен, понимаешь, что сборной России очень не хватает на поле такого человека. По ходу первого тайма я внимательно слежу за Аршавиным – он просто играет ближе всех наших к тому месту, откуда я смотрю игру. И за целые сорок пять минут капитан сборной России ни разу не пытается как-то взбодрить партнеров, хотя они в этом явно нуждаются. Он, как и вся команда, играет сам по себе. И играет, увы, крайне блекло.

Словенский «гол в раздевалку» кажется вполне логичным исходом первого тайма. В тот момент думается, что это даже хорошо, что мы пропустили до перерыва. Рано или поздно по такой игре это все равно бы случилось. Но лучше раньше. Ведь у нас еще есть целый тайм, чтобы отыграться. И в конце концов, может, хотя бы пропущенный гол разбудит наших?

ПОЗДНЕЕ ПРОБУЖДЕНИЕ

Успокаивая себя подобными мыслями, иду в перерыве за противоположные ворота. Надеясь по дороге, что во втором тайме, в отличие от первого, основные события будут происходить здесь, в словенской штрафной, и не придется снова все сорок пять минут тревожно всматриваться вдаль. Мимо пробегает Александр Бородюк. Подзывает к себе Семака и Кержакова. В начале второго тайма они выходят вместо Янбаева и Павлюченко. Хиддинк этой двойной заменой в перерыве фактически признает, что со стартовым составом он ошибся.

– Русские, вперед! – звуковое сопровождение за спиной теперь гораздо приятнее, чем до перерыва.

Но сборная все та же. Вялая, плюшевая, проигрывающая абсолютное большинство единоборств и выглядящая гораздо хуже подготовленной физически, чем соперник.

Возможно, ключевой момент матча происходит в пяти метрах от меня. Кержаков после прострела Хандановича до конца идет на мяч, который на какое-то время выскакивает из рук вратаря. Жесткий стык, взбешенный Ханданович, бьющие лежащего на траве Кержакова защитники словенцев и – шокирующее решение Хауге. Норвежец показывает красную карточку Кержакову и, не убирая ее в карман, подходит к Хандановичу, Когда, уже приблизившись к вратарю, он вдруг меняет в руках картонку с красным цветом на желтую – хочется кричать от несправедливости! Из-за ворот-то было очень хорошо видно, что Кержаков не хотел нанести травму Хандановичу. Но Хауге, как с ним это часто бывает, руководствуется какой-то своей, очень своеобразной логикой. Крутнуть бы время вперед, когда через полчаса после матча судья сам признается Хиддинку в своей ошибке и извинится – и показать бы этот момент Хауге. Увы, ничего уже не вернуть…

Но тут происходит долгожданное. Сборная России очнулась! Ни стоящая на кону путевка на чемпионат мира, ни громогласное «Fuck you Russia!» в исполнении словенских фанатов, ни речи тренеров в перерыве не могли разбудить ее. И только теперь, когда врагов стало двое – соперник и судья, наши по-настоящему разозлились.

Я смотрю в сторону скамеек – там даже жарче, чем на поле. Мы уже ни в чем не отстаем от словенцев: все запасные, тренеры и врачи смотрят игру стоя. Эмоциональнее всех ведет себя Габулов. Он постоянно пытается докричаться до партнеров на поле, хватается за голову, закатывает глаза, хлопает в ладоши…

Наши атакуют уже гораздо агрессивнее. Опасных моментов у ворот Хандановича по-прежнему почти нет, но игра хотя бы проходит на чужой половине поля. И почему нельзя было так играть с первой минуты?!

Секундомер на электронном табло, кажется, чересчур тороплив: 65-я, 70-я, 75-я минуты…Пытаешься заставить себя не смотреть в его сторону и сконцентрироваться на игре, но получается плохо – глаза уже непроизвольно косятся в сторону табло. Время убегает…

А потом случается этот момент у Жиркова. И немного позже – у Василия Березуцкого. Стычка того же Жиркова с кем-то из запасных словенцев, оборачивающаяся второй желтой карточкой и удалением, уже не вызывает сильных эмоций. Все они остались в наиболее напряженные моменты у ворот Хандановича. И в вопросах, которые терзали тем сильнее, чем ближе был финальный свисток: «Почему на решающий матч отборочного цикла сборная России вышла, как на товарищеский?», «Почему Хиддинк не смог выставить правильный состав?», «Почему Аршавин снова не сделал не то что ничего выдающегося – хотя бы зримо полезного?».

Когда свисток прозвучал, все эти вопросы сами собой на какое-то время вылетели из головы. А вместо них – пустота. И фоном – безудержная, на грани потери голоса и сознания радость словенцев, которые не уходили с поля еще минут пятнадцать, по несколько раз валяя друг друга по газону и подбегая к трибунам.

Наши почти сразу же убегают в раздевалку. Чуть задерживается Билялетдинов, непроизвольно роняющий слезы возле рекламного щита, и Аршавин, подошедший похлопать российскому фан-сектору. Хиддинк в это время неподвижно стоит на самой кромке и как-то очень сосредоточенно смотрит на словенскую кучу-малу в центре поля. Потом резко разворачивается и походкой очень уставшего человека идет в сторону тоннеля. На полпути неожиданно останавливается, еще раз окидывает взглядом поле, трибуны и, наконец, скрывается в подтрибунье.

ГРОБОВАЯ ТИШИНА

Из раздевалки игроки выходят только минут через сорок. Гуськом, друг за другом, они с каменными лицами идут к автобусу, не отрывая глаз от асфальта.

Первым человеком из нашей делегации, кто останавливается возле репортеров, становится Виталий Мутко. Он говорит очень правильные вещи о том, что мы пока так и не перешагнули через психологическую планку и не научились стабильно отбираться на крупные турниры, что не хватило немного фарта, что, несмотря ни на что, надо и дальше развивать футбол в стране, и что он был бы очень счастлив, если бы этим продолжил заниматься именно Хиддинк.

В этот момент из раздевалки как раз выходит сам Хиддинк. Пресс-конференцию для российских журналистов он дает прямо возле автобуса. Гус уже не выглядит таким потерянным и уставшим, как сразу после финального свистка, пытается бодриться и даже шутить. На вопрос о своем будущем отвечает, что он с ним определится только в декабре-январе.

Хиддинк еще долго, минут пятнадцать, отвечает на вопросы. А в автобусе в этот момент – гробовая тишина. Игорь Семшов, упершись лбом в стекло, отстраненно смотрит куда-то вдаль. Игорь Акинфеев, закрыв глаза, жует шоколадку. Все остальные сквозь окно периодически поглядывают на взявших в плотное кольцо Хиддинка журналистов и тут же отводят взгляд. На лицах – беспросветная тоска и уныние. Средний возраст нынешней сборной – 27 лет. И многие из тех, кто сидит в этом автобусе, теперь так и не узнают, что такое играть на чемпионате мира.

Марибор

ТАБЛО МАТЧА

Словения – Россия – 1:0 (1:0)

Гол: Дедич, 44 – 1:0.

Словения: С.Ханданович, Бречко, Цесар, Шулер, Корен, Йокич, Бирса (Печник, 79), Дедич (Стеванович, 90), Радосавлевич, Кирм, Новакович.

Россия: Акинфеев, Анюков, Игнашевич, В.Березуцкий, Янбаев (Семак, 46), Жирков, Билялетдинов (Погребняк, 77), Денисов, Зырянов, Аршавин, Павлюченко (Кержаков, 46).

Предупреждения: Словения: Бирса, 55, С.Ханданович, 66, Корен, 76. Россия – Жирков, 7, Билялетдинов, 22, Денисов, 78. Удаления: Россия – Кержаков, 66, Жирков, 90 (2 ж.к.).

Судья Т.Хауге (Норвегия).

18 ноября. Марибор. Стадион «Людски Врт». 12 500 зрителей.

Первая игра – 1:2.

ОНИ СЫГРАЮТ В ЮАР

Европа – 13

Англия, Германия, Голландия, Греция, Дания, Испания, Италия, Португалия, Сербия, Словакия, Словения, Франция, Швейцария

 

Северная и Центральная Америка – 3

Гондурас, Мексика, США

 

Южная Америка – 5

Аргентина, Бразилия, Парагвай, Уругвай, Чили

 

Африка – 6

Алжир, Гана, Камерун, Кот-д`Ивуар, Нигерия, ЮАР

 

Азия и Океания – 5

Австралия, КНДР, Новая Зеландия, Южная Корея, Япония