СОБЫТИЕ ДНЯ. ФУТБОЛ
ВСТРЕЧА ДЛЯ ВАС

Полузащитник сборной ЮАР и казанского «Рубина» Макбет Сибайя провел в российском чемпионате уже семь сезонов, однако до сих пор не говорит по-русски. Впрочем, во всем остальном южноафриканский футболист уже адаптировался к России и Татарстану, даже татарской фамилией обзавелся. А как же иначе? Сибайя – рекордсмен «Рубина» по проведенным матчам в премьер-лиге. А летом следующего года он наверняка сыграет на чемпионате мира.

«УРОВЕНЬ ЧЕМПИОНАТА ВЫРОС»

— Вас смело можно назвать фартовым для «Рубина» — с вами команда выиграла три комплекта медалей. Согласны с этим?

— Да, что-то во мне есть! Когда начал играть в ЮАР, моя команда «Джомо Космос» стала добиваться хороших результатов, перешел в «Русенборг» — то же самое: выиграли чемпионат Норвегии. А в «Рубине» в первый же сезон в премьер-лиге взяли бронзовые медали.

— Что вас удерживает в Казани уже семь лет?

— Вера в клуб и тренера. С первых дней моего пребывания в команде я чувствую себя комфортно. В «Рубине» все довольно просто, но команда всегда играет в свой футбол, не хочет быть похожей на другие, будь то ЦСКА, «Спартак» или «Манчестер Юнайтед». В клубе никогда не было и нет суперигроков, он всегда рассчитывает на тот ресурс, которым обладает. И всегда добивается хороших для своего ресурса результатов.

— Что, на ваш взгляд, за эти семь лет изменилось в России?

— Уровень чемпионата вырос. Не случайно ЦСКА и «Зенит» выиграли Кубок УЕФА – Россия приближается к лучшим футбольным странам Европы. В то же время нужно очень много сделать: строить новые стадионы, открывать футбольные школы, растить резерв, чтобы рассчитывать больше на своих воспитанников.

— Можете сравнить победу в чемпионате России-2008 с нынешней?

— Я думаю, прошлогоднее золото – нечто особенное и для меня, и для команды, и для города. Никто не ожидал, что мы станем чемпионами, все говорили, что после хорошего начала чемпионата «Рубин» будет играть хуже. Наверное, поэтому наша радость была такой большой. Сейчас все немножко по-другому: мы играли и в чемпионате России, и в Лиге чемпионов. И даже не знаем, что нам праздновать больше: золотые медали чемпионата или победу над «Барселоной».

— Как долго еще собираетесь оставаться в «Рубине»?

— Пока президент Татарстана не скажет: «Хватит Сибайе играть!», — отшучивается Макбет. А затем аккуратно уходит от прямого ответа:

— Я практически всю свою профессиональную карьеру провел в «Рубине», многим пожертвовал. Живу далеко от семьи – перевезти сюда жену и детей не могу, поскольку старший сын учится в школе, а младшие ходят в детский сад. У них там друзья, в Казани же они будут чувствовать себя одиноко.

— У такого колоритного человека, как вы, есть какое-нибудь необычное хобби, не так ли?

— Многие люди говорят, что я очень интересный, колоритный человек, женщины считают меня сексуальным. Но я женат, поэтому не прислушиваюсь к таким вещам. На самом деле живу простой жизнью: на работе играю в футбол, а свободное время провожу либо с семьей, либо с друзьями – ходим в рестораны и кино. Путешествовать не люблю – мне и с командой хватает перелетов.

— Как обстоят дела с русским языком?

— Я практически все понимаю на теоретических занятиях и предматчевых установках, понимаю, о чем говорят окружающие. Но у меня нет большой практики общения с русскоязычными людьми. Поэтому не могу сказать, что хорошо владею русским.

«В ОЧЕРЕДЬ ЗА ДРЭДАМИ!»

— Казанские болельщики уже дали вам татарскую фамилию Сибаев. А в команде у вас какое прозвище?

— В «Рубине» меня называют или по имени – Макбет, или по фамилии – Сибайя. А в сборной меня называют Маэстро, – Макбет машет рукой, будто дирижирует оркестром.

— Может быть, из-за прически? Уж очень необычная.

— Ну, не такая уж она и необычная. Косички, как у меня, называются дрэды. Людей с ними я видел даже в России. Я их ношу с 1997 года, волосы закручиваю сам. В этом году, кстати, рискую остаться без волос! – улыбается Сибайя. – Слишком много людей попросили на память мои дрэды. Сзади у меня уже ничего не осталось, все раздал! А еще ведь обещал Баляйкину, Рыжикову, Ревишвили, Шаронову, массажисту Володе...

— Партнерам по команде вы дарите дрэды. А что подарили родным со своей первой зарплаты?

— О-о-о, как давно это было! Первые деньги, которые я заработал, были не такие уж большие, и у меня не было необходимости отдавать их родителям – они работали. Кажется, я потратил их на свидании, но с кем именно – уже не помню. А на свою первую большую зарплату построил дом бабушке. Можно сказать, сдержал слово: когда я начал заниматься футболом, бабушка на свою пенсию купила мне первые бутсы, а я пообещал ей построить дом, когда стану профессиональным футболистом.

«РАССТРОИЛСЯ, ЧТО РОССИЯ НЕ ЕДЕТ В ЮАР»

— Как отреагировали на поражение сборной России от словенцев?

— Очень огорчился тому, что Россия не поедет на чемпионат мира. Но еще перед стыковыми матчами можно было предположить, что вашей сборной будет непросто. В плей-офф шансы соперников 50 на 50 – и неважно, с какой ты командой играешь!

— Что вы сказали Сергею Семаку после второго матча России со Словенией?

— Знаете, я на своей шкуре испытал, что это такое – не попасть на крупный турнир. В такие моменты очень сложно найти слова поддержки, тем более что для Сергея это был, возможно, последний шанс сыграть на чемпионате мира. На мой взгляд, лучше ничего человеку не говорить. Быть может, в этой ситуации для него лучше в одиночестве выпить бутылку водки, чем выслушивать слова сочувствия окружающих. Но у Семака сильный характер, он справится с этими переживаниями.

— Как ЮАР готовится к чемпионату мира? Страна превратилась в большую стройку, и повсюду в авральном порядке ведутся работы?

— Вовсе нет. Осталось закончить строительство нескольких стадионов, да завершить расширение дороги из Йоханнесбурга в Преторию. А все остальные дороги, отели, аэропорты уже построены.

— Можно ли говорить о том, что проведение чемпионата мира в ЮАР поможет борьбе с преступностью в Йоханнесбурге? Об этом говорил президент ФИФА Йозеф Блаттер.

— Если бы я знал статистику! Блаттеру, видимо, цифры лучше известны. Конечно, в Йоханнесбурге есть места, куда не следует соваться, но такое есть в любом городе мира!

— Чемпионат мира пройдет с 11 июня по 11 июля, когда в ЮАР будет зима. Насколько комфортно играть в это время года?

— Какая же это зима! – смеется Макбет, — самая низкая температура – плюс 10—15 градусов! Для игроков и болельщиков из Европы погодные условия будут просто великолепными!

— После Кубка конфедераций весь мир узнал о вувузелах. Кого-то они жутко раздражают. Неужели в ЮАР все матчи чемпионата страны проходят под звуки дудок?

— О, да, без них не бывает футбола! Когда находишься на стадионе, то понимаешь, что вувузелы – это хорошо. Того же мнения придерживается и ФИФА, которая ничего против этих инструментов не имеет. Это наша национальная особенность суппорта. Мне кажется, вувузелы звучат намного лучше, чем пластмассовые дудки, которые продают на российских стадионах.

— Россия претендует на чемпионат мира 2018-го или 2022 года. Говорят, что нам он очень нужен, чтобы подтянуть инфраструктуру, построить новые стадионы. Скажите, до 2004 года чемпионат в ЮАР проводился в таких же условиях, в каких сейчас проходит российский?

— Вы знаете, к чемпионату мира в ЮАР построили всего пять стадионов, остальные уже были. Так что чемпионат ЮАР и до 2004 года проходил и сейчас проходит в более комфортных условиях. В России до сих пор играют на старых стадионах, построенных еще в советское время. В ЮАР же и до чемпионата мира многое делалось, сейчас практически все команды, за исключением двух-трех аутсайдеров, играют на новых аренах, где и поля отличные, и зрителям удобно. Я семь лет выступаю в России, но для меня по-прежнему остается загадкой: что вам мешает построить двадцать новых стадионов? Уверен, если захотите, то очень быстро это сделаете. И не обязательно ждать, когда в России пройдет чемпионат мира.

Связанные материалы: