ФУТБОЛ
СМОТРИТЕ, КТО ПРИШЕЛ

Вчера «Локомотив» презентовал новичка – перешедшего из «Москвы» полузащитника Дмитрия Тарасова. Дмитрий объяснил, почему предпочел «Локомотив» всем остальным предложениям.

– Неужели у вас, спартаковского воспитанника, не екнуло сердце, когда предложили вернуться в родной клуб?

– Екнуло, конечно. Кажется, дело было еще летом. Поначалу я загорелся, сказал агенту: плотно занимайтесь этим вариантом. Но что-то в переговорах не срослось. И с «Зенитом» та же история.

– «Локомотив» оказался настойчивее остальных?

– Знаете, очень многое решили беседы с Семиным. Их было две. Юрий Павлович был очень убедителен, его слова зацепили. Я понял, что нужен команде.

– Семин – приятный собеседник, но тренировки – совсем другое. Посмотрим, как он с бровки будет вас костерить.

– Я готов. И за это спасибо Валерию Петракову. Провел у него в «Томи» три года; порой прилично доставалось. Но обид никогда не было. В этом плане Семин и Петраков друг на друга похожи – ругаются на игроков. Но все же понимают: нет футбола без эмоций.

– Президент «Москвы» Игорь Дмитриев, пожелав вам удачи в новом клубе, предположил, что вы все же допустили ошибку – не будет в вашей карьере более подходящего тренера, чем Божович.

– А я уверен, что мой выбор – правильный! Пусть время рассудит. Божович действительно отличный тренер, но я хотел сделать шаг вперед. Кстати, мы с Миодрагом по-доброму расстались. Еще во время сезона откровенно рассказал ему, что получил интересные предложения и хотел бы уйти. Он ответил: «Доигрывай сезон и решай свою судьбу». На банкете после окончания сезона я подошел к Миодрагу и сказал, что все решено на 99 процентов. Поблагодарил его, мы пожелали друг другу удачи.

– С чем связываете сложности, возникшие при вашем переходе из «Москвы» в «Локомотив»?

– Я свой договор с «Москвой» хорошо изучил. Там было указано, что я могу уйти свободным агентом, без компенсации. Сам не понимаю, откуда взялись сложности, и как получилось, что дело чуть не дошло до Палаты по разрешению споров. Отрицательные эмоции появились на пустом месте, но, к счастью, все позади.

– Что поразило в первые дни в «Локомотиве»?

– Устройство черкизовского стадиона, особенно рабочий кабинет президента. Шикарный у него вид из окна – прямо на поле. Для России это необычно.

– Ваш игровой номер в «Москве» – восьмой, и в номере вашего мобильного телефона одни восьмерки. Почему же в «Локомотиве» взяли седьмой?

Дима Торбинский посчитал, что уходящий год был для него неудачным. Я прочитал в интервью, что Дима освободил «семерку» из-за суеверия. Отдали мне, я не такой суеверный. Теперь хочу завести новый номер мобильного, в котором много семерок.

Связанные материалы: