Лицо без шрама - Советский спорт

Матч-центр

  • НХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 03:00
    Виннипег Джетс
    Тампа-Бэй Лайтнинг
    0
    0
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 03:00
    Чикаго Блэкхоукс
    Сан-Хосе Шаркс
    0
    0
  • Апертура - Финал
    начало в 03:30
    Крус Асуль
    Америка
    0
    0
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 06:00
    Ванкувер Кэнакс
    Эдмонтон Ойлерз
    0
    0
  • Футбол07 декабря 2009 11:59Автор: Ванденко Андрей

    Лицо без шрама

    ЛИЧНОСТЬ ВЛАДИМИР ГАБУЛОВ. Вратарь московского «Динамо» уже констатировал: минувший сезон ни по каким показателям не записать в число успешных. Родная команда после прошлогоднего третьего места откатилась по итогам последнего чемпионата России в середину таблицы; сборная страны, в состав которой Владимир вызывался на подмену Игорю Акинфееву, так и не сумела пробиться в финальную часть мирового первенства в ЮАР.

    ЛИЧНОСТЬ

    ВЛАДИМИР ГАБУЛОВ. Вратарь московского «Динамо» уже констатировал: минувший сезон ни по каким показателям не записать в число успешных. Родная команда после прошлогоднего третьего места откатилась по итогам последнего чемпионата России в середину таблицы; сборная страны, в состав которой Владимир вызывался на подмену Игорю Акинфееву, так и не сумела пробиться в финальную часть мирового первенства в ЮАР.

    В довершение ко всему в разгар сезона Габулов получил травму, грозившую ему серьезными неприятностями. К счастью, обошлось. Да, закончился год вроде бы вполне мажорно: болельщики «Динамо» назвали Владимира лучшим игроком команды-2009, а «Советский спорт» на пару с «КП» удостоили его звания «Джентльмен года». Пилюля, конечно, сладкая, но горьковатый привкус все же остался…

    ФУТБОЛКА, ЗАЛИТАЯ КРОВЬЮ

    — Танки грязи не боятся, а вратари?

    — Смотря, о чем именно речь. Репутацию, думаю, никто замарать не хочет, а в том, чтобы на поле чуток извозиться, ничего страшного нет. Рабочий момент. В футбол ведь в белых перчатках не играют…

    — Вы долго себе форму после матчей и тренировок стирали, Владимир?

    — С детства и, считайте, до премьер-лиги. Это сегодня подобные бытовые вопросы решаются в топ-клубах автоматически, а раньше было, что называется, самообслуживание. В «Динамо» я попал в семнадцать лет, жил здесь же, в Новогорске, на старой базе. И каждый вечер занимался стиркой. Вручную. Потом уже снял жилье со стиральной машинкой, стало попроще.

    Играть я начал в родном Моздоке и почти сразу занял место в воротах. Так получилось. Понравилось. Мама нашивала налокотники с наколенниками на старые свитера и штаны, правда, это не слишком помогало, формы надолго не хватало, она быстро выходила из строя. Мама ворчала, мол, вещей на тебя не напасешься, и в какой-то момент я даже переквалифицировался в полевого игрока, захотел, как все ребята, забивать мячи, а не только отражать чужие удары. А потом на одном из детских турниров вратарь команды нашей ДЮСШ получил травму, и я его заменил. Отстоял удачно и решил больше из ворот не уходить.

    Помню, выступал уже во второй лиге за «Моздок» и по-прежнему продолжал латать экипировку. Тогда и мечтать не мог, что через десять лет всемирно известная компания, производящая спорттовары, будет шить мне перчатки по индивидуальному заказу…

    — Полевые игроки после финального свистка частенько меняются футболками. Особенно в международных матчах. Вратари делают это куда реже. Лень бежать от одних ворот до других?

    — Даже не задумывался. Когда кто-то предлагает обмен, не отказываюсь, но первым инициативу не проявляю. Меня это как-то не слишком интересует.

    — Жаль! А то махнулись бы майками, к примеру, с Руни. Он хоть и забил вам в 2007-м в «Лужниках», но в итоге наша сборная победила тогда англичан, вышла в финальную часть Евро.

    — Если бы Уэйн захотел поменяться, отдал бы ему свитер без вопросов, а самому идти и просить… Мне его футболка, честно говоря, даром не нужна. По барабану! Да и прочих иностранных знаменитостей, в общем-то, тоже. Кто я им, а они — мне? Коллекционированием не занимаюсь. Коль уж обмениваться, так с друзьями-приятелями. С Сосланом Джанаевым из «Спартака», Лехой Ботвиньевым из «Кубани»…

    — Наверняка часть собственной амуниции оставляете и себе на память?

    — Да, кое-что храню. Свитера с эмблемами клубов, за которые выступал в разные годы — «Моздока», «Алании», ЦСКА, «Кубани», «Амкара», «Динамо»… Есть несколько футболок сборной России: одна — с матча против англичан, другая — с автографами ребят и тренеров, пробившихся на Евро.

    — А что сделали с той, залитой кровью после приснопамятного столкновения с Веллитоном?

    — Постирал. И отложил в сторону, чтобы больше в ней никогда не играть. Точнее, жена отмыла. Мне не до того было. Я прямо со стадиона поехал в больницу. Даже не переоделся…

    — Наверное, эпизод, случившийся 13 сентября, до сих пор по ночам в кошмарах снится?

    — Ничего подобного. Психологически я быстро отошел. Буквально через несколько дней после операции вернулось желание выйти на поле и снова играть.

    — И страх не появился?

    — Осторожность. Идя в любой стык с соперником, теперь стараюсь лучше группироваться, действовать собраннее и внимательнее.

    — Значит, признаете, что в полученной травме есть и ваша вина?

    — Всегда ищу причину случившегося в себе. Самый верный путь! Безусловно, много раз анализировал момент, предшествовавший контакту со спартаковским нападающим. У меня была явная фора, я первым добрался до мяча и зафиксировал его. Мне и в голову не могло прийти, что Веллитон не уберет ногу и пойдет в стык. Впредь буду действовать умнее…

    — Полагаете, бразилец сознательно шел на столкновение?

    — Не готов утверждать. Надо спрашивать у игрока, ответ знает только он.

    — При встрече руку Веллитону пожмете?

    — Не считаю себя злопамятным человеком, поэтому еще три недели назад, скорее всего, ответил бы на ваш вопрос утвердительно.

    — Что же случилось за последнее время?

    — Вы видели матч «Спартака» с ЦСКА и то, как бразилец действовал против Акинфеева? Мне потом звонил Игорь и возмущался манерой Веллитона вести борьбу с вратарями. Неприятно, что человек не сделал выводов, продолжает действовать столь же агрессивно и с риском нанести сопернику тяжелую травму. В той игре Акинфееву дважды досталось от бразильца по голове. Включая момент, когда судья назначил пенальти в ворота армейцев и показал Игорю желтую карточку якобы за фол против нападающего. Не многовато ли совпадений? Я никого ни в чем не обвиняю, но хорошенько подумаю прежде, чем подавать руку Веллитону…

    ТОРГОВЛЯ КРАСНОКОЖИМИ. ПАСПОРТИНАМИ

    — Нет худа без добра: вывел бы Хиддинк нашу сборную на чемпионат мира, глядишь, бразилец резко обрусел бы и, натурализовавшись, поехал бы вместе с вами с ЮАР…

    — Неужели кто-то всерьез рассматривал вариант предоставления Веллитону российского гражданства?

    — В прессе даже сумма возможной сделки фигурировала: заокеанский гость якобы соглашался принять краснокожую паспортину за пять миллионов. Долларов или евро, точно не вспомню.

    — Ему за это платить собирались?! Где худо — вижу, а в чем здесь добро? На мой взгляд, торговать гражданством попросту неприлично. Выступление за национальную сборную — высшая честь для любого спортсмена. Иностранец не может испытать и сотой доли чувств, которые переполняют каждого нормального патриота, когда звучит гимн страны, а трибуны скандируют: «Россия! Россия!». Это не пустой звук, поверьте. Неужели перекрасившийся чужак станет убиваться за русских? Сильно сомневаюсь!

    — Но в сборной по мини-футболу за нашу команду выступают, кажется, четверо бразильцев и — ничего, бегают, как миленькие, а под михалковский гимн рты беззвучно раскрывают, аки рыбы.

    — Это все-таки другая игра, не надо сравнивать. В свое время про Тчуйсе говорили, будто ему могут выправить российский паспорт. И о Робсоне слухи ходили. Одно скажу: слава богу, до этого не дошло. Даже стыдно подобную тему обсуждать. Словно отечественных футболистов не осталось и обязательно нужно рекрутировать варягов, чтобы те нас спасли!

    — А куда деваться, если доморощенные патриоты обрекли столь любимую ими Россию на второй «холостой» чемпионат мира кряду? Кто знает, может, с Веллитоном вы и сдюжили бы Словению, а без него не справились.

    — Я следил за матчем в Мариборе со скамейки запасных, и у меня язык не повернется бросить упрек в адрес кого-нибудь из ребят. Все выкладывались по максимуму.

    — Правда? А у экрана телевизора создалось иное впечатление.

    — Верно, в первом тайме кое-что не получалось, но во второй половине игры команда прибавила и должна была забить хотя бы гол, но мяч упорно не шел в ворота. Наверное, в ключевые моменты не хватило выдержки, хладнокровия, ответственность придавила, однако, повторяю, все старались и испытали страшное разочарование, когда матч завершился не в нашу пользу.

    — Что Хиддинк говорил в перерыве?

    — Я не уходил в раздевалку, вместе с другими запасными разминался на поле.

    — А после игры?

    — Поздно было пить боржоми. Все молчали…

    — Вы допускали подобный исход противостояния?

    — Даже представить не мог! И не из-за шапкозакидательских настроений, а исключительно благодаря вере в свои силы. Было ясно: задача нам по плечу. Вроде бы готовились к серьезной борьбе, но — не сложилось. Потому-то с финальным свистком навалилась жуткая обида на себя, разочарование и беспомощность. Казалось, небо рухнуло на голову… Извините, не хочу возвращаться в тот вечер. Даже в воспоминаниях. Слишком тяжело.

    — С одноклубником Кержаковым его удаление обсуждали?

    — Я сам все прекрасно видел. Вратарь словенцев не удержал мяч, и Саша постарался пропихнуть его в сетку. В итоге получил два удара по физиономии… Но дело не в отдельных эпизодах. Мы должны были принципиально иначе проводить стыковые матчи. Примерно так, как первые семьдесят минут в «Лужниках». Словенцы переиграли нас в настрое, желании победить.

    И это относится, кстати, не только к футболистам. Если бы соревновались болельщики, двенадцать тысяч, собравшихся на трибунах в Мариборе, уверен, перекричали бы восемьдесят тысяч из «Лужников». Дорогой перфоманс перед началом матча тоже важен, но игрокам все-таки нужнее поддержка зрителей на протяжении девяноста минут. За нас потрясающе болели в поединке с англичанами, стадион буквально гнал команду вперед, мы не могли уступить на глазах у такой аудитории. А на игре с немцами публика вела себя уже гораздо сдержаннее. И перед стыками со словенцами многие болельщики заранее были настроены излишне благодушно, словно не сомневались в нашей победе. Видите, чем все закончилось…

    ОТ ЛЮБВИ ДО НЕНАВИСТИ

    — Правильно понимаю, что собственная травма причинила вам меньше боли, нежели пролет с ЮАР?

    — Даже сравнивать нечего! ЧП, приключившееся со мной, осталось в прошлом, я выпал из игры на полтора месяца и вернулся в строй. А рана, полученная в Мариборе, будет саднить долго, неизвестно, скоро ли затянется. Да, через год я мог бы и не попасть в итоговую заявку на мировое первенство, но болел бы за ребят с той же силой. Когда Сашу Кержакова не взяли на Евро, он следил за играми сборной с трибуны и страшно переживал за нас, голос срывал. А как иначе?

    — По-всякому бывает, Владимир. Вам ли не знать? В России от любви до ненависти один шаг.

    — Вы правы. Не удивлюсь, если выяснится: поговорка «бей своих, чтоб чужие боялись» имеет хождение лишь в нашей стране. После матчей со словенцами первое время не мог брать в руки спортивную прессу, почти не открывал интернет и не включал телевизор. А потом случайно наткнулся на футбольном канале на программу, посвященную стыковым матчам, и, что называется, онемел у экрана, такой густой поток грязи и оскорблений лился оттуда в адрес тренеров, игроков. Попросту испытал шок!

    На мой взгляд, это низко и подло. Вместо того чтобы разделить с футболистами горечь поражения, по-человечески поддержать в трудную минуту, люди занялись метанием камней в спину, стараясь морально добить вчерашних кумиров. Дескать, чего ждать от этих слабаков, мы с самого начала знали, что продуют… Глубоко убежден: пока не появится настоящее, а не показушное единство, российский футбол так и будет качаться на волнах, вверх-вниз, вверх-вниз…

    В этом смысле показательна история, рассказанная Погребняком. Если помните, из-за травмы, полученной накануне Евро, Паша не смог помочь сборной и отправился на лечение в немецкую клинику. Там в обществе переводчика он и смотрел игры чемпионата. В том числе матч с участием команды Германии. В одной из атак немцы создали прекрасный голевой момент, но в последнюю секунду нападающий ударил мимо ворот. Местный комментатор бурно и эмоционально принялся обсуждать эпизод. «Что он говорит?» — спросил Паша у переводчика. Тот ответил: «Хвалит игроков за блестящую комбинацию, призывает не огорчаться из-за ошибки. Мол, в следующий раз обязательно получится». А что обычно слышим мы в подобных ситуациях? «Мазила! Откуда у тебя ноги растут? С такой позиции даже первоклассник закатил бы мяч с закрытыми глазами!». И ведь так рассуждают не рядовые болельщики, а люди, называющие себя профессиональными журналистами.

    — Но немцы ведь действительно забивают. Не во второй атаке, так в третьей. А мы можем десять раз подряд промазать и в итоге продуть.

    — Из этого не следует, что команду не нужно поддерживать! Игроки чувствуют настроение зрителей, заряжаются от них позитивом. Или — соответственно — негативом. Зачем идти на стадион, если заранее сомневаешься в победе, не веришь в нее? Чтобы потом с умным видом рассуждать, мол, опять наши облажались?

    Поймите, какая страна, такие и футболисты. Других нет. Если только сами не вырастим смену. Но делать это надо в доброжелательной и уважительной обстановке. Пресса сильно влияет на отношение болельщиков к игрокам. А журналисты часто гонятся за скандалами и сенсациями, нанося серьезный урон общему делу.

    — Кстати, всплеск повышенного внимания к вашей, Владимир, персоне тоже ведь вызвала не блестящая игра, скажем, против Англии, а полученная травма и последующее разбирательство.

    — Это правда. Хотя и после матча с англичанами ко мне возник интерес, но, соглашусь с вами, он оказался краткосрочным. Тогда главным героем стал Роман Павлюченко, забивший два мяча. А вратарь — что? Тем более выступающий за краснодарскую «Кубань». Вы ведь знаете, как у нас порой относятся: все, что находится за пределами МКАД, воспринимается, словно никому не нужная периферия, глубокая провинция. А то, что сейчас я вдруг попал в эпицентр внимания… Не искал популярности, поэтому отношусь к ней спокойно. Впрочем, слова поддержки, услышанные от самых разных людей, получать было приятно. Глупо спорить.

    — Видимых следов после перелома лицевой кости вроде бы не осталось?

    — Слава богу, нет. Есть небольшой шрам на внутренней стороне щеки, но он не мешает. Я его просто «вижу», чувствую языком.

    — Это самый серьезный инцидент в вашей футбольной карьере?

    — До сезона-2008 вообще горя не знал, а год назад впервые травмировался… Но давайте не касаться этой темы, чтобы ни на кого не накликать. Пусть все будут живы и здоровы.

    — Мистиком часом не стали? Последнее ЧП приключилось с вами хоть не в пятницу, но тринадцатого…

    — Обратил внимание на дату, не более. К слову, в тот день многое сошлось. Жена долгое время не выбиралась на стадион, а тут вдруг решила показать нашему сыну, как папа играет в футбол. Кроме того, на трибуне сидели мой отец и тетя, накануне приехавшая в Москву. Мама смотрела игру в больнице после сложной операции. Представляете, что она пережила, когда во весь экран увидела мое залитое кровью лицо?

    — Больше не позволите супруге ходить на матчи?

    — Почему? Кира обязательно еще придет на стадион. И Данэлик тоже. Не хочу зацикливаться на плохом, перевернул печальную страничку и живу дальше.

    ТАКТИЧЕСКИЙ «ГОРЧИЧНИК»

    — Вы настолько рассудительный и спокойный, Владимир, словно не на Кавказе выросли и в ваших жилах не осетинская кровь.

    — Если судить по количеству заработанных в этом сезоне желтых карточек, не такой уж я и сдержанный.

    — Их у вас много?

    — Четыре. Правда, первые три предупреждения я получил за затяжку времени и лишь последнее — за стычку с соперником.

    — Где дело было?

    — В Ростове. Мы вели 1:0, хозяева наседали, подавали опасный угловой. Я вылетел на мяч, выбил его кулаком и вдруг почувствовал, что кто-то врезался в спину. Обернулся и ответил. Тут и судья подоспел…

    — По молодости вы однажды даже десятиматчевую дисквалификацию схлопотали.

    — Есть такой эпизод в биографии. Гордиться нечем. Я тогда играл за «Аланию». Точнее, плотно сидел на скамье запасных, не попадал в заявку из-за конфликта с тренером. Настроение было, сами понимаете, паскудное… В том злополучном матче мы принимали новороссийский «Черноморец». Игра получилась нервной, грубой. После финального свистка и вовсе завязалась перебранка с переходом в стычку. Я выскочил на поле, чтобы разнять спорщиков, но, видимо, переусердствовал. Меня уронили на землю, я дал сдачи. Ну, и понеслось. Молодой, горячий… Та история послужила мне хорошим уроком, надеюсь, сделал из нее правильные выводы. По крайней мере, больше на серьезные дисциплинарные наказания не нарывался, повода не давал.

    — А время тянете, провоцируя арбитра на «горчичник», по личной инициативе или по заданию тренера?

    — Действую по ситуации. Если ведем с минимальным счетом, а противник прет вперед, специально беру паузу. Карточка не только позволяет выиграть дополнительные секунды, но и сбивает темп, наступательный порыв. Классический тактический фол в исполнении вратаря.

    — Как же принцип fair play?

    — Маленькие футбольные хитрости никто пока не отменял… Да, звание джентльмена, присвоенное на днях, накладывает серьезную ответственность. Теперь придется быть вдвойне, втройне аккуратным, чтобы никто не упрекнул в недостойном поведении.

    — А вы готовы заплатить за победу любую цену?

    — Наверное, все-таки нет. Футбол — лишь игра, как бы к ней люди ни относились. Есть нравственные границы, которые нельзя переступать.

    — Выходка француза Анри, фактически забросившего мяч рукой в ворота ирландцев, вписывается, на ваш взгляд, в этические рамки?

    — Облить грязью нападающего сборной Франции легко, но попробуйте поставить себя на его место. Хватило бы у вас духу признаться судье, что гол забит с нарушением правил?

    — Но смог же в свое время Нетто сказать, что мяч после удара Численко попал в сетку ворот с внешней стороны. А дело было, между прочим, на чемпионате мира!

    — Поэтому Игорь Александрович и стал великим футболистом.

    — Анри им уже не быть. Упустил мсье шанс превратиться в национального героя.

    — Ирландии? Или же Франции? Сомневаюсь, что соотечественники высоко оценили бы проявленное благородство. А представьте, французы в итоге уступили бы и не поехали на чемпионат мира? Да болельщики порвали бы Анри на лоскутки! Нет, все-таки не возьму на себя смелость осуждать игрока. Надо оказаться в его шкуре и тогда делать выводы.

    — По крайней мере, Анри не стоило бурно выражать радость. Мог бы вести себя скромнее.

    — А он не сдержался? Честно говоря, не всматривался в эпизод, поскольку в тот момент мне было не до французов и ирландцев, мы возвращались из Словении… Наверное, Анри следовало публично извиниться перед соперником. Хотя, с другой стороны, счет это не изменило бы.

    — Может, вернул бы чье-то уважение.

    — Помню, в начале 2000-х «Торпедо» играло со «Спартаком», и Игорь Семшов вынес мяч в аут, увидев лежащего и корчащегося от боли противника. Хотя автозаводцы вдвоем выходили на одного защитника красно-белых и вполне могли забить гол. Олег Романцев тогда высоко оценил поступок Игоря.

    — А через какое-то время Семшов стал джентльменом года.

    — Я и говорю: подобное поведение встречается в футболе не слишком часто, оттого врезается в память. Это, скорее, исключение, нежели правило. Увы, таковы законы современного спорта. Слишком многое стоит на кону…

    — У вас есть свой черный список игроков-провокаторов? Про Веллитона уже понял. А еще?

    — Нет у меня на поле врагов, стараюсь ни на кого не держать зла. Если бы речь шла о жизни или здоровье родных и близких, тогда не отмалчивался бы. Семья — самое дорогое, что есть на свете. А какой смысл затевать свары в футболе, счеты сводить? Надо выходить и играть, доказывая свое превосходство.

    — Ближайшие пять лет вам предстоит делать это в составе московского «Динамо». Почему, кстати, вы долго держали в секрете, что собираетесь продлевать контракт с клубом?

    — Сначала нужно было самому принять решение.

    — Что тормозило?

    — Хотел услышать от руководства, насколько серьезные задачи ставятся перед командой на ближайшие годы. Прозябать в середине турнирной таблицы в мои планы определенно не входит. Если уж биться, так за достойную цель.

    ПРОЩАЙ, «ДИНАМО»!

    — Есть шанс, что успеете поиграть на новенькой поляне в Петровском парке. Если, конечно, к 2014 году реконструкция «ВТБ-Арены» завершится.

    — Почему не «Динамо»?

    — Так ведь банкующие решили сменить вывеску. Уже официально об этом объявлено.

    — Правда? Не слышал… Впрочем, пусть переименовывают, как хотят, лишь бы поскорее построили стадион. А название команды не тронут?

    — Вроде бы нет. Полное имя будет звучать так: «ВТБ-Арена имени Яшина».

    — Хорошо, Льва Ивановича уважили, не забыли.

    — А он, как считаете, был настоящим джентльменом?

    — Даже не сомневаюсь! И грязь к нему никогда не приставала…

    Владимир ГАБУЛОВ

    Родился 19 октября 1983 года.

    Амплуа: вратарь. Рост 188 см, вес 77 кг.

    Карьера: воспитанник моздокской СДЮШ. Выступал за «Моздок» (1999), московское «Динамо» (2001), владикавказскую «Аланию» (2001-2003), ЦСКА (2004-2006), «Кубань» (2007), «Амкар» (2008), в московском «Динамо» с июля 2008 года. В чемпионатах России сыграл 131 матч.

    Достижения: чемпион России (2006), бронзовый призер чемпионата Европы (2008). Награжден орденом Дружбы (2006). Заслуженный мастер спорта, «Футбольный джентльмен 2009».

    Сборная России: сыграл 5 матчей.

    КСТАТИ

    – На счету Владимира Габулова 49 «сухих» матчей, идущих в зачет Клуба Льва Яшина (для вратарей, сыгравших не менее 100 матчей без пропущенных мячей), из них в чемпионатах России – 40, кубках России – 4, еврокубках – 2 и в играх за сборную – 3.