СОБЫТИЕ ДНЯ. ФУТБОЛ
СБОРНАЯ РОССИИ. ВСТРЕЧА ДЛЯ ВАС

В пятницу Гус Хиддинк улетел в Кению, где в течение нескольких недель проведет отпуск перед тем, как принять решение о своем будущем. Накануне корреспондент «Советского спорта» взял у голландца интервью, хотя сделать это было крайне непросто…

«Охота на Гуса» началась еще в среду, когда в отеле «Золотой тюльпан», расположенном на территории крупнейшего национального парка Голландии, должен был состояться первый симпозиум Нидерландской академии футбола – эдакого аналога нашей «НАФ», основанной гуру физподготовки Раймондом Верхейеном и наследником великого Ринуса МихелсаБертом ван Лингеном, совсем недавно поработавшим ассистентом Дика Адвоката в «Зените». Хиддинк является послом академии и должен был выступить на симпозиуме с докладом.

Чтобы попасть в «Золотой тюльпан», пришлось пойти на сделку с совестью – изначально Верхейен отказал мне в аккредитации на симпозиум. Объяснил тем, что академия и так получила подобных запросов вдвое больше, чем может вместить отель, а посему было решено отказать всем иностранным СМИ.

Когда же корреспондент «Советского спорта», против воли организаторов, приехал на симпозиум, то на мгновение почувствовал себя нежданным гостем на сверхсекретном мероприятии. Заметив «нарушителя», Верхейен отвел меня в сторону и, сдвинув брови, пошел в атаку:

— Я же написал вам в письме, что мы не можем аккредитовать иностранные СМИ, — сдвинув брови, увещевал Раймонд. – Как, по-вашему, я сейчас себя чувствую? ОК, я не стану выставлять вас с симпозиума. Но теперь вы здесь работаете по моим правилам. Итак, можете ходить всюду, слушать лекции, но задавать вопросы Хиддинку запрещаю! Я не хочу, чтобы Гус потом у меня спрашивал: «Почему российский журналист все время спрашивал у меня про Марибор?».

Впрочем, Хиддинк сам вышел навстречу.

— Хорошо, что ты здесь! – обратился к корреспонденту «Советского спорта» тренер. – Здесь происходят важные для голландского футбола вещи.

— Похоже на секретный слет тайного общества!

— Секреты? У нас ни от кого нет секретов, — парировал Гус и, улыбнувшись, добавил: – Разве что от русских!

Шутливый тон Хиддинка настраивал на позитивный лад. Значит, депрессия, о которой так много говорят в России, Гуса больше не мучает.

И действительно, в приветственном слове к открытию симпозиума Хиддинк признается: «Я снова чувствую вкус к футболу. За этот месяц, что прошел с того момента, как мы проиграли отборочные матчи Словении, я понял, что все еще хочу тренировать».

Гус не теряет присутствия духа и при встрече своих «российских знакомых», коим, например, является тренер «Москвы» Миодраг Божович. Черногорца Хиддинк приветствует русским «Хорошо!» и крепким мужским рукопожатием.

«МЫ ПРИВИЛИ СБОРНОЙ БОЕВОЙ ДУХ»

Кульминация первого симпозиума академии тоже не обходится без Гуса – именно он читает заключительную лекцию, на которую в главном зале собираются все гости вечера. Суть лекции – эдакое подведение итогов того, что сделал Хиддинк за последние 16 лет, от сборной Голландии-94 до сборной России-2010. Принцип, по которому построен доклад, незамысловат и сводится к тому, с чем пришлось столкнуться Гусу, когда он приходил в команду, чего они вместе добились и как Хиддинк к этому шел.

Наиболее любопытный опыт касался сборной Австралии-2006.

— Когда я принял австралийцев, нам предстояли стыковые матчи с Уругваем за право поехать на чемпионат мира в Германии, — рассказывает Гус, сидя на сцене. – Перед тем как приступить к работе, я изучил прошлый опыт сборной – четыре года назад сборная Австралии тоже играла стыки с Уругваем. И в газетах я прочитал, что латиноамериканцы действовали не по правилам: гостиница, в которой жили «соккеруз» в Монтевидео, была очень шумной, так что футболисты не могли нормально выспаться перед матчем. Кроме того, по прилете в Уругвай в местном аэропорту потерялась половина командного багажа, а принимающая сторона не смогла обеспечить команду всякой важной мелочью: массажный стол и т.д. Как итог – несмотря на победу в первой встрече в Мельбурне со счетом 1:0, ответную игру невыспавшиеся и измотанные нефутбольными проблемами австралийцы проиграли 0:3 и на чемпионат мира не попали.

— Тогда я решил, что на сей раз мы будем готовиться к гостевому матчу с Уругваем не на их территории, а в соседней Аргентине, — продолжил Гус. – Теперь это был уже первый матч в стыках, и мы не могли позволить себе, чтобы околофутбольные проблемы нам помешали. Мы взяли с собой и массажный стол, и все остальное. При этом в качестве перевозчика выбрали австралийскую авиакомпанию. Сразу после игры мы решили не ночевать в Монтевидео, а сразу улетели в Сидней. Ну и, естественно, по прилете в Австралию уругвайцы «вкусили» все те же «прелести» чужого аэропорта, что и мы четыре года назад.

Говоря о сборной России, Хиддинк отметил, что, когда он пришел в команду, она состояла в основном из ветеранов, в стране не наблюдалось молодых игроков, которых можно было бы задействовать в первой сборной, а футбольная инфраструктура была на низком уровне. Через четыре года, как отметил Гус, за плечами сборной уже был опыт успешного выступления на Евро-2008. Российские клубы получили импульс чаще использовать в своих составах молодых игроков, главные российские звезды разъехались по европейским топ-клубам. А у национальной команды появился боевой дух. Говоря о неудаче в Мариборе, Хиддинк отметил, что окончательные выводы из поражения еще предстоит сделать.

Перед тем как уехать из «Золотого тюльпана», корреспондент «Советского спорта» не удержался от того, чтобы не нарушить запрет Верхейена на общение с Хиддинком:

— Гус, вы дадите интервью? Я приехал в Голландию специально ради этого, спросил я Гуса сразу после его выступления.

— Интервью – нет. Но ты приезжай завтра в Миддельбург, где голландская федерация откроет музей. Это крайне полезно увидеть!

ФУТБОЛЬНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

На следующий день ваш корреспондент был уже за 200 километров от Амстердама, в столице самой нефутбольной провинции Голландии – Зееланде, на территории которой нет ни одного профессионального клуба.

Хиддинк оказался прав – «Voetbal Experience» (или «Футбольные приключения», как переводится с голландского название музея) хотя бы один раз стоит увидеть каждому. Ничего общего с музеем в его привычном проявлении этот футбольный диснейленд не имеет. Перчатки вратаря ван Брекелена, отразившего пенальти в исполнении Игоря Беланова в финале Евро-88, да собственно сам трофей того чемпионата – вот, пожалуй, и все экспонаты «Voetbal Experience». Все остальное можно щупать, трогать, пинать… Развлечение найдется для любого члена семьи – дети сразу побегут играть с мячом (на специальной площадке можно проверить силу своего удара, попробовать, насколько хорош твой дриблинг); отцы, пропустив бокальчик-другой пива, испытают себя в роли телекомментаторов эпохальных футбольных сражений. Ну а мамы… Для мам тут найдется специальный уголок, где они смогут оценить прически (и не только) самых стильных футболистов.

— Вот бы и в России такой футбольный музей! – за несколько минут до начала церемонии столкнувшись в корридоре с Хиддинком, не могу сдержать восхищения.

— Российскому футболу много чего еще нужно построить, не только музей, — с некой грустью в голосе произносит Гус.

Наконец, кульминация церемонии открытия – Хиддинк со всей силы лупит ладонью по кнопке в форме мяча, занавес поднимается, и толпы детишек, одетых в майки профессиональных клубов Голландии, разбегаются по атракционам только что заработавшего музея.

А Гус в компании президента голландской футбольной ассоциации Хенка Кеслера уезжает на очередной фтубольный симпозиум в центре Миддельбурга. Оттуда Хиддинк уже в Амстердам – следующим утром самолет унесет его из снежной Голландии в вечно солнечную Кению, где тренер проведет свой отпуск.

Поговорить с постоянно ускользающим Гусом удается только по телефону и после не слишком-то приятных переговоров с представителями тренера.

«БЫЛ НЕВЕРНЫЙ ПЛАН НА ИГРУ В МАРИБОРЕ»

— Прошел уже месяц с того момента, как сборная проиграла в Мариборе. У вас появилось хоть какое-то объяснение того, почему Россия не попала на чемпионат мира в ЮАР?

— Я бы не стал валить в кучу все, что случилось в этих двух матчах. Да, мы полностью провалили ответную игру и плохо сыграли в концовке первой встречи. Но я до сих пор убежден – забей мы в «Лужниках» третий гол, мы прошли бы дальше. Говорю «мы», потому что не отделяю себя от футболистов и других членов команды, причем не только в минуты радости, но и в моменты разочарований, таких как в Мариборе.

— Гус, но почему сборная так безвольно выглядела в Словении? Нельзя сказать, что России не повезло – Словения просто играла лучше в футбол и заслужила эту победу…

— Согласен, словенцы превосходили нас в желании победить на протяжении всей ответной встречи. Единого объяснения тому, что произошло, у меня все еще нет. Такие поражения состоят из кучи маленьких нюансов, но в целом тот день в Мариборе оказался плохим для всей сборной. Со своей стороны могу сказать, что тренерский штаб также допустил ошибку. У нас было несколько вариантов игры против словенцев, но мы выбрали, как оказалось, не тот, который мог бы принести победу. Задумкой на ответный матч было, с одной стороны, сыграть строго сзади, но с другой — постараться поймать соперника на контратаке, забив гол. К сожалению, первыми забили словенцы, и план рухнул. Я много раз пересматривал пленку мариборского матча и не могу выявить одного или двух игроков, которые сыграли хуже остальных. Вся команда сыграла плохо, и тренеры – как ее часть – в том числе.

— Чем вы можете объяснить провальную игру Аршавина?

— Во-первых, не назвал бы ее провальной. Во-вторых, в этих матчах, как я уже сказал, плохо сыграла вся команда. Могу сказать, что Андрей был очень самокритичен по отношению к собственному выступлению в обоих матчах.

«НЕ ВЕРЮ В НАРУШЕНИЕ ИГРОКАМИ РЕЖИМА»

— Вам не показалось, что отдельные футболисты сборной отнеслись к стыкам слишком наплевательски? Вы верите, что все в команде отдали все силы матчам со Словенией?

Не уверен, что могу ответить на этот вопрос. Но на матчи с таким соперником, как Словения, который на бумаге выглядит не столь сильным, порой сложно настроиться. И все же я верю, что все игроки понимают, какого праздника они лишили себя и болельщиков. Все-таки положительные эмоции от Евро-2008 еще не успели угаснуть.

— Как говорят, некоторые футболисты все же отнеслись халатно к подготовительному процессу перед стыками и нарушали режим в преддверии домашней и гостевой встречи со словенцами…

— Это надо подтвердить фактами. Если фактов нет, то это несерьезно. Насколько я осведомлен, никто так и не предоставил доказательств нарушения режима. В подобных ситуациях я всегда на стороне игроков – я верю им, а не слухам. Если будут серьезные факты нарушения дисциплины, то футболисты, принимавшие в этом участие, никогда больше не появятся в сборной, пока я ею руковожу. Но если все это чепуха и происки людей, целью которых, уверен, является дестабилизация атмосферы вокруг сборной, то СМИ, тиражировавшие эти слухи, должны будут принести серьезные извинения национальной команде.

