ЛИЧНОСТЬ

СЕРГЕЙ СЕМАК. Капитан казанского «Рубина», на пару дней завернувший в Белокаменную, предложил встретиться в… ЦСКА. Правда, не в ФК, а на принадлежащих армейцам теннисных кортах. Пока двенадцатилетний Илья Сергеевич бился за победу в детском турнире, а четырехлетний Семен Сергеевич бегал за мячиками и болел за старшего брата, мы с Сергеем Богдановичем спокойно потолковали о делах футбольных и не только.

ЗАМОРСКИЙ СИВКА И РУССКИЕ ГОРКИ

– Поломал, Сергей, ваш теннис мой план на игру. Думал, в ресторане посидим. Кальян покурим.

По соседству есть неплохое местечко. Когда Илья закончит сет, можем заглянуть. Только без кальяна. Не тема для меня.

– А некоторые коллеги по сборной России, по рассказам, вроде бы очень даже уважают это дело.

— Опять хотите ворошить старую историю? Стоит ли? Мне нечего добавить к сказанному ранее. Не думайте, будто футболисты – совсем бесшабашные люди, которые не понимают, что и когда можно делать. В свободное время никому не возбраняется встречаться с друзьями или ходить в рестораны, а уж что там заказывать или в котором часу возвращаться в гостиницу… Вы ведь не станете объяснять взрослому человеку, почему нельзя переходить улицу на красный свет или зачем нужен ремень безопасности в машине. Есть вещи, которые должны быть понятны каждому без лишних слов.

– Тем не менее особо «понятливые» и под колеса летящих авто бросаются, не в силах дождаться переключения светофора, и ремнями пристегиваются, словно делая одолжение гаишнику… Иначе не гибло бы столько народу на дорогах.

– Знаете, за других отвечать не готов, могу сказать о себе. Поскольку в последние два года живу в Казани, то, оказываясь в Москве, стараюсь использовать любую возможность, чтобы повидаться со знакомыми и друзьями. В том числе и во время сборов национальной команды. Те, с кем хотел пообщаться, приезжали в «Гранд Мариотт», мы сидели в лобби или шли в гостиничный ресторан. Что в этом предосудительного?

– Значит, сборы в расположенном в центре города отеле вас устраивали?

– Мне это даже нравилось! Дело ведь не в месте проживания. Проблемы всегда идут из головы. Если кто-то решит сорваться в самоволку, высокий забор его не остановит. Глупо держать людей взаперти, на мой взгляд, правильнее полагаться на их профессионализм и сознательность.

– При условии, что эти качества наличествуют в должной мере, Сергей.

– Мы же понимаем причину нынешних пересудов: добилась бы сборная победы, прошла словенцев и попала в финальную часть чемпионата мира в ЮАР, никто не стал бы допытываться, как игроки проводили досуг и что именно они курили перед матчем. Страна раздосадована поражением и по извечной привычке ищет крайнего. Самое простое – объяснить случившееся безответственностью футболистов и нарушениями дисциплины. Но это ставит под сомнение и компетентность руководства команды. За соблюдением режима следит главный тренер. Если бы Хиддинк выяснил, что перед решающим поединком кто-то из игроков позволил лишнее, он не стал бы церемониться. Гус прекрасно знал: за результат будут спрашивать с него.

– Но я вспоминаю один из первых сборов после приезда голландца в Россию. Хиддинк чуть ли не с секундомером дежурил в холле отеля, лично встречал каждого игрока. Кажется, Игнашевич опоздал на пару минут к указанному сроку и был отправлен восвояси. Такая вот показательная порка... Не ослабил ли с тех пор Гус вожжи, не укатали ли заморского сивку русские горки?

– Меня тогда в сборную не привлекали, сравнивать не возьмусь. Но не думаю, будто за три года что-то принципиально изменилось. Всегда назначается контрольный час, к которому футболисты обязаны прибыть на место. Другое дело, что Хиддинк многое строит на доверии. Вероятно, в силу особенностей характера или западного менталитета. Для Гуса главное, как человек проявляет себя на поле. Хотя, конечно, не секрет, что в спортивной среде нередко можно встретить любителей выпить и погулять. Так было во все времена, но к теме, которую мы обсуждаем, это не имеет отношения. Причина поражения от Словении в ином.

ДУРНЫЕ ПРЕДЧУВСТВИЯ

– В чем, Сергей?

– Если бы знал! Надо разбираться. Ясно, ребята очень хотели выиграть, но не сумели. Может, функциональное состояние подкачало или психологический настрой…

– Про Аршавина говорили, что Андрей провел стыки не на уровне, которого от него ждали.

– Мы – команда, каждый внес свою лепту. Нелепо обвинять кого-то одного.

– Но, замечу, персонально в ваш адрес, Сергей, упреков не звучало.

– Если брать матчи со Словенией, пожалуй, соглашусь. А вспомните поединок с Уэльсом, после которого ваши коллеги писали, что им еще не доводилось видеть худшего выступления Семака за сборную. Команда тогда выиграла, и критики не стали слишком усердствовать. Повторяю, все определяет результат.

– Ну да, победителей не судят. Старая истина…

– Дело не только в этом. Возьмите ничего не решавший матч с Азербайджаном, на который я вышел в стартовом составе. Думаете, мы не настраивались на борьбу? Еще как! Однако в таких ситуациях трудно себя мобилизовать, найти дополнительную мотивацию. Немцы ведь тоже не сумели в последнем туре группового этапа взять дома верх над финнами. Правда, они к тому моменту решили задачу выхода в финальную часть чемпионата мира.

– В отличие от нас…

– Есть сборные и посильнее российской, которые будущим летом не поедут в ЮАР.

– Слабое утешение, не находите?

– Я, собственно, и не собираюсь. Лишь констатирую факт. Да, матчи со Словенией стоят особняком, точнее, даже повторная встреча. Это, пожалуй, единственный минус 2009-го, но большой и жирный.

– Трудно, наверное, вам было усидеть на скамейке запасных в Мариборе?

– С первых минут стало понятно, что события развиваются по неблагоприятному для нас сценарию, попытки внести перелом, увы, ни к чему не приводят. В глубине души до финального свистка жила надежда, что на выручку придет вечное везение Хиддинка, но на этот раз чуда не случилось, фокус не удался. Сказалась и сумасшедшая поддержка трибун, словенцы неистово болели за своих.

– Вы рвались в бой?

– Рассчитывал, что тренеры выпустят во втором тайме. По тому, как все складывалось на поле, было ясно: перемены нужны. Но меня никогда не посещает предчувствие, что обязательно проведу блестящий матч. Может, кто-то настолько уверен в себе, что делает шаг вперед из строя. Мол, если доверите, обязательно забью гол, спасу. Я не привык вызываться добровольцем, это не в моем характере. Скорее, перед матчем закрадываются дурные мысли: разминка прошла тяжело, как бы игра теперь не сложилась неудачно…

– Правда, что сборники просили Хиддинка остаться в команде и после июня 2010-го?

– Да, в самолете на обратном пути в Москву мы подходили к тренеру. Но это не была просьба в буквальном смысле. Понятно, что Гус не нуждается в уговорах, решение примет самостоятельно, но нам хотелось, чтобы тренер знал мнение футболистов и учел его, если сочтет возможным.

– Многих не устраивало и даже раздражало, что голландец проводил в России месяц в году и получал при этом семь миллионов евро.

– Послушайте, он ведь эти деньги не воровал, а честно зарабатывал! Если бы Гус дорисовал нолик в своем контракте, другой разговор. Этого же не было! РФС согласился платить оговоренную сумму, она не смутила людей, принимающих решения по подобным вопросам, о чем теперь говорить? Опять-таки: пробейся сборная в ЮАР, никто бы сейчас не занимался подсчетом денег в чужом кармане. И уж совсем глупо упрекать тренера в том, что он получал много. Ему платили столько, сколько пообещали. И требовали результата.

– Задерживался бы Хиддинк в стране подольше, глядишь, все сложилось бы иначе. В Казани, кстати, Гус появлялся?

– Не знаю, не видел. Нас даже отечественное телевидение не слишком балует визитами. Команда два года подряд ходит в чемпионах, а по частоте трансляций мы далеко не лидеры в премьер-лиге…

Заканчивая тему сборной, хочу сказать вот о чем. Если Хиддинк и не останется, он заслуживает только слов благодарности. Гус много сделал для российского футбола, он уже не будет таким, как раньше. Безусловно, наша команда по-прежнему значительно не дотягивает до топ-уровня, единовременный успех не говорит о качественном скачке. Нам все так же не хватает стабильности, отличающей подлинных грандов, но сегодня Россия – крепкий середняк, который может и должен бороться за выход на любой крупный международный турнир.

– Но лично у вас, Сергей, шанса выступить на чемпионате мира, похоже, больше не будет.

– Я ездил в Японию в 2002-м, хотя на поле и не вышел. Тем не менее атмосферу прочувствовал, за что говорю судьбе «спасибо». Загадывать сегодня на годы вперед было бы на моем месте легкомысленно и наивно. Понимаю, никто не вечен…

– Из-за этого тема сборной не утратила актуальности?

– Если нужда в моих услугах не отпадет, всегда готов приехать и помочь, кто бы ни стал тренером. Силы и желание играть в национальной команде по-прежнему есть. В любом матче, хоть в товарищеском.

– Значит, мотивация не пропала и после того, как вам, Сергей, единственному из футболистов, поплохело в самолете по пути из Марибора?

– Поверьте, в сборной не было человека, который не принял бы близко к сердцу поражение, но каждый переживает неудачу по-своему. Люди выражают эмоции разными способами, взгляд со стороны всегда субъективен. Что касается меня, ничего экстраординарного в том рейсе не случилось. После матча нередко падает уровень глюкозы в крови, нужно съесть что-нибудь сладкое, и все вернется в норму. Вечером 18 ноября кусок в горло не лез, да и времени на ужин не было, мы со стадиона сразу поехали в аэропорт. Вот в какой-то момент я и почувствовал слабость. Чего-то страшного, тем более угрожающего здоровью, не произошло.

– Однако к услугам врача вы ведь прибегали?

– Попросил таблетку аспирина и чашку чая с пирожным у стюардессы. Кто-то из находившихся на борту журналистов приукрасил увиденное, «новость» тут же подхватили и раздули. Гораздо хуже мне стало, когда на мобильный стали приходить сообщения от встревоженных друзей…

МЕСТО ВСТРЕЧИ ИЗМЕНИТЬ НЕЛЬЗЯ

– Словом, практически повторилась история с новорожденной дочерью, которую вы якобы пообещали наречь Барселоной? Так сказать, в честь успешного выступления «Рубина» против испанского гранда.

– Жена родила дочку 4 ноября, в день повторной игры с «Барсой». Естественно, ваши коллеги стали интересоваться, как назовем ребенка. Не хотелось отвечать до крестин, попытался отшутиться, но мои слова восприняли слишком буквально и конкретно…

– На каком варианте в итоге остановились?

– Варя. Мне это имя сразу понравилось. Мы с супругой договорились: если родится мальчик, называет она, если девочка, то я. Дочку крестили в день святой великомученицы Варвары. И родилась дочь, кстати, в праздник Казанской Божьей Матери, а не только в день матча с «Барселоной». Так все сошлось…

– Наверное, из-за матчей со словенцами не удалось забрать супругу с малышкой из роддома?

– Дочка появилась на свет раньше положенного срока и две недели пролежала в больнице под присмотром врачей. Я успел прилететь из Марибора и уже на следующий день привез Варвару домой.

– Если дальше так пойдет, сможете, Сергей, с полным правом претендовать на звание отца-героя. Хотя по нынешним временам и пятеро детей почти подвиг.

– Всегда мечтал о большой семье, как у моих родителей.

– Вопрос, находите ли время для общения с отпрысками, видимо, не уместен, коль вы даже на интервью пришли в сопровождении двух сыновей?

– Специально приехал в Москву, чтобы побыть с Ильей, сыном от первого брака. На каникулы он с мамой улетает в Доминикану, потом у меня начинаются предсезонные сборы, так что в ближайшем будущем увидеться вряд ли получится. Вот и решил провести со старшим сыном пару дней, по максимуму уделяя ему время. И Семена с собой из Казани захватил, чтобы братья пообщались.

– Поездку на Карибы вы оплатили?

– Разумеется. Как и положено.

– Илья всерьез увлекается теннисом?

– Играет на любительском уровне. Если великого спортсмена из сына не получится, не страшно, найдет себя на ином поприще. Он для меня самый лучший и талантливый.

– Вы специально подгадали приезд под соревнования с участием Ильи?

– Так совпало. Как и то, что эти корты принадлежат ЦСКА. Секция, где тренируется сын, арендовала их, чтобы провести турнир среди своих воспитанников.

– А я уж было узрел в этом некий скрытый смысл…

– Безусловно, с армейским клубом связан большой и важный этап моей жизни, в воспоминаниях я часто возвращаюсь сюда.

– Могли бы вернуться и наяву, согласись принять приглашение руководства ЦСКА после финиша минувшего сезона. Леонид Слуцкий сказал: «Мы сделали все возможное».

– Благодарен Леониду Викторовичу и Евгению Ленноровичу за предложение, я встречался с обоими, но ситуация осложнена тем, что до конца 2010 года у меня действующий контракт с «Рубином». Очень дорожу тем, как ко мне относятся в Казани – и в городе, и в клубе. Поэтому сразу сказал Гинеру и Слуцкому, что должен быть найден вариант, который устроит всех, иначе ничего не получится. Мы разговаривали по этому поводу и с Курбаном Бекиевичем, главный тренер изложил позицию, которую я полностью разделяю.

– А по деньгам в ЦСКА условия вам сулили более выгодные?

– Нет, конечно. У всего есть адекватная и справедливая цена. Наивно ждать, что серьезные люди вдруг станут переплачивать без видимых причин. Меня вполне устраивало то, что предлагали в армейском клубе, никогда не ставил во главу угла сумму контракта. Есть другие аспекты, не менее важные. Скажем, если бы завтра пообещали платить в каком-нибудь Катаре вдвое больше, чем в «Рубине», не поехал бы туда. Как и в некоторые российские города, не буду уточнять, какие именно.

– Что так?

– Мне комфортно в Казани, семья привыкла к городу. Зачем же срываться с места и устраивать гонки за длинным рублем? Такое иногда делают спортсмены, решившие закончить карьеру. Я же уходить из футбола пока не собираюсь. Поиграю еще.

ДОЛГ ПЛАТЕЖОМ… ЗЕЛЕН

– А ведь два года назад у вас, Сергей, были варианты не только с Казанью, но и с Самарой.

– Да, Леонид Слуцкий, с которым меня со времен «Москвы» связывают добрые отношения, активно звал в «Крылья». Не скрою, я колебался, решение принял не сразу. Выбор в пользу «Рубина» сделал, взвесив и финансовую стабильность клуба, и уровень его футбольных амбиций. Ведь после выхода в премьер-лигу Казань лишь однажды боролась за выживание, в остальных сезонах решала задачи посерьезнее.

Как показало время, с «Рубином» я не ошибся. Хотя в наше двойное чемпионство в феврале 2008-го, думаю, никто не верил. Тогда и вопрос так не стоял.

– Вас назначили капитаном в новой команде или выбрали?

– Честно говоря, не припомню. Думаю, все-таки первое.

– А в сезоне-2009?

– Тема уже не возникала. Мое капитанство продлилось, так сказать, по умолчанию.

– Вы в курсе, что стали первым отечественным футболистом, который сумел выиграть чемпионат страны в составе двух команд, будучи капитаном в обеих?

– Не слышал. Но в любом случае не стоит придавать этому факту особого значения. Приятная деталь, не более.

– Еще вы соревнуетесь с Дмитрием Лоськовым за право называться рекордсменом по количеству проведенных в первенстве России игр.

– Учет ведут статистики, я же никогда не стремился к подобным целям. Триста матчей или четыреста – какая, по сути, разница, что это меняет? Если бы больше времени провел в зарубежном клубе, не смог бы столько сыграть дома. Так что все эти показатели относительны. Вот второе золото, завоеванное «Рубином», абсолютно. Взять его оказалось гораздо труднее, чем впервые победить в национальном первенстве. Команда удачно выступила в сезоне-2009 на внутренней арене, неплохо дебютировала в Лиге чемпионов, вышла в весенний этап розыгрыша Лиги Европы и закончила год на высокой ноте.

– При этом в Казани редко наблюдались аншлаги на трибунах.

– Да, нужно прививать местной публике культуру боления, завоевывать зрительскую аудиторию. Тогда народ станет ходить не только на матчи с «Барселоной» и «Интером», но и на «Томь» с «Амкаром». Тридцать тысяч поклонников в миллионном городе собрать всегда можно.

– В чем, на ваш взгляд, феномен «Рубина», Сергей?

– В стабильности. Это относится к подбору игроков, прохождению турнирной дистанции, командной тактике, дисциплинированности каждого. Тренеры создали боеспособный коллектив, который поверил в себя. В этом велика заслуга Курбана Бердыева. Он фанат своего дела, трудоголик до мозга костей, для него не существует ни выходных, ни проходных, все подчинено работе.

В минувшем сезоне «Рубин» приобрел бесценный международный опыт, и команде, и тренерам есть, к чему стремиться, куда развиваться. Главное, чтобы и отношение к клубу в Татарстане оставалось стабильным.

– Задолженность по зарплате перед игроками погасили?

– Обещали рассчитаться до Нового года, однако пока денег нет.

– Задержка серьезная?

– Два с лишним месяца.

– Как-то больно уж спокойно вы об этом говорите, Сергей. Словно о погоде за окном.

– А что делать? Кризис…

– В другом клубе подобная пауза стала бы поводом для крупной бучи.

– Игроки «Рубина» уверены в порядочности спонсоров, с пониманием относятся к ситуации. Мы ведь видим, люди не отворачиваются от команды, стараются решить наши вопросы, не скрывают, что есть определенные проблемы. Это гораздо честнее, чем наобещать с три короба, а потом не сдержать слово и лихорадочно искать оправдания, почему не получилось задуманное. Долги погасят, в этом нет сомнений. Так бывало не раз. Например, премиальные за первое место в сезоне-2008 мы получили лишь в минувшем октябре из тех денег, которые пришли за выход в Лигу чемпионов.

– А Бердыев рассказывал, что клуб стимулирует футболистов при помощи премий.

– В том числе. Кстати, они не самые большие в премьер-лиге.

– И на каком месте идет «Рубин» в этой таблице материальных достижений?

– Где-нибудь в серединке…

– Забавно! На правах капитана не поднимали вопрос перед руководством?

– Нет. Премиальные остаются на уровне пяти-семилетней давности. С другой стороны, это, на мой взгляд, абсолютно справедливо. Нормальная европейская практика! Есть фиксированная зарплата по контракту, а бонусы должны выплачиваться за очки и показанный результат.

– За российское золото 2009-й пробы команде ведь тоже положено вознаграждение?

– Похожая история: деньги, заработанные за повторный выход в Лигу чемпионов, пойдут в счет оплаты победы в первенстве страны.

– То есть опять получите премию лишь будущей осенью?

– Наверное, так. Был разговор, что руководство попытается изыскать эти средства сейчас, чтобы позже пополнить бюджет клуба лигочемпионскими миллионами, но, кажется, решение не прошло. Ничего страшного!

– Ладно, русские люди, они ко всему привычные, а иностранцы? Неужели легионерам тоже хватает сознательности и долготерпения?

– Думаю, да. Никто не отделяет себя от коллектива. Если у кого-то из игроков возникает острая потребность в дополнительных средствах, клуб изыскивает возможность пойти навстречу…

ЧТО ВАМ СТОИТ ДОМ ПОСТРОИТЬ?

– Похоже, вы в самом деле прижились в Казани, Сергей, прониклись местным духом.

– Вполне. Цены в магазинах и ресторанах пониже, чем в столице, пробок московских нет, что особенно приятно. Есть мелкие бытовые шероховатости, но они некритичны.

– О чем речь?

– В первую очередь, о выборе места жительства. Для моей большой семьи оказалось не так-то просто найти подходящий вариант. С квартирами легче, а вот подыскать отдельный дом сложно. Бума строительства коттеджей, как в Москве, в Казани пока нет. Только-только начали появляться клубные поселки за городом, но кризис притормозил процесс. Конечно, хорошие дома есть, да вот хозяева не собираются пускать в них постояльцев, сами пользуются.

– Какой же выход вы нашли?

– Пока живем в таун-хаусе, но я не оставляю надежды перебраться поближе к природе. Рассчитываю на помощь руководства города и республики. Может, выделят мне участок земли…

– Неужели готовы заняться строительством?

– Выбора попросту не существует.

– Не боитесь, что процесс затянется?

– Я ведь не планирую возводить нечто грандиозное или заморачиваться изысками на тему евроремонта. Обычный деревянный дом для семьи. При современных технологиях собрать его можно быстро. Детям нужен свежий воздух, лес, река…

– Ваш бывший одноклубник Ребров одной из причин отъезда из Казани как раз и называл невозможность перевезти туда семью.

– Да, Сергею было сложнее, поскольку его сын ходил в Киеве в футбольную школу. Сорвал бы пацана с места, поставил бы под угрозу будущую карьеру. Мне в этом смысле чуть проще. Майя учится в третьем классе, Сеня, Ваня и, понятное дело, Варя – дошколята.

– Обратил внимание, что Семен, обращаясь к вам, говорит: «Папа, поехали домой, в Казань».

– Привык. А как иначе? Для Варвары это и вовсе родной город. Осталось своим жильем обзавестись.

– Вам ведь, насколько понимаю, не впервой строиться?

– Да, приходилось и домами заниматься, и квартирами.

– Особняк в Аносино под Москвой вы оставили первой супруге?

– Свете и Илье, старшему сыну. Главное, чтобы им было удобно.

– Получается, квартирный вопрос не всех портит, Сергей.

– У нас сохранились прекрасные отношения.

– Этому способствовал заключенный вами брачный контракт?

– Мы подписали документ непосредственно перед разводом. Пока он не понадобился, мы в состоянии обо всем договориться, не прибегая к услугам юристов. Эта бумага больше нужна Свете, чтобы та чувствовала себя спокойно и защищенно. Я-то знаю, что ни при каких обстоятельствах не оставлю без помощи бывшую супругу и сына. Дело не в букве закона, а в человеческой совести.

– Илья бывал у вас в Казани?

– Неоднократно. Он дружит с младшими, нормально общается с Аней, моей женой.

– Анна ведь в 2009-м издала первую книгу?

– По-моему, очень хорошо получилось. Мне нравится.

– Вы каким-то образом поучаствовали в проекте?

– Минимально. Промелькнул на одной из иллюстраций. Всё.

– Даже финансами не подсобили?

– Конечно, напечатать тираж помог. Готов и впредь поддерживать все творческие начинания жены. У нее определенно есть литературный талант. Несмотря на колоссальную нагрузку по дому, Аня не ограничивается бытом, продолжает вести рубрику в казанском журнале, ее публикации пользуются большим интересом у местных читателей.

– Вы не сказали, как дебютная книга называется.

– А вы не спрашивали. «Карюзлица».

– Кто это, простите?

– Бабушка, которая сначала обиделась на весь белый свет, а потом ребятишки вернули ее к жизни. Это сборник детских сказок. Первыми их восторженными слушателями стали наши с Аней малыши. Заставляли читать на ночь одни и те же истории по десять раз…

– Придется писать продолжение, пока на память не выучили.

– В принципе, есть предложения от издательств. В том числе на книгу для взрослых. Готов план и второго сборника для детей, но сейчас все силы у Ани уходят на Варю.

– А вы о мемуарах не подумываете?

– Разговоры на эту тему со мной заводили неоднократно, но пока отказываюсь. Не думаю, что это так уж нужно публике. Подобного рода литературы хватает и без меня.

– Хотя бы чужие труды читаете?

– Если это не имеет отношения к футболу. Он и так занимает много места в моей жизни.

– Но не все. На бизнес время ведь остается?

– По минимуму.

ДЕНЬГИ СЧЕТ ЛЮБЯТ

– Слышал, недавно вы купили крупный пакет акций регионального банка.

– Да, это мои инвестиции в будущее, если хотите, материализованные мысли о завтрашнем дне. В банке работают мои друзья, которых знаю полтора десятка лет. Вполне могу им доверять.

– Где находится головной офис?

– В Ростове-на-Дону.

– Там лихие ребята водятся!

– Думаю, самое плохое уже позади. Были определенные проблемы с прежним акционером «Донактивбанка», у которого мы, собственно, и выкупили акции. Теперь я с товарищами контролирую весь пакет.

– Сколько принадлежит лично вам?

– Четверть. Двадцать пять процентов.

Еще аргумент: в банке работает мой брат Алексей. Перетащил его из Луганска.

– Какую должность родственнику подыскали?

– Старшего менеджера по валютным операциям. Голова светлая, пусть трудится на общее благо.

– Значит, теперь храните собственные деньги у себя же в банке?

– Можно так сказать. И друзей призываю следовать моему примеру. В том числе одноклубников.

– Прислушиваются к совету?

– Еще бы! Среди наших клиентов есть известные люди, имена которых по понятным причинам не стану афишировать. Мы ведь и счета открываем, и зарплатные карты выпускаем, и кредиты предоставляем… Предложений и запросов очень много!

– А если, допустим, я попрошу в долг?

– Рассмотрим заявку. Проволочек у нас минимум, кредит оформляем быстро и под хороший процент.

– Уточните, пожалуйста, условия, господин банкир.

– Смотрю, вы всерьез нацелились! В рублях можем дать процентов под семнадцать годовых. Мы ведь сами берем по пятнадцать-шестнадцать…

– У вас ведь, кроме банка, есть еще агентство по прокату лимузинов?

– Им занимается Светлана, экс-супруга. Она там и директор, и управляющая. Но если требуется мое участие, конечно, помогаю. Не скажу, что в нынешней ситуации это самый успешный бизнес, однако на плаву держится, затраты окупает.

– А вы на чем в пространстве перемещаетесь?

– Служебная машина у нас в клубе Rexton, на ней в основном и езжу по Казани. В Москве стоит Range Rover, купленный четыре года назад, пользуюсь им, когда наведываюсь сюда. Дизельный двигатель, стандартная комплектация, никаких «фаршированных» пятисотсильных наворотов… Нормально!

– Словом, за новинками автопрома не гоняетесь?

– Не вижу смысла. Есть в жизни вещи поважнее понтов. Лучше потратить деньги на семью, на детей.

– Родителей из Луганска так и не забрали?

– Вопрос практически решен. Мы с Аней несколько лет назад построили таун-хаус в Куркино, теперь же я купил жилье в поселке «Эдем» под Новогорском. Это, считайте, по соседству. Чтобы было удобнее друг к другу в гости ездить. Ремонт в доме уже завершен, вот привезут мебель, и мама с папой смогут перебираться.

– Новогодние праздники встречали вместе?

– В этот раз не получилось. К нам с Аней заглянул на огонек Рома Шаронов с семьей. Он предполагал уехать из Казани на каникулы, но из-за операции на ноге остался в городе.

– Режим нарушали?

– Без отягчающих последствий.

– Шампанское? Коньяк?

– В меру.

– А кальян?

– Я ведь уже объяснил: не моё. Как и сигареты. Если уж очень захочется, выкурю сигару. Но и это случается раз в три года. И непременно вне дома. Табачный дым вреден для малышей.

– Бессонные ночи из-за подрастающего поколения у вас часто выдаются?

– Скорее, бывает сон в рваном ритме. К Варваре по «тревоге» встает Аня, к Ване и Сене обычно я.

– Заслуги перед родиной в зачет не идут? Мол, папе надо отдыхать, у него работа трудная.

– Сам не соглашусь на подобные послабления, прекрасно понимаю, как тяжело жене управляться с домашними делами. Да, у нас есть няня, но все равно основная нагрузка лежит на Ане. Для меня в радость ей помогать. Если бы каждый день кормил да купал детей, менял им подгузники и укладывал спать, может, притомился бы от этого занятия, но, поскольку дома бываю не слишком часто, стараюсь не упускать шанс повозиться с малышней.

Вот и сейчас Семен с Ильей меня заждались, вежливо дают понять, что папа слишком увлекся разговором с чужим дядей. Я пойду к ним, вы уж меня простите…

Сергей СЕМАК

Родился 27 февраля 1976 года.

Клуб: «Рубин» Казань.

Амплуа: полузащитник.

Рост 178 см, вес 73 кг.

Карьера: воспитанник училища олимпийского резерва (Луганск), выступал за «Пресню» Москва (1992), «Карелию» Петрозаводск (1992), «Асмарал» Москва (1993), ЦСКА (1994-2004), французский «Пари Сен-Жермен» (2005-2006), «Москву» (2006-2007), в «Рубине» с 2008 года. В чемпионатах России сыграл 400 матчей (второй результат в чемпионатах России), забил 92 мяча. В чемпионатах Франции сыграл 26 матчей, забил 1 мяч.

Достижения: трехкратный чемпион России (2003, 2008, 2009), обладатель Кубка России (2002), Суперкубка России (2004), Кубка УЕФА (2005). Рекордсмен ЦСКА по числу сыгранных матчей (282) и забитых мячей (68) в чемпионатах России. Бронзовый призер чемпионата Европы (2008). Заслуженный мастер спорта. В 2002 году признан футбольным джентльменом года.

Сборная: за сборную Семак сыграл 64 матча, забил 4 мяча.

P.S.

Но в итоге извиняться перед Сергеем пришлось мне. За употребленное в беседе с главным тренером «Рубина» одно-единственное слово. В интервью с Бердыевым, напечатанном в последнем номере «ССФ» за 2009 год, я сослался на разговор с Семаком и сказал, что Сергей пожаловался, мол, премиальные команде не повышали на протяжении нескольких лет. Курбан Бекиевич внес существенное уточнение в реплику капитана. Семак, увидев публикацию, упрекнул меня в неточности: он не жаловался. Что, собственно, и подтверждается приведенным выше текстом. Сергей Богданович отвечает за каждое сказанное, а теперь и напечатанное слово…