Вы не считаете ошибкой выбор постоянного места дислокации сборной России, в качестве которого был выбран отель в центре Москвы? Воздух здесь сильно загазован, вокруг полно мест, источающих соблазны для футболистов…

— Во-первых, если вы так рассуждаете, то почему тогда говорите об этом факторе только применительно к последним матчам со Словенией? Мы ведь жили в «Мариотте» не одну неделю, а на протяжении почти трех лет. И за это время побед было больше, чем поражений. Во-вторых, я, конечно, предпочел бы поселиться где-нибудь за городом, но так, чтобы дорога до стадиона не занимала больше получаса. К сожалению, у нас даже не было альтернатив «Мариотту». А база для сборной, о необходимости которой я говорю в каждом интервью, так у нас и не появилась.

«НЕ ЛЕТАЛ В РОССИЮ ИЗ-ЗА ПРОБЛЕМ РФС»

— Гус, главная претензия к вам как к тренеру сборной России – то, что вы проводите в стране очень мало времени. Вам стало неинтересно работать в России или есть другие причины?

— Тому есть несколько причин. Первая, конечно, заключается в том, что развитие инфраструктуры в российском футболе в последнее время значительно затормозилось. Многие из проектов, которые мы задумывали, не получили в РФС ход – молодежный турнир в премьер-лиге, центры подготовки юных футболистов и много еще чего. Если с футболом в стране ничего не происходит и ты не можешь на это повлиять, то какой смысл просто приезжать, дни напролет просиживая в небесплатном номере отеля? Другая причина лежит в сугубо экономической плоскости – как вы знаете, в последний год РФС столкнулся с финансовыми проблемами, а мое пребывание в России по контракту должна оплачивать как раз федерация. А раз у РФС нет денег, то куда более удобной для обеих сторон становится как раз формула, при которой все необходимые решения я могу принимать на расстоянии, из Европы, не приезжая в Россию и не обременяя ведомости федерации.

— В таком случае на первый план выходит роль ваших помощников. Раз вы не можете быть в России и часто смотреть матчи премьер-лиги, то вашими глазами автоматически становятся помощники, которые и собирают всю информацию. Вы можете сказать, что ассистенты справились со своей работой?

— Полностью. Я уверен и в Бородюке, и в Корнееве. Считаю, что свою работу они выполнили на «отлично».

— На протяжении всего месяца после словенского фиаско от людей, общающихся с вами регулярно, можно было слышать: «Хиддинк сейчас в глубочайшей депрессии». Сейчас это состояние прошло?

— Можно сказать, что да. Время проходит, и ты понимаешь, что нельзя бесконечно посыпать голову пеплом, коря себя за ошибки. Жизнь не стоит на месте. И я уверен, что ребята потихоньку тоже отошли от поражения – кто-то благодаря успехам в своих клубах, кто-то, развеявшись в долгожданном отпуске. Я совсем скоро ухожу на каникулы. Ухожу с мыслью, что поражения – это такая же часть спорта, как и победы. За этот месяц я понял, что все еще голоден до футбола и хочу продолжать тренировать.

— Тренировать сборную России?

— Посмотрим. Ведь в том, что я все еще хочу тренировать, большую роль сыграла именно работа в сборной России. Я с удовольствием вспоминаю те минуты побед, которые мы пережили вместе. Конечно, мы не смогли добиться больших успехов в развитии футбольной инфраструктуры, но в остальном, я считаю, мы неплохо поработали. Впрочем, многое, как я уже не раз говорил, будет зависеть от того, какие планы на сей счет будут у нового президента РФС, каким он видит развитие футбола в стране. Так что поживем — увидим.

Связанные материалы